Peskarlib.ru: Русские авторы: Сергей БАРУЗДИН

Сергей БАРУЗДИН
Светлана-пионерка

Добавлено: 17 августа 2014  |  Просмотров: 2470


Светлана выросла

Была когда-то Светлана маленькой, а стала — большая. Ходила она раньше в детский сад, а потом в школу пошла. И не в первый класс она теперь ходит, не во второй, а уже в третий.

Вот однажды после уроков пришла в третий класс старшая вожатая. Она сказала, что завтра, в Ленинский день, ребят будут принимать в пионеры. Вожатая стала называть фамилии.

Девять мальчиков и девочек, которых должны были принимать в пионеры, знали об этом. И десятая, Светлана, тоже знала. И всё-таки каждый беспокоился, назовёт ли его вожатая.

— Сергеева, — наконец сказала вожатая.

Светлана успокоилась.

— Ольга Ивановна, а где нас будут принимать? — спросила она.

— На Красной площади, — ответила Ольга Ивановна.

От школы до дома недалеко. Размахивая портфелем, Светлана пробежала через скверик — вот и её подъезд. Толкнула дверь, помчалась вверх по лестнице и вдруг столкнулась с каким-то человеком.

— Ой! — вскрикнула Светлана.

Она подняла голову и увидела незнакомого дедушку. Усы у него белые-белые и волосы из-под кепки видны — тоже белые.

Некогда было Свете. Она ничего не сказала, только вздохнула и помчалась дальше.

— Ничего не поделаешь! Занят рабочий класс! — сказал человек, провожая Светлану глазами.

А Света прибежала домой и стала рассказывать, что завтра её примут в пионеры на Красной площади.

— Это хорошо! — сказала мама. — Значит, надо тебе подготовить пионерскую форму.

— Пионеры-то пионеры, а зачем так бегать? — проворчала бабушка. Гляди, совсем запыхалась!

— У-у-у! — загудел маленький братишка Алёшка, словно удивившись. На самом деле ничего другого он и сказать не умел.

Настал следующий день. К двенадцати часам ребята собрались на Красной площади. Апрельский день был хорош, и вожатая разрешила снять пальто.

— Ради торжественного случая, — добавила она.

Ребята сняли пальто, сложили их на одну из каменных трибун, а сами стали в линейку возле Мавзолея. Мальчики — в белых рубашках и тёмных брюках. Девочки — в белых кофточках и тёмных юбках.

Ольга Ивановна обошла ребят.

— Торжественное обещание никто не забыл? — спросила она.

— Не забыли, — сказала Светлана, и эти слова повторили несколько нестройных голосов.

Все волновались.

А вокруг собрались люди — учителя, вожатые, ребята из старших классов и просто прохожие.

— Подождите, — сказала Ольга Ивановна, — я сейчас!

Она отошла в сторону и тут же возвратилась, но не одна. Рядом с ней шёл какой-то дедушка. Усы у него белые-белые и волосы из-под кепки видны — тоже белые.

Ребята посмотрели: кто это?

Света посмотрела: вроде знакомый дедушка. Где же она его видела?

— Ребята, — сказала Ольга Ивановна, — к нам пришёл старый коммунист Андрей Андреевич Архипов. Он вместе с Лениным боролся за народную власть. Вот почему мы попросили товарища Архипова принять вас в пионеры, в семью юных ленинцев!

Старый коммунист посмотрел на ребят.

— Дорогие мои друзья! — сказал он. — Совсем недавно ребята одного отряда приняли меня в почётные пионеры. Я очень горжусь этим. Ведь пионерский галстук не просто отличает пионера от непионера. Пионерский галстук — частица нашего красного знамени. Цвет галстука — это цвет крови, пролитой вашими старшими товарищами в боях за народное дело. У пионерского галстука три конца, и это значит, что пионеры — верные помощники комсомольцев и коммунистов.

Вас принимают в пионеры на Красной площади. Поэтому мне хочется вот о чём вспомнить. Было это давно, много лет назад, в день Первомайского праздника. Здесь, на Красной площади, проходила демонстрация. Мимо кремлёвской стены шли рабочие, служащие, студенты. Демонстрация была небольшая — в то время много людей уехало на фронт, защищать от врагов свою страну. Около кремлёвской стены, рядом с нами стояли Владимир Ильич и Надежда Константиновна. Ильич спрашивал нас о работе, интересовался нашим здоровьем. Вдруг на площади появились грузовики с ребятами. У ребят были маленькие красные флажки.

Ленин первый заметил ребят, пошёл навстречу, стал махать им сначала рукой, а потом кепкой. Мы пошли за ним.

«Это будут настоящие люди», — сказал нам Ильич, показывая на ребят.

Мне очень хочется повторить вам, дорогие друзья, эти слова. Будьте настоящими людьми! Боритесь за счастье для народа, для всех людей на земле!

Загремели трубы горнистов.

«Я, юный пионер…» — зазвучали над площадью слова торжественного обещания. Ребята произносили их все вместе, хором, и от этого слова казались ещё более праздничными, торжественными.

А потом старый коммунист стал по очереди подходить к ребятам и повязывать им пионерские галстуки.

Подошёл он и к Светлане:

— Поздравляю тебя, Светлана! Будь хорошей пионеркой!

— Спасибо! — сказала Светлана, а сама очень удивилась: откуда старый коммунист знает её имя?

Вскоре все стали расходиться по домам. Светлана вместе с подружками тоже собралась было домой.

Вдруг слышит — её кто-то зовёт:

— Нам с тобой, кажется, по пути, Светлана?

Света обернулась, посмотрела — а это Архипов её зовёт. Тут она сразу вспомнила: «Вот, оказывается, где я видела Архипова! Вчера на лестнице…»

Она подошла к Андрею Андреевичу:

— А как вы узнали, что я Светлана?

— Знаю, что ты Светлана, что ты Сергеева, что тебе десять лет и живёшь ты в четырнадцатой квартире, — сказал Андрей Андреевич. — Да и как не знать! Ведь ты и даже твой отец на моих глазах выросли. А разве ты не знаешь тех, кто живёт с тобой рядом?

— Не знаю, — призналась Светлана. — Только ребят знаю… — И лицо её покрылось красными пятнами. — А я не узнала вас… Вы уж не сердитесь, пожалуйста, за вчерашнее! Я даже «извините» не сказала…

— Да уж не сержусь, — сказал Андрей Андреевич. — Ну, а то, что ты сейчас сказала, — это хорошо! Это уже по-пионерски!

Поход

В третьем классе не было прежде ни одного пионера. А теперь их десять: шесть мальчиков и четыре девочки. Целый отряд!

В отряд назначили вожатую, Надю Иванову. Надя раньше сама училась в этой школе, а сейчас работает. Она уже комсомолка.

Ребята вместе с отрядной вожатой придумали много интересного: решили сходить в Зоопарк, устроить свою библиотеку…

А Виталик Невзоров предложил:

— Давайте пойдём в поход, в Сокольники!

Это понравилось всем и особенно Светлане.

Ведь они с Виталиком живут в одном доме, когда-то вместе ходили в детский сад, а теперь учатся в одном классе.

В этот день Светлана возвращалась из школы вместе с вожатой Надей.

По дороге Светлана спросила:

— Надя, а как должен поступать настоящий пионер?

— Разве ты не знаешь законы юных пионеров? — удивилась вожатая. — Вы же учили их.

— Я знаю законы, — сказала Светлана. — Пионер должен любить свою страну, хорошо учиться, быть трудолюбивым, говорить правду, защищать полезных животных, быть смелым, дружить… Это я знаю. А вот как должен поступать пионер всегда, каждый день?

— Вот так и должен поступать, как ты сказала, — ответила Надя.

Настала суббота. Кончились уроки. Ребята поехали в Сокольники. Поход начался прямо от ворот парка. Поход был небольшой, недальний, но настоящий: многие ребята даже рюкзаки с собой взяли.

И Светлана взяла заплечный мешок. А для того чтобы он был потяжелее, положила в него старые ботинки, мамин платок и три прошлогодних учебника.

Весенняя погода изменчива. То на голубом небе солнце светит, то тучи ходят.

Сегодня небо хмурится. День пасмурный, прохладный, но в парке и в такой день хорошо!

Воздух пахнет сыростью, прелой листвой и набухающими почками. На полянах, где посуше, пробиваются свежие ростки. А в низинках, в овражках кое-где лежат снежные островки.

Ребята прошли по песчаным дорожкам парка и оказались в лесу. Идут по мокрым тропинкам, смотрят по сторонам… Вдруг Виталик споткнулся и полетел прямо в лужу! Ребята только ахнуть успели!

Лужа была невелика, но на Виталика воды и грязи в ней хватило. Поднялся он грязный и мокрый с головы до ног. В ботинках — вода, пальто и брюки хоть отжимай; даже фуражка такая, как будто в ней воду носили.

— Ничего себе искупался! — попробовал пошутить Виталик, но улыбки на его грязном лице не получилось. Он весь дрожал.

— Виталик! — закричала Светлана. — Тебе надо переодеться! У меня носки тёплые есть. Зачем-то мама заставила надеть. А ещё платок в рюкзаке и ботинки.

— А я шарф сниму, — предложил Коля Шикин.

— А у меня варежки, — сказала Маша Евдокимова.

— И у меня! И я! — закричали другие ребята.

Светлана сняла шерстяные носки и отдала их Виталику. Потом достала из рюкзака ботинки и платок. Коля Шикин шарф отдал, Маша — варежки…

Виталик кое-как переоделся, отжал пальто и фуражку, лицо вытер — вроде ничего парень!

— Ну, а теперь скорее домой! — скомандовала Надя. — Боюсь, что Виталик простудится.

Ребята повернули обратно — и бегом к метро.

В понедельник Света пришла в школу и забеспокоилась: «Неужели Виталика нет? Неужели заболел?»

Вдруг видит — стоит Виталик около дверей класса как ни в чём не бывало.

— Не простудился? — спросила Светлана.

— Да нет, ничего, — сказал Виталик.

Через минуту пришла вожатая Надя.

— Не простудился, Виталик? — спросила она.

— Да нет, ничего, — ответил Виталик. — Только почихал немножко…

— Я очень рада, — сказала Надя и посмотрела на Светлану. — Помнишь, ты спрашивала меня, как должен поступать настоящий пионер? Вот так и должен поступать, как вы во время похода. Выручили товарища, поэтому Виталик и не простудился.

Кляксы

Виталик сидел на одной парте со Светланой.

Однажды учительница вызвала его к доске и попросила решить задачу. Виталик дома урок не выучил и не знал, как решать задачу.

— Плохо, — сказала Вера Николаевна. — Придётся тебе двойку поставить.

Виталик сел за парту, посмотрел на двойку и стал от огорчения грызть ручку.

Вдруг с пера упала чернильная клякса — и хлоп прямо в дневник. Как раз на двойку попала.

Светлана увидела кляксу и удивилась:

— Ты зачем кляксу посадил?

— Да я нечаянно, — ответил Виталик.

Вечером папа спросил Виталика:

— Что это за клякса у тебя в дневнике?

— Да так, нечаянно… Ты сам говоришь, что я неаккуратный человек! — объяснил Виталик, а сам подумал: «Неужели папа не заметил двойку?»

Папа больше ничего не сказал. Значит, не заметил.

Через несколько дней Виталик опять не выучил урок.

— Плохо, — сказала Вера Николаевна. — Опять придётся двойку поставить.

Виталик стоит и улыбается, будто обрадовался.

— Ты чему это так радуешься? — удивилась учительница.

А Виталик сел на место, взял ручку, опустил её в чернильницу — и хлоп кляксу в дневник! Как раз на двойку попал!

Светлана сейчас же заметила кляксу:

— Ты зачем это опять кляксу посадил в дневник?

— Да так, нечаянно, — бодро сказал Виталик.

Во время большой перемены Светлана подошла к Виталику:

— Знаешь что? Давай вместе уроки делать! Или у тебя дома, или у меня.

— Вот ещё! — сказал Виталик. — Зачем их делать… вместе?

— Вместе веселее, — сказала Светлана. — И мне веселее и тебе. Приходи сегодня ко мне.

— Ну давай… Приду, — неохотно пообещал Виталик.

С этого дня Светлана и Виталик стали вместе готовить уроки. Один день дома у Светланы, другой — у Виталика. Потом опять у Светланы, и опять у Виталика.

Светлана сидит за столом, свои уроки готовит, а Виталик — свои. Если что непонятно Виталику, он у Светланы спрашивает.

В конце недели отец Виталика посмотрел дневник: нет в нём новых клякс, зато появились две четвёрки.

— Очень рад, Виталик, что ты перестал быть неаккуратным человеком! — сказал он. — Кстати, когда увидишь Светлану, передай ей от меня привет!

Пионерский петух

В одно из воскресений ребята пошли в Зоопарк. Там в этот день был утренник — с музыкой, с песнями, с интересными играми.

Сначала ребята походили вдоль клеток со зверями, а потом включились в игру.

А игра такая: надо отвечать на разные вопросы про птиц и зверей. Кто больше правильных ответов даст, тот получит живой подарок.

Вот так, например.

«Кит — большая рыба?» — спрашивают.

«Большая! Большая!» — кричат многие ребята.

А оказывается, что кит вовсе и не рыба, а морской зверь.

Когда стали играть первый раз, Светлане не повезло. Она как раз про кита не знала. Зато Виталик ответил правильно на все вопросы и получил в подарок черепаху.

Потом другие ребята выигрывали разных зверей: один мальчик выиграл ящерицу, другой — морскую свинку, а одна очень высокая девочка, наверное, десятиклассница, — малюсенького белого мышонка. Такая большая, а ничего лучшего выиграть не смогла!

Наконец и Светлане повезло. Она быстрее и правильнее всех ответила на вопросы, и ведущий сказал:

— Сейчас мы вручим Сергеевой Свете подарок.

Светлана смотрит — а ей несут живого петуха! Петух белый, только гребень у него красный.

Светлана взяла петуха обеими руками:

— А что мне с ним делать?

— Вот бы мне такого! — вздохнула Зина.

— А ты возьми его! — предложила Светлана.

— Ой нет! Мне мама не разрешит. Она у меня строгая.

Светлана — к Виталику:

— Давай меняться: петуха на твою черепаху.

— Ну да! Черепаха интереснее!

Тогда вожатая Надя посоветовала:

— Знаешь что, Светлана: возьми его пока к себе, а завтра принеси в школу. Мы построим курятник, разведём кур и, может быть, даже примем участие в выставке. Правда, интересно?

— Интересно, — ответила Светлана.

Ребята купили в киоске большой бумажный пакет для продуктов и опустили в него петуха. Света взяла пакет за тесёмки, и все пошли к выходу.

Здесь ребятам пришлось расстаться. Те, кто без зверей, спустились в метро, а Светлана и Виталик пошли к трамваю. Со зверями ездить в метро не разрешается.

Пока ехали в трамвае, всё было хорошо. Петух сидел в пакете спокойно. А черепаху Виталик держал в руках и даже показывал пассажирам — не всем, а самым любознательным.

Наконец приехали, сошли с трамвая и направились к дому. Светлана с петухом впереди, а Виталик с черепахой позади.

Вдруг Светлана почувствовала, что петух в пакете зашевелился. Она остановилась, а петух ещё сильнее забился — видно, хотел расправить крылья.

Как быть?

Светлана подняла пакет повыше, прижала его к себе — а пакет пустой! Это петух разорвал острыми шпорами пакет и вывалился прямо на тротуар.

— Ой, убежал! — закричал Виталик. — Лови его!

А петух уже шмыгнул на мостовую, пробежал между автобусом и троллейбусом и остановился.

Стоит себе важно посредине мостовой, переступает с ноги на ногу и одним глазом посматривает на милиционера.

Милиционер увидел рядом с собой петуха и сначала растерялся: «Откуда тут петух?» Потом нагнулся, чтобы поймать его, а петух уже топ, топ — и в сторону! Милиционер за ним, а петух ещё быстрей от него! Виталик и Светлана бросились на мостовую:

— Это наш петух! Это наш!

А на тротуарах уже собрались люди, смотрят, как ловят петуха, и смеются.

Машины остановились, шофёры дверцы приоткрыли — тоже смеются.

Зато Виталику, Свете и милиционеру не до смеха. Еле-еле втроём поймали они петуха.

— Что ж вы так со школьным имуществом неаккуратно обращаетесь! — сердито сказал милиционер. — Петух-то небось школьный?

— Школьный! Пионерский! — ответила Светлана. — Он нечаянно у нас удрал.

— А черепаха тоже пионерская? Тоже удрала? — поинтересовался милиционер.

— Пионерская, — ответил Виталик.

— Хорошо, что она не так быстро бегает! — сказал милиционер и поднял руку.

Машины поехали, а Светлана понесла петуха дальше домой.

Дома, конечно, не ожидали такого гостя.

— Только петуха нам и не хватало! — сказала бабушка.

— Ну ничего, ничего, придётся потерпеть, — сказала мама.

— Молодец, что принесла! Мы его Алёшке покажем, — сказал папа.

Петуха посадили в ванную комнату, налили в блюдце воды, накрошили хлеба и пошли за Алёшкой.

Алёшке только десять месяцев. Поэтому его поднесли к ванной на руках. Алёшка посмотрел на петуха, а петух — на Алёшку.

— У-у-у! — сказал Алёшка.

«Ко-ко-ко!» — сказал петух, словно предлагая Алёшке отведать хлебных крошек.

Видно, они понравились друг другу.

Вечером сменили петуху воду, насыпали новых крошек и потушили в ванной комнате свет. Все легли спать.

Но в два часа ночи петух начал так кукарекать, что в ванной задрожали тазы. Все проснулись, а Алёшка заплакал.

Светлана побежала в ванную, зажгла свет — видит: петух сидит на краю умывальника и во всё горло кричит:

«Ку-ка-ре-ку! Ку-кка-рре-кку!»

Света и так петуха уговаривала и этак, а он продолжает кукарекать на весь дом.

Наконец петух угомонился, и все опять легли спать.

Только уснули, как петух снова начал кричать.

Мама проснулась и рассмеялась. Алёшка проснулся и заплакал. Бабушка проснулась и заворчала. Светлана проснулась и побежала в ванную комнату.

Ну, а папа проснулся и посмотрел на часы:

— Дочка, а нельзя этого петуха сейчас в школу отнести? Что-то он надоедать стал…

Больше уже никто не уснул, а Алёшка, как закричит петух, плачет, как замолчит, в ванную тянется — посмотреть на петуха.

Утром Светлана отнесла петуха в школу. Сначала его посадили в кладовую, а потом ребята-старшеклассники выстроили на школьном дворе большой курятник для пионерского петуха. Это его ребята так назвали потому, что петух как будто был в пионерской форме: сам белый, а гребень красный.

А Светлана и другие пионеры из третьего класса решили теперь разводить кур.

Может быть, и правда их отряд станет участником выставки.

Библиотека

В школе была библиотека. В ней много книг и для больших ребят и для маленьких. Но и читателей тоже много. Не всегда нужную книгу достанешь.

Вот пионеры третьего класса и решили устроить свою библиотеку. Пусть маленькую, но свою. Так интереснее.

Сказали об этом всем ребятам, а потом ещё и объявление повесили: «Приносите из дому по одной-две книги. Кто сколько может. Книги сдавайте Сергеевой С. и Сидорову В.»

Светлана и Вова стали собирать книги.

Виталик принёс три книги. Все три — разные сказки. Светлана взяла книги и стала их рассматривать. А Вова только на обложки взглянул и сказал:

— Ну давай! Чего их смотреть! Годятся…

Потом Маша принесла книги. Одна — стихи, а две — рассказы. Светлана взяла книжки. Интересные!

Вова опять только на обложки взглянул:

— Давай! Давай! Пригодятся…

Другие ребята тоже книжки принесли.

Светлана и Вова записали каждую книгу в тетрадку. Поставили книги в шкаф на полки. Вот и библиотеке готова.

— Теперь надо карточки завести, — предложила Светлана.

— Зачем? Какие? — не понял Вова.

— На каждого читателя, — сказала Светлана. — Будем в них записывать, какие книги кто берёт. Как в настоящей библиотеке!

Сделали сорок карточек, написали на них фамилии всех ребят.

Учительница Вера Николаевна проверила карточки.

— Молодцы! — сказала она. — Всё правильно.

— А кто у нас будет библиотекарем? Кто будет книжки выдавать? — спросила Светлана. Спросила, а сама подумала: «Хорошо бы я!»

— Это вы сами должны решить, — сказала Вера Николаевна. — Посоветуйтесь с вожатой и решите.

Светлана спросила у Нади:

— А кто у нас будет библиотекарем, кто будет книжки выдавать?

Спросила, а сама подумала: «Хорошо бы я!»

— Давайте об этом на пионерском сборе договоримся, — ответила Надя.

Пионеры собрались на сбор.

— Как вы думаете, ребята, — спросила вожатая Надя, — кого нам назначить библиотекарем?

— Я предлагаю Светлану Сергееву, — сказал Виталик. — Это она решила книжки собирать.

— И я предлагаю! — сказал Вова Сидоров. — И потом, мы вместе с Сергеевой их собирали.

Вова тоже очень хотел быть библиотекарем.

— Пусть Сидоров будет, — вдруг сказала Маша Евдокимова.

— Тогда давайте голосовать, — сказала вожатая. — Кто за то, чтобы библиотекарем была Светлана, поднимите руки… Раз, два, три, четыре, пять… Хорошо, пять человек.

Светлана тоже хотела руку поднять, но неудобно самой за себя голосовать.

— Ну, а кто за Вову Сидорова?.. Раз, два, три, четыре, пять…

Вова тоже хотел руку поднять, но неудобно самому за себя голосовать.

— Что же нам делать? — спросила Надя. — Пятеро ребят за Светлану голосуют, и за Вову тоже пятеро.

— Не знаем! Не знаем! — ответили ребята.

Тут в класс вошла старшая пионервожатая Ольга Ивановна и предложила:

— Я слышала, что Вова Сидоров не любит читать книги. Так пусть он и будет библиотекарем. Может быть, тогда он больше сам станет читать.

— Правильно! Правильно! — закричали ребята.

И Светлана тоже закричала:

— Правильно!

Вову назначили библиотекарем. Он начал выдавать книги.

Прошло несколько дней.

Однажды во время перемены ребята встретили Ольгу Ивановну.

— Хорошо бы вам ещё книг собрать, — сказала она. — Под Москвой есть один детский дом — там книг очень мало.

— Мы соберём, — согласился Виталик. — Можно много собрать.

— Соберём! Соберём! — сказали ребята.

— А что, если послать наши книги? — предложила Светлана. — А себе ещё соберём. Правда, ребята?

— Правда! Правда! — закричали ребята.

— Я не согласен! — вдруг заявил Вова. — Я не дам книг.

— Как это ты не дашь?

— Так, не дам — и всё. Ведь я библиотекарь.

— Подумаешь, библиотекарь! — возмутились ребята. — А что, книги твои, что ли?

— Зачем спорить? — сказала вожатая. — Мы пошлём книги и напишем письмо ребятам из детского дома: мол, так и так, посылают вам все наши ребята книги, все, кроме Вовы Сидорова. Он возражает.

Ребята засмеялись, а Вова сказал:

— Нет, так не надо про меня писать. Я не возражаю. Только как же с Чиполлино быть?

— А что с Чиполлино? — удивилась Ольга Ивановна.

— Ничего… — смутился Вова. — Я начал читать про Чиполлино, но не прочёл до конца. А она интересная…

— Ну, это дело поправимое! — сказала вожатая. — Мы тебе эту книгу подарим.

Так и сделали пионеры.

Все книги в детский дом послали, а одну — «Приключения Чиполлино» подарили Вове. И даже надпись на книге сделали: «Нашему библиотекарю Вове Сидорову. Люби эту и все другие хорошие книги!»

Папин галстук

Светлана возвращалась из школы. Около дома она догнала дедушку Архипова.

Андрей Андреевич шёл с сумкой — видно, из магазина.

— Давайте я помогу! — предложила Светлана.

Андрей Андреевич передал ей сумку.

— Ну что ж, помоги, — сказал он.

Светлана и Андрей Андреевич поднялись по лестнице на четвёртый этаж.

— Может, зайдёшь ко мне? — спросил Архипов. — Посмотришь, как я живу.

Они вошли в квартиру, а затем в комнату Андрея Андреевича.

— Входи, входи, не стесняйся, — сказал Архипов.

Комната у него небольшая, но не тесная — наверное, потому, что вещей в ней мало.

Светлана поставила сумку на стул.

— А это кто? — спросила она, заметив на стене две фотографии. На одной из них — мальчик в пионерском галстуке, на другой — моряк.

— Это мой сын, — сказал Андрей Андреевич. — Вот здесь — когда был пионером, а здесь — когда пошёл на флот, моряком.

— А ваш сын был пионером? — удивилась Светлана.

— Конечно, был, — сказал Андрей Андреевич. — Что же здесь удивительного? Он вступил в пионеры в двадцать четвёртом году, вскоре после смерти Ленина.

— А сейчас?

— А сейчас служит на флоте, только уже не матросом, как здесь, на фотографии, а офицером. Он капитан первого ранга. В морском штабе. Правда, со здоровьем у него не всё в порядке. Да не хочет он с флота уходить…

Светлана вернулась домой. А вечером спросила у мамы:

— А ты была пионеркой?

— Конечно, была, — сказала мама. — Я стала пионеркой в тот год, когда у нас в деревне создавали колхоз. Мы помогали взрослым бороться с врагами, которые выступали против колхозной жизни.

— И ты помогала? — сказала Светлана. — Вот молодец!

Вернулся с работы отец.

— Папа, а ты был пионером? — спросила у него Светлана.

— Конечно, был, — ответил папа. — У меня и пионерский галстук сохранился. Сейчас я покажу его тебе.

Папа достал чемодан, открыл его и вынул пионерский галстук:

— Вот смотри…

Светлана взяла в руки галстук. Он был совсем не такой, как у неё, — не шёлковый, не новый, а простой, выгоревший, с потрёпанными краями.

— У этого галстука интересная история, — сказал папа.

— Какая? Расскажи! — попросила Светлана.

— Ну ладно, садись слушай, — сказал папа. — Когда я был пионером, в немецком городе Берлине проходил первый Международный пионерский слёт. Фашисты и полицейские хотели помешать слёту: они задерживали пионеров на границах, на дорогах, в поездах, сажали их в тюрьмы. Но слёт всё равно состоялся. Пятьсот пионеров со всех концов света собрались в Берлине, чтобы рассказать друг другу, как они борются вместе со взрослыми за свободу, против войны. Мы, двадцать три советских пионера, тоже должны были приехать на слёт. Нам очень хотелось рассказать ребятам других стран о жизни в Советском Союзе, о том, как пионеры помогают коммунистам и комсомольцам. Но враги испугались советских пионеров, и нас не пустили на слёт.

— Совсем не пустили? — спросила Светлана.

— Не пустили… Но ты слушай, что было дальше. Когда пионеры всего мира узнали об этом, они послали своих делегатов к нам: сто пионеров Германии, Америки, Франции, Англии, Монголии и других стран приехали в Советский Союз. Мы познакомились с ними и подружились. Иностранные пионеры привезли нам в подарок свои красные галстуки. Этот галстук получил я от одного далёкого чёрного друга. Вот почему я и храню его с тех пор…

И папа бережно сложил свой старенький, потёртый красный галстук и убрал его в чемодан.

— Папа, а что стало с твоим чёрным другом, с тем, который подарил тебе галстук? Ты об этом знаешь?

— Да, немножко знаю. Но я расскажу тебе об этом в другой раз… Когда ты немножко подрастёшь.

— Ой, папка, — сказала Светлана, — как хорошо, что ты сберёг этот галстук! Я тоже всегда буду беречь свой.

Морской кортик

Светлана давно мечтала остаться дома одна. Ей очень хотелось самой похозяйничать, повозиться с Алёшкой, чтобы никто не мешал — ни папа, ни мама, ни бабушка.

Наконец выдался такой вечер.

Бабушка на несколько дней уехала в деревню, а папа с мамой ушли в театр.

Светлана осталась дома главной хозяйкой.

Вымыла посуду, подмела пол, полила цветы и стала с братишкой играть.

— Уж скорее бы ты, Алёшка, подрастал! — говорит Светлана, повторяя мамины слова. — Отдадим тебя в детский сад. Знаешь, как там хорошо!

— У-у-у! — отвечает Алёшка, словно соглашаясь: «Подрасту, мол! Пойду!»

Они поиграли, а в девять часов, как мама сказала, Света уложила братишку в кровать. Покачала она кровать, покачала — уснул Алёшка.

Потом Светлана разобрала свою постель и стала читать.

Сегодня хоть до ночи читать можно — никто не заругает.

Время идёт быстро. Светлана не заметила, как ночь наступила: на часах половина двенадцатого.

«Пора ложиться. А то мама и папа сейчас должны вернуться».

Она обошла ещё раз квартиру, посмотрела, всё ли убрано, заглянула в кухню и тут вспомнила:

«А ведро с мусором? Совсем забыла. Надо вынести!»

Светлана подошла к Алёшке — спит.

«Я сейчас! Быстро!»

Взяла ведро и побежала во двор.

А во дворе сегодня темным-темно. Небо покрыто тучами, не видно ни луны, ни звёзд. Только лампочки у подъездов дома еле-еле светятся.

Светлана идёт вдоль садика.

Сейчас за угол дома свернуть — и всё: там под навесом стоят ящики для мусора.

Вот и угол дома. Но что это? Перед ней на тротуаре лежит человек. От страха Светлана остановилась, ноги у неё задрожали, по спине пробежал неприятный холодок.

Светлана посмотрела по сторонам, хотела позвать кого-нибудь — никого.

А человек лежит ничком и не двигается. На нём морская форма. Фуражка отлетела в сторону. А рядом чемодан и тёмная шинель.

— Дядя! Дядя! Что с вами? — Светлана нагнулась над моряком. Подумала: «Может, пьяный?»

Моряк не ответил, только чуть слышно простонал. Значит, жив человек.

«Помогите! Человек здесь!» — пробовала крикнуть Светлана, но от волнения у неё горло перехватило.

И вдруг она сообразила:

— Подождите, подождите, я сейчас… Только не умирайте!

Человек ничего не ответил, а Светлана, бросив ведро, помчалась домой.

Забыв про всё на свете, даже про Алёшку, она влетела в квартиру, схватила телефонную трубку и набрала номер.

— «Скорая помощь», «скорая помощь»! — кричала она, пока не услышала долгожданного: «„Скорая помощь“ слушает…»

Только после того как она назвала адрес и спокойный голос ей сказал: «Машина выезжает», Светлана вспомнила про Алёшку. К счастью, он спал.

— Смотри не просыпайся! — прошептала Света и опять побежала во двор.

Человек всё так же лежал на земле.

Светлана нагнулась, послушала — дышит человек. Значит, жив.

— Потерпите, потерпите… — прошептала Света. — Сейчас всё будет хорошо! Только не умирайте!

«Почему так долго нет машины? Сколько прошло минут? Пять, наверное, а может, больше? Только бы скорей!»

Прошло ещё несколько минут, и наконец Светлана услышала звук сирены.

«Ну вот! Это она…»

Два ярких луча света врезались в темноту двора, за ними в ворота въехала машина.

— Сюда! Скорей!

Светлана бросилась навстречу машине и стала показывать дорогу. Объехав вокруг садика, машина остановилась. Из неё вышел врач в халате с маленьким ящичком в руке. Нагнулся над моряком.

— Носилки! Скорей! — приказал он вставая.

Санитар и шофёр положили моряка на носилки и поставили их в машину.

— Вещи вот, не забудьте, — сказала Светлана, передавая санитару шинель и фуражку. — Там чемодан ещё… Тяжёлый…

Санитар подхватил и чемодан.

— Он не умрёт? — спросила Светлана у доктора.

— Постараемся… Спасибо тебе, — сказал доктор уже из машины. Поехали!

На следующий день Светлана встретила во дворе Архипова.

Света поздоровалась.

— Здравствуй, Светлана, — ответил ей Андрей Андреевич.

Светлана заметила, что Андрей Андреевич сегодня почему-то грустный и неразговорчивый.

— Вы плохо чувствуете себя? — спросила она.

— Нет, я-то ничего, — ответил Андрей Андреевич. — А вот с сыном у меня беда. Приехал вчера в отпуск и не дошёл до дому — попал в госпиталь. С сердцем сделалось плохо.

— С сыном? А что с ним? — спросила Светлана.

— Сегодня уже ничего. Стало лучше. Я только что оттуда. А вчера так было, что и не спрашивай! Врач сказал, что если бы на пять минут позже привезли его в госпиталь, то не видать бы мне сына… И ведь знаешь, кто его спас? Девчурка какая-то, совсем маленькая. Она его первая заметила и не растерялась, вызвала «скорую помощь». Как бы только узнать, кто она? Ведь, наверное, она из нашего дома. Сын сказал: «Разыщи её во что бы то ни стало и передай вот это».

Андрей Андреевич развернул газету. В ней лежал кортик. Настоящий морской кортик!

— Этот кортик сын получил в начале войны, в подарок от адмирала. Видишь надпись: «За находчивость». А теперь просил передать его в подарок девочке, которая спасла ему жизнь. Кстати, ты ничего не слышала, кто эта девочка? — спросил Архипов.

Светлана растерялась.

— Нет, — сказала она сначала, а потом добавила: — Я ничего не сделала… Просто «скорую помощь» вызвала.

Теперь над Светланиной кроватью висит боевой кортик. Он принадлежал морскому офицеру Ивану Андреевичу Архипову, а теперь принадлежит Светлане. И если вы возьмёте этот кортик в руки, то прочтёте на нём надпись: «За находчивость».







Сергей БАРУЗДИН

Светлана — наша Сейдеш

Быстро растут у нас города, и Москва растёт не по дням, а по часам. Светлана росла так же быстро, как её город.

Сергей БАРУЗДИН

Про Светлану

Маленькая Светлана жила в большом городе. Она не только умела правильно говорить все слова и считать до десяти, но и знала свой домашний адрес.