Peskarlib.ru: Русские авторы: Вера Чаплина

Вера Чаплина
Тюлешка

Добавлено: 6 апреля 2007  |  Просмотров: 8566


Небольшой рыболовецкий колхоз раскинулся у самого берега Белого моря. Так близко, что во время прилива вода подбегала почти к самым домам, а когда уходила, то за нею по камням тянулись тёмно-зелёные скользкие водоросли.

Много разного зверья и птиц водится в этих местах. Тут нередко можно увидеть огромного лося, встретить на лесной тропинке медведя или выпугнуть из чащи красавца глухаря. Вот в этих-то местах и произошёл тот случай с тюленем, про который я хочу рассказать.

Поймали его рыбаки ещё маленьким. Закинули сеть, а когда вытащили, то там, среди попавшей рыбы, лежал тюлень. Он смотрел большими испуганными глазами на стоявших вокруг него людей, а если кто-нибудь подвигался чуть ближе, открывал рот и хрипло кричал.

Рыбаки завернули его в старую сеть, положили в одну из моторок и поехали домой.

Когда в посёлке стало известно, что рыбаки привезли живого тюленя, на берег сбежались все ребята. Они окружили пойманного зверя, и каждый старался дотронуться до его гладкой блестящей шкурки.

Но больше всех заинтересовался тюленем Коля. Он очень любил животных и мечтал, что, когда вырастет, будет обязательно разводить в новых морях и лесах птиц, разных зверей и рыбу и... и... быть может, даже тюленей.

— Что, понравился? — вдруг услышал он над собой голос бригадира. — Хочешь, бери себе.

Коля даже не поверил своим ушам.

— Ну да... — недоверчиво протянул он, глядя на Степана Ивановича.

— Чего «ну да», бери, да и всё. Ишь сколько у тебя помощников! — оглядел он остальных ребят. — Коллективно и выкормите.

— Выкормим, выкормим... — загалдели ребята, а Коля, не помня себя от радости, так и кинулся к тюленю.

— Да что ты, укусит! — остановил его один из рыбаков. — Сперва завернуть надо, а так не донести.

Кто-то из ребят тут же притащил кусок мешковины, на неё положили тюленя и, как на носилках, понесли к Колиному дому.

Там тюленя посадили в сарай, а сами принялись обсуждать, куда бы его поместить в дальнейшем. Придумать это оказалось делом нелёгким. Наконец после многих предложений и споров было решено устроить его в маленькой бухточке около Колиного дома. Это было самое подходящее место: с одной стороны — кусочек суши, как бы отрезанный каменной глыбой, по которой не взобраться тюленю, с другой — узкая полоса воды, — её легко огородить.

Ребята тут же принялись за работу. Притащили колья, вбили их поперёк бухточки, затянули старой рыбацкой сетью, и получилось что-то вроде небольшого и удобного загончика.

Когда тюленя пустили в загончик, то Тюлешка, как назвали его ребята, быстро сполз по камням в воду и нырнул. Вода в бухточке была чистая, прозрачная, и ребята хорошо видели, что делает тюлень. Задние ласты он вытянул, и они стали похожи на рыбий хвост, а передние — на плавники, и тюлень своим видом и движениями напоминал огромную рыбу. Он подплыл к самым кольям, около них плавал и всё лез мордой в натянутую сеть, стараясь выбраться на свободу.

Несколько раз тюлень высовывал из воды голову, но, увидев ребят, опять нырял. Тогда, чтобы дать ему успокоиться, ребята ушли. А Коля скорее побежал домой, принёс мелкой рыбы и стал её бросать тюленю. Рыба падала около самой его морды, но он даже не обращал на неё внимания и продолжал плавать около перегородки.

Не ел тюлень и на другой, и на третий день. Ребята наловили целый ворох рыбы. Коля бросал ему живую, мёртвую, но тюлень упорно отказывался от пищи.

Вообще тюлень был очень боязливый. Как только ребята подходили к заливчику, он тут же нырял и не показывался на поверхности до тех пор, пока они не уходили.

Ребята даже удивлялись, как это тюлень может столько времени не дышать, потом проследили и увидели, что на самом деле тюлень дышит. Через каждые пять-шесть минут он делал несколько еле заметных движений ластами и, не показываясь на поверхности, высовывал одни ноздри. Набирал воздух и снова погружался под воду. Ноздри у тюленя были очень подвижные. Если он выдыхал или набирал воздух, то они широко открывались, а когда уходил под воду, то плотно сжимались, и получалось так, что вода ему в нос не могла попасть. Наблюдать всё это было очень интересно, и ребята с удовольствием проводили свободное время около своего ластоногого питомца.

Одно огорчало их: Тюлешка по-прежнему отказывался от пищи. Ведь прошло почти две недели, а он ещё ни разу ничего не ел. Ребята волновались, как бы он не погиб с голоду.

Они даже пробовали собирать для него моллюсков, потому что Степан Иванович сказал, что на воле молодые тюлени их едят. Собирать такой корм было очень трудно. Ребята провозились почти целый день, а Тюлешка опять не стал есть.

Тогда решили дать ему рыбу очищенную и нарезанную кусочками.

В этот день ребята едва дождались, когда вернулись с рыбной ловли рыбаки. Помогли им подтаскивать лодки, выгружать рыбу и так старались, что рыбаки сразу заметили их усердие.

— Ну как, помощники, трудодень, что ли, вам записать? — шутя, спросил мальчиков Степан Иванович, когда вся рыба была уже выгружена на берег.

— Да нет, Степан Иванович, нам бы рыбину одну для Тюлешки, — попросил Коля и рассказал, что они хотят попробовать кормить тюленя нарезанной рыбой.

— Что ж, попробовать не мешает, — согласился Степан Иванович и тут же, выбрав из кучи, подал Коле большую рыбину. — Получай, — сказал он, — только потом изволь доложить, как твой Тюлешка её есть будет.

Коля схватил рыбу и помчался домой. Дома мать очистила её, потом отрезала кусок и, вытащив косточки, нарезала на маленькие, тонкие ломтики. Оставшуюся часть рыбы она убрала до следующего раза, а нарезанные кусочки положила в миску и отдала Коле.

Коля взял миску и отправился кормить своего ластоногого питомца. Был отлив. Вода из бухточки почти вся ушла, и тюлень лежал на камнях. Заметив подходившего мальчика, он заволновался, сполз в воду. Но воды в бухточке оставалось так мало, что тюлень даже не мог плавать. Он только шлёпал по воде ластами и всё старался уйти. Когда же Коля по торчащим камням подошёл к нему, тюлень перевернулся чуть ли не на спину, открыл рот и закричал. Тут уж Коля не растерялся, он осторожно протянул руку и положил ему кусочек рыбы прямо в открытую пасть. Тюлень тряхнул головой, но рыбу проглотил. На другой день повторилось то же самое. Однако на этот раз тюлень съел уже не один кусочек, а четыре. Теперь Коля был уверен, что его пленник будет жить.

Начав брать пищу, тюлень с каждым днём становился всё смелей и смелей.

Бывало, прежде увидит ребят и скорее спешит нырнуть, а теперь только приподнимал голову и с любопытством на них смотрел. Если же среди детей замечал Колю или слышал его голос, подплывал к берегу и смотрел в его сторону.

В том, что тюлень его узнаёт и отличает от других, Коля убедился позже. Как-то раз он заболел и несколько дней не ходил к своему любимцу. Это время его кормили остальные ребята.

В первый день тюлень не обратил внимания на отсутствие Коли. Зато к концу второго заметно волновался. Увидев детей, он подплывал к берегу, высовывался из воды и всё смотрел — нет ли среди них Коли. А убедившись, что нет, тут же отплывал в сторону.

Зато как он обрадовался, когда впервые после болезни Коля пришёл к нему. Услышав его голос, тюлень сразу вынырнул из воды. В одну минуту очутился он около берега, выбрался на камни и, тяжело переваливаясь на ластах, подполз к самым ногам мальчика.

С этого дня Тюлешка совсем перестал бояться Колю. Он даже не пробовал уклониться, если Коля его гладил, а вскоре сам начал ласкаться и, как собака, подсовывал ему под руку свою усатую морду.

Кормил теперь Коля своего питомца не только нарезанной рыбой. Ребята часто ловили и бросали ему в воду живых рыбёшек. И нужно сказать, что, хотя на суше Тюлешка был очень неповоротливый и еле двигался, в воде ни одна брошенная ему рыбёшка не могла от него уйти. Он ловил её прямо на лету, а если дети нарочно бросали рыбу в воду, моментально её нагонял и съедал. Даже удивительно, до чего он быстро мог плавать!

Глотал тюлень рыбу всегда с головы и, если даже она попадалась ему иначе, тут же перехватывал.

Большую часть дня Тюлешка проводил в воде. А наевшись и вдоволь наигравшись, он вылезал отдохнуть на большой плоский камень посередине бухточки. Это было его самое любимое место. Он мог на нём лежать часами совсем неподвижно и только изредка поднимал голову, чтобы осмотреться или повернуться на другой бок.

Почти до осени прожил у ребят тюлень. Но вот однажды ночью разразился сильный шторм. Он бушевал почти всю ночь, а утром, когда Коля пошёл кормить тюленя, он увидел, что там, где вчера ещё стояла перегородка, торчали из воды лишь несколько кольев.

У Коли даже перехватило дыхание, и, не веря своим глазам, он подбежал к тому месту, у которого всегда кормил тюленя, и, всё ещё на что-то надеясь, закричал:

— Тюлешка! Тюлешка!

Но Тюлешки нигде не было.

Сиротливо и одиноко торчал из воды камень, на котором он обычно лежал, и только вырванный штормом кол, словно живой, всё ещё бился около него.

Коля сел тут же на прибрежные камни. Поставил около себя миску с рыбой и долго-долго смотрел то на торчащие из воды колья, то на опустевший камень. Потом встал, взял миску, выбросил из неё рыбу и медленно побрёл домой.

— Ты что это нос повесил? — встретил его по дороге Степан Иванович.

— Да так, тюлень ушёл, — нехотя ответил Коля.

— Тюлень! Ну это ещё не беда. Поймаем другого, вот и опять тюлень будет.

Но другой тюлень Коле был не нужен. Ему было жаль именно этого, который к нему так привык, уже хорошо ел рыбу, да ещё прямо из рук.

Узнав о пропаже тюленя, жалели о нём и ребята.

Прошло несколько дней.

И вот как-то рано утром, когда Коля собирался вставать, распахнулась дверь, и ворвался сын Степана Ивановича — Сашка.

— Тюлень! Тюлешка нашёлся! — завопил он ещё с порога. — Собирайся скорей, идём!

На ходу одеваясь и даже не расспрашивая товарища, Коля схватил шапку и следом за Сашкой выскочил из избы.

По дороге он узнал, что вчера рыбаки на дальней луде видели несколько тюленей, что все они лежали на камнях, но, как только лодка подъехала ближе, три тюленя нырнули, а один остался. Он даже не испугался, когда кто-то из сидящих в лодке громко свистнул. Степан Иванович подумал, что это Тюлешка, и послал за Колей. Рыбаки сегодня опять едут в ту сторону, и Коля может ехать с ними.

Когда Коля с Сашей подбежали к пристани, Степан Иванович был уже там.

— Ну, живо садитесь! — скомандовал он, и ребята полезли в одну из лодок.

Они сели около самого носа на свёрнутые сети. Здесь было выше и лучше видно.

Наконец всё было готово, рыбаки уселись по местам, и лодка отошла от причала. И тут Коля увидел, что все моторки, как только вышли из залива, свернули вправо, а их моторка пошла чуть-чуть прямее. Ребята сразу догадались, что Степан Иванович хочет сначала заехать на ту луду, где видели тюленей.

Коля выпрямился и стал смотреть вперёд. Вдали виднелись острова. Разрезая холодную гладь воды, моторка быстро шла к ним. Вот она обогнула один остров, за ним — другой. На этих дальних островах ребятам никогда не приходилось бывать, и они с интересом их разглядывали.

Вот на одном острове белеет новая бревенчатая изба, а около неё аккуратно сложенная поленница дров. Но Коля и Саша знают, что в этой избе никто не живёт. Она здесь построена для всех. Любой проезжий рыбак или охотник может найти в ней приют: переждать шторм, погреться, переночевать, а потом ехать дальше.

За островом с избой ребята увидели узкую полосу суши, которая чуть-чуть возвышалась над водой. На ней совсем не росли деревья, и ребята догадались, что это и есть та самая луда, где были тюлени.

Коля привстал и впился глазами в эту узкую полоску суши, но, кроме камней, ничего не увидел.

— Да ты левей, левей смотри, — показал ему Степан Иванович. — Вон там все четыре лежат.

Коля пригляделся и действительно увидел на камнях тюленей. Они лежали совсем неподвижно, и, если бы не Степан Иванович, мальчики ни за что не отличили бы их от торчащих камней. Теперь же ребята видели тюленей совсем ясно. Звери приподняли головы и насторожённо приглядывались к приближавшейся лодке.

Коля опасался, как бы они не испугались и не уплыли, но тут Степан Иванович повернул моторку, и она пошла дальше вдоль луды, минуя лежащих зверей.

— Степан Иванович, а как же Тюлешка-то! — переполошился Коля.

— Ничего, не волнуйся, всё будет в порядке. Вот высажу вас сейчас в сторонке, чтобы тюленей не вспугнуть, а на обратной дороге заеду.

По скользким, покрытым густыми зелёными водорослями камням ребята добрались до берега. Берег тоже был каменистый, поросший серым жёстким мхом. Дальше он переходил в узкую и низкую полосу камней. Эта полоса торчавших из воды камней и называлась лудой.

Почти в самом её конце лежали тюлени. Осторожно ступая, чтобы не напугать отдыхающих зверей, ребята направились к ним. Они подошли так близко, что свободно могли разглядеть тюленей.

Один из них лежал немного в стороне и был меньше других. Коля хотел рассмотреть его получше, но в это время у Саши из-под ног посыпались камушки, и все тюлени, мгновенно соскользнув с камней, скрылись под водой.

Через некоторое время они вынырнули и с любопытством стали глядеть на ребят.

— А что, если позвать? — в нерешительности проговорил Коля.

— Да разве он придёт? — возразил Саша. — Ишь как нырнул, совсем как дикий. А может, это и есть дикий, вроде на нашего не похож...

Коле тоже казалось, что этот тюлень на его Тюлешку не очень похож, но он всё же решил попробовать его кликнуть.

— Тюлешка, Тюлешка! — закричал он и взмахнул рукой, будто бросая рыбу.

Три тюленя тут же скрылись под водой, а один остался и даже... или, быть может, Коле почудилось, что он чуть приподнялся из воды и стал приближаться.

— Наш, наш! — закричал не своим голосом Сашка.

— Молчи — напугаешь, — ткнул его в бок Коля.

Если бы это было не в такую минуту, то Сашка обязательно дал бы сдачи. Но сейчас, стерпев обиду, он замолчал, чтобы действительно не напугать тюленя.

Тюлень подплыл к самому берегу, но вылезать на камни не стал. И сколько его ребята ни звали, сколько ни манили, продолжал оставаться в воде.

— Ладно, пускай плавает, — решил наконец Саша. — Приедет отец, попросим, он сетями Тюлешку словит. А то хуже как бы не сделать.

Дети сели на берег и стали ждать Степана Ивановича. Время тянулось томительно долго, и Коля боялся, как бы тюлень не уплыл. Но тот по-прежнему держался неподалёку от берега и, по-видимому, никуда не собирался уплывать.

Наконец издали послышался долгожданный стук моторки. Саша вскочил и, перепрыгивая с камня на камень, побежал к тому месту, где их высадили, а Коля остался караулить тюленя.

Не прошло и получаса, как показался бегущий обратно Сашка.

— Отец говорит, ничего не выйдет, — еле переводя дух, сказал он, подбегая к товарищу. — Только сеть на камнях порвём, а тюленя всё равно не поймать.

Этого Коля совсем не ожидал. Но, посмотрев на торчавшие из воды острые камни, понял, что Степан Иванович прав, и молча побрёл за Сашей.

Увидев печальные лица мальчиков, Степан Иванович засмеялся:

— Ну вот, опять носы повесили! Завтра приедем и придумаем, как вашего тюленя поймать, а пока марш в лодку.

Ребята послушно сели в лодку, и моторка быстро пошла вперёд.

Когда они проезжали мимо того места, где оставили тюленя, то увидели, что он ещё там.

— Тюлешка! Тюлешка! — громко, во весь голос крикнул Коля.

Тюлешка быстро повернул к нему голову, но, видно, испугался моторки и нырнул. У Коли даже навернулись на глаза слёзы — так ему было жаль оставлять здесь Тюлешку.

Он отвернулся и стал смотреть в другую сторону.

— Коля, Коля, Тюлешка-то за нами плывёт... — вдруг услышал он над самым ухом порывистый шёпот товарища.

Коля быстро повернулся. И действительно, в каких-нибудь ста шагах от лодки плыл за ними тюлень. Он беспрестанно высовывался из воды и будто старался заглянуть в лодку.

— Да ты встань, встань, ишь как тебя выглядывает! — крикнул Степан Иванович сидевшему Коле.

Коля вскочил и стал звать тюленя. Тюлень перестал высовываться из воды и уже уверенно поплыл за лодкой. Ребята беспокоились, как бы он не отстал, но Степан Иванович, едва только замечал, что тюлень плывёт тише, тут же замедлял ход моторки, и тюлень опять догонял их.

Так они доплыли до самого залива. Лодка вошла в залив и уже приближалась к пристани, когда тюлень вдруг начал волноваться. Он то отставал, то догонял лодку, потом вдруг стал отплывать в сторону.

Напрасно кричал и звал его Коля, тюлень всё дальше и дальше удалялся от них. Степан Иванович уже хотел догонять его на лодке, но тут тюлень повернул, и все увидели, что он плывёт к берегу.

— Степан Иванович! Степан Иванович! Это он в бухточку, к дому плывёт, посмотрите! — взволнованно закричал Коля, показывая на тюленя.

И верно, теперь было ясно видно, что он плывёт именно к тому месту, где жил.

Степан Иванович направил лодку к пристани. Не успела она стукнуться о причал, как Саша и Коля выскочили на берег и бросились к бухточке.

Они ещё издали увидели Тюлешку. Он уже лежал на своём любимом камне и отдыхал.







Вера Чаплина

Дружба

В то лето я поселилась у одного лесника. Изба у него стояла на полянке, окружённая лесом, и через усадьбу, журча по камешкам, бежал узкий ручеёк. Сам лесник Иван Петрович был ещё и охотник.

Вера Чаплина

Наш воробушек Пик

Скворечник у нас новый и красивый. Со всех сторон мы обили его корой от берёзы, и он стал похож на настоящее дупло.