Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Марчелло АРДЖИЛЛИ

Марчелло АРДЖИЛЛИ
Полицейск

Добавлено: 15 августа 2014  |  Просмотров: 1160


Город полицейских

В «Учебнике отличного полицейского» черным по белому написано:

«Все жители города делятся на:

1) заключенных (то есть обвиненных и осужденных);

2) скрывающихся от правосудия (обвиненных, но еще не арестованных);

3) привлекавшихся к судебной ответственности (обвиненных, осужденных и вновь освобожденных до следующего ареста);

4) подозреваемых (всех без исключения, кто еще находится на свободе).

Дабы каждый житель Полицейска сменил временное положение «подозреваемого» на окончательное положение «заключенного», следует как можно скорее вынести ему приговор. Собирая против него необходимые улики, отличному полицейскому надлежит: подслушивать его телефонные переговоры; проверять переписку; не спускать с него глаз; следить за тем, что он читает, говорит, думает, видит во сне. Если перечисленные меры, продиктованные исключительно интересами безопасности, не дают оснований для обвинения, это свидетельствует лишь о чрезвычайной ловкости преступника. В подобном случае колебания излишни: следует выдвинуть против него ложные обвинения и произвести арест. Подверженный энергичному допросу третьей степени, арестованный чистосердечно расскажет все, что мы хотели бы от него услышать.

Особая бдительность необходима по отношению к детям, так как давно установлено, что преступные наклонности проявляются в человеке с грудного возраста. Подвергать немедленному аресту каждого ребенка, который: бегает по газонам (задача возлагается на спецподразделения детоблавы); обнаруживает чрезмерную смышленость (под видом учеников внедрить в начальные школы надежных агентов); одевается иначе, чем все, и редко стрижется (волосы длиннее 5 см выдают преступника с головой и являются достаточным основанием для ареста); отказывается сотрудничать с полицией, что равносильно отказу от выполнения гражданского долга; непозволительно часто повторяет слова, свидетельствующие о вольнодумстве («свобода», «справедливость», «тьфу ты» и т. п.); при игре в полицейских и воров предпочитает роль вора (очевидное проявление преступного характера).

Примечание:

Так как перечислить все случаи не представляется возможным, каждый полицейский вправе арестовывать, кого считает нужным».

Как агент Икс-3 охотился за вышеупомянутым господином

О чем постоянно напоминает «Учебник отличного полицейского»? «Твоя обязанность подозревать всех, включая родного отца и мать». И агент Икс-3 (в миру Гаетано Лойяконо) только и делал, что подсматривал, проверял, вынюхивал. Он следил за соседями, знакомыми, знакомыми соседей, соседями знакомых, прохожими, за детьми, возвращающимися из школы, за женщинами, покупающими продукты на обед, за собаками без ошейника. Исполнительному и неутомимому, ему даже удалось разоблачить и передать в руки правосудия мальчугана, написавшего на лестнице дома, где жил Икс-3: «КТО ПИСАЛ НЕ ЗНАЮ А Я ОСЕЛ ЧИТАЮ».

«Твоя обязанность подозревать всех. Всех!» И Гаетано Лойяконо, агент Икс-3, снова и снова подсматривал, проверял, вынюхивал. И тем не менее душа его была не на месте. День и ночь сверхисполнительного агента изводило сомнение. Всех до единого жителей Полицейска следовало занести в картотеку, за каждым нужен был глаз да глаз, каждый подлежал проверке. А что, если кто-нибудь из подозреваемых ускользнул от бдительного полицейского ока?

Эта неотступная мысль не давала ему покоя.

Но вот в одно прекрасное утро, бреясь, он обнаружил…

– Наконец-то! Я ведь чувствовал, что за кем-то не уследил!

За кем?

– Ну конечно, за ним! – с гордостью объявил он, указывая на собственное отражение в зеркале. Разве этот человек не был жителем Полицейска? А между тем ни сам Икс-3, ни кто-нибудь другой никогда не занимался вплотную неким Гаетано Лойяконо, нахально смотревшим на него из зеркала.

Для многоопытного агента не составляло ни малейшего труда установить, что перед ним подозреваемый, совершивший в прошлом не одно тяжкое преступление. Икс-3 отлично помнил, что в детстве Гаетано Лойяконо был не чист на руку и по меньшей мере раз шесть воровал варенье из буфета, стоявшего в столовой. Бывало и похуже – взять хотя бы случай, когда он умудрился стащить у своего школьного товарища три книги и два теннисных мячика.

Икс-3 ликовал: он на правильном пути! Не теряя ни минуты, он установил за собой слежку. Он записывал на магнитофон все свои телефонные разговоры, вскрывал каждое полученное письмо, помечал, с кем виделся в течение дня. Он подсматривал, проверял, вынюхивал. Он не спускал с себя глаз (к счастью, слежка в данном случае не отвлекала его от обычных обязанностей, ведь Гаетано Лойяконо бывал там же, где и он).

– Интересно, куда он собирается сегодня? – спрашивал себя агент Икс-3. – Бьюсь об заклад – в кино, в кинотеатр «Рояль».

Вечером он записывал в блокнот:

«Сегодня вышеупомянутый Гаетано Лойяконо вышел из дома в 18.05, поздоровался с нашей привратницей и направился в кинотеатр «Рояль». В перерыве между первой и второй сериями ел мороженое. Домой вернулся пешком. По дороге встретил полицейского, которого я тоже знаю, и несколько минут с ним разговаривал. Проверить личность полицейского: а вдруг он тоже подозреваемый и состоит в сговоре с вышеупомянутым?»

Ему нужна была вся подноготная Гаетано Лойяконо, и агент Икс-3 отправился в Центральный полицейский архив. Там он извлек на свет карточку вышеупомянутого, и что же!.. В отличие от всех других карточек, на этой не значилось в правом верхнем углу: «НА ПОДОЗРЕНИИ».

– Дьявол, а не человек, – потирая руки, проворчал себе под нос Икс-3. – Ну ничего, ничего, я тебе не картотека, меня не обманешь.

Он ознакомился с отпечатками пальцев вышеупомянутого, с особыми приметами («небольшое плоскостопие») и краткой характеристикой («весьма невежествен, слабые умственные способности»).

«Я не сомневался, что иду по верному следу, – подумал неунывающий агент. – Как нам объясняли в Полицейском училище, невежество предрасполагает к преступлениям».

По вечерам, закрыв двери на все запоры, Икс-3 изучал пометки в блокноте и прослушивал магнитофонные записи собственных телефонных разговоров. И хотя личность Гаетано Лойяконо вырисовывалась все в более подозрительном свете, Иксу – 3 ничего не оставалось, как признать, что вышеупомянутый вел себя безукоризненно: ни единого ложного шага, ни одного сомнительного поступка.

– А ты хитер, – рассуждал Икс-3, – но меня не проведешь, не на того напал. Ты бы так не осторожничал, если бы не замышлял какое-нибудь черное дельце. Кто воровал варенье? То-то же! Первый неосторожный шаг – и ты у меня мигом окажешься за решеткой…

Изучив последнюю сводку, Икс-3 вздрогнул: в нем сработало шестое чувство – внутренний сигнал тревоги для каждого уважающего себя полицейского.

Сводка начиналась словами «Совершенно секретно» и, как всегда, была предельно лаконична:

«Дерзкое ограбление ювелирного магазина «Жемчуг». Сегодня ночью неизвестный злоумышленник похитил драгоценности на сумму шесть миллионов лир. Отпечатки пальцев и другие следы преступника оперативной группой не обнаружены. Кража совершена между 23.30 и 1.30».

Судорожно перелистывая блокнот, Икс-3 издал торжествующий вопль: шестое чувство не обмануло его. На страничке от 3 марта он обнаружил любопытную запись:

«Сегодня вышеупомянутый Гаетано Лойяконо остановился перед витриной ювелирного магазина «Жемчуг» и, разглядывая выставленные в ней драгоценности, подумал: «Какая прелесть! Вот бы мне такие!» После чего с нарочито скучающим видом пошел дальше, насвистывая».

3 марта, то есть какой-нибудь месяц назад, вышеупомянутый был на месте преступления! А зачем? Черт возьми, чтобы выработать план действий. Он даже мысленно признался в своих преступных намерениях: «Вот бы мне такие!»

– Нет, он от меня не уйдет, этот вор! – сказал себе Икс-3. – Но не следует и торопиться: чтобы, наконец, отправить вышеупомянутого за решетку, нужны улики. Перво-наперво проверим, что Гаетано Лойяконо делал в часы, когда была совершена кража.

Он полистал блокнот.

«Сегодня вечером вышеупомянутый вернулся домой в 22.20, выпил стакан теплого молока и в 22.30 лег спать. Проснулся в 7.00…»

Икс-3 растерялся: если вышеупомянутый спал, он не мог обчистить ювелирный магазин! Все его подозрения рушились. Возможно ли, чтобы шестое чувство обмануло его?

– Ну и дурак же я! – спохватился он через минуту. – Да ведь это его алиби! Разумеется, фиктивное. Посмотрим, чем он докажет, что безотлучно находился дома.

К несчастью, в ту злополучную ночь Икс-3 оставил своего подопечного без присмотра, поскольку сам проспал с 22.30 до 7.00.

– Не будем торопиться, – успокаивал он себя. – Мы имеем дело с опытным преступником. Интересно не только, заручился ли он свидетелями, способными подтвердить его версию, но и заслуживают ли они доверия.

Икс-3 снова обратился к верному блокноту, напряг память. Когда в 22.20 Гаетано Лойяконо вернулся домой, привратницы уже не было на месте. Как известно, вышеупомянутый жил один… Следовательно, незадолго до 22.30, воспользовавшись непростительной халатностью Икса-3, он мог незаметно выбраться из дома и ограбить магазин.

Таким образом, алиби вышеупомянутого не выдерживало критики. Подозрение по-прежнему падало на него, более того – росло. Оставалось натянуть сети и загнать в них преступника.

Икс-3 удвоил внимание, следя за каждым шагом, за каждым словом, за каждым движением мысли Гаетано Лойяконо. Очень скоро он обнаружил, что вышеупомянутый частенько думает о недавнем ночном ограблении «Жемчуга» и подозрительно вздрагивает при слове «магазин», точно вор, пойманный с поличным. Значит, рыльце у него в пушку!

Да, но краденое? Икс-3 произвел тщательный обыск в квартире Гаетано Лойяконо, однако ничего не обнаружил. Интересно, где он спрятал драгоценности? Нет, что ни говори, а дураком его не назовешь.

И все-таки он допустил промах: от внимания Икса – 3 не ускользнуло, как однажды, остановившись на улице Инквизиции, вышеупомянутый издали смотрел на знаменитый ювелирный магазин.

– Вот он, незыблемый закон! – обрадовался доблестный агент. – Как нам говорили в Полицейском училище, преступник всегда возвращается на место преступления. Прямо гора с плеч. Остается маленькая формальность – допрос. Сегодня ночью он у меня запоет!

И вот вышеупомянутый перед ним – в центре зеркала. Попался, старый знакомый! Ну и рожа – глупее не бывает. Хвалиться, конечно, не обязательно, но преступника от честного человека Икс-3 безошибочно отличал по выражению лица.

– Гаетано Лойяконо, – предупредил он допрашиваемого, – Иксу-3 все известно, поэтому советую тебе сознаться. Что ты делал в ночь ограбления ювелирного магазина?

– Я? Спал.

Какое невинное личико! Обвиняемый явно прикидывался дураком.

– Бедненький, он спал… А у тебя есть свидетели, которые это подтвердят? Боюсь, что нет…

– Клянусь вам, я говорю правду. Я лег в двадцать два тридцать и проснулся…

– В семь ноль-ноль! – с издевкой в голосе закончил за него Икс-3. – Верно, в семь ты был в постели, как раз с этого времени я возобновил за тобой наблюдение. Но чем ты докажешь, что с двадцати двух тридцати до семи оставался дома и что кража в ювелирном магазине не твоих рук дело?

– А для чего вам доказательства, если вы не спускаете с меня глаз?.. Вот тебе и на!

– Откуда ты знаешь? – возмутился Икс-3. – Еще не родился полицейский, который наблюдал бы, подсматривал, выслеживал, проверял, подслушивал, вынюхивал незаметнее, чем я. Если тебе известно, что я не спускал с тебя глаз, значит, ты сам за мной следил. Надеялся рассеять подозрения?.. Или собирался меня убить, если я докопаюсь до истины?

Этот тип в зеркале выглядел смущенным. Тем лучше! Главное – не дать ему опомниться.

– Сознавайся! – наседал на него Икс-3. – Ты всегда мечтал о драгоценностях из «Жемчуга». Кто третьего марта торчал перед витриной? Кто подумал: «Вот бы мне такие драгоценности!»

Прижатый к стенке, Гаетано Лойяконо побледнел.

– Ну я… – пролепетал он, но тут же взял себя в руки. – Мало ли кто думал то же самое… Каждый, кто останавливается перед витриной, я уверен…

– Ты прав, иначе в Полицейске не было бы стопроцентной подозреваемости. Однако против тебя не только это законное предварительное подозрение, но и весьма серьезные косвенные улики. Первая: ты воровал еще ребенком. Помнишь, варенье из буфета? А три книги и два теннисных мячика, которые ты украл, когда учился во втором классе? Неужели у тебя хватит наглости отпираться? Вторая улика: отсутствие алиби. Третья: ты следил за мной… Ну что, сознаешься?

– В чем? Клянусь, я не виновен. У меня есть алиби – я спал!

Это начинало напоминать сказку про белого бычка. Тем хуже для допрашиваемого! Как объясняли в Полицейском училище, при допросе третьей степени признание не заставляет себя ждать.

Икс-3 направил яркий свет лампы в ненавистную рожу, смотревшую на него из зеркала. Тупая, с мертвенно – бледными щеками, это была типичная физиономия закоренелого преступника.

– В последний раз спрашиваю: сознаёшься? Нет? В таком случае, пеняй на себя.

Бац!.. – это Икс-3 подкрепил последние слова звонкой оплеухой.

– Ой, больно! – Щека в зеркале стала красная, как помидор.

– Говори, где спрятал краденое! – И опять – бац!.. Отчего вторая щека тоже сделалась красная, как помидор. – Признавайся!

– Не бейте меня, я ничего не знаю, клянусь, я невиновен!

Икс-3 был в бешенстве. Как, этот замухрышка хотел добавки? Ну что ж, пусть получает… И на вышеупомянутого обрушился град зуботычин и подзатыльников, изменивших лицо в зеркале до неузнаваемости.

– Говори! – Икс-3 бил с такой силой, что невозможно было вытерпеть. – Сознавайся!

Избиение продолжалось до тех пор, пока допрашиваемый не взмолился:

– Хватит, я больше не могу, я все расскажу!..

Распухшее лицо вышеупомянутого напоминало уже не помидор, а внутренности перезрелого арбуза. Он больше не отпирался: кража в ювелирном – его работа.

Торжествующий Икс-3 сломя голову бросился в полицейский комиссариат.

– Господин Комиссар, – громко доложил он, – я знаю, кто обчистил ювелирный магазин. Гаетано Лойяконо, вот кто!

Почему же Комиссар, вместо того чтобы поздравить отличившегося агента, смотрел на него с таким подозрением? Должно быть, не расслышал, иначе он не сказал бы:

– Ювелирный магазин обокрал ты? Никогда бы тебя не заподозрил. Что с ним? Он сошел с ума?

– Это не я, господин Комиссар. Ведь я у вас работаю, я агент Икс-3. У меня ни с того ни с сего распухло лицо, иначе вы бы меня узнали. Я поймал вора. При допросе третьей степени Гаетано Лойяконо сознался. Вот протокол допроса с его подписью.

Комиссар вызвал двух полицейских и приказал им увести арестованного. Что за чушь? Почему Гаетано Лойяконо все еще на свободе, когда тюрьма плачет по вышеупомянутому…

Придя в себя, Икс-3 понял, что сидит в камере. Он постучал в дверь и услышал в ответ ехидные смешки. В его подозрительном сознании шевельнулась догадка, что двое полицейских, защелкнувших на нем наручники, – сообщники вора, обчистившего ювелирный магазин. Да, да, тут не могло быть никаких сомнений: чтобы спасти вышеупомянутого, они арестовали того, кто вывел его на чистую воду…

К счастью, Иксу-3 удалось раздобыть бумагу и ручку, и он поспешил поделиться своими опасениями с Комиссаром.

По непростительному легкомыслию, – в частности, написал он, – я никогда не подозревал этих двух полицейских, но теперь мне все ясно. Господин Комиссар, прикажите меня освободить и немедленно арестовать Гаетано Лойяконо и обоих его сообщников, которые держат меня за решеткой. С уважением. Агент Икс-3.

Как ни странно, ответа на свою записку он не получил. Объяснение этому могло быть одно: заговор оказался значительно шире, чем он подозревал.

Икс-3 снова взялся за перо. На сей раз он написал Квестору, к высшему представителю власти в Полицейске: Ваше превосходительство, в «Учебнике отличного полицейского» сказано, что наш священный долг всех подозревать. И я не без оснований подозреваю, что преступникам удалось затесаться в полицию, причем их следует искать не только среди рядовых агентов. Мои подозрения основываются на фактах. После того как я установил, что некий Гаетано Лойяконо совершил кражу в ювелирном магазине «Жемчуг», его сообщники, коими оказались – поверите ли! – два полицейских агента, посадили меня за решетку, чтобы тем самым спасти вышеупомянутого от ареста. Заподозрив заговор, я обратился к господину Комиссару, хотя, должен признаться, уже тогда в глубине души у меня шевелилось слабое подозрение на его счет. И оно не было ошибочным: теперь мне ничего не стоит доказать, что сам господин Комиссар замешан в этом грязном деле. Он продолжает держать меня за решеткой, а вышеупомянутый Гаетано Лойяконо и оба полицейских гуляют на свободе. Ваше превосходительство, прикажите разобраться. В противном случае я могу подумать невесть что. Правда, лично Вас я никогда не позволю себе подозревать. Преданный Вам агент Икс-3.

Но и на этот раз ответа он не получил. Неужели даже сам Квестор!..

А вышеупомянутый Квестор, прочтя записку, почесал в затылке и сказал:

– Ой, не нравится мне эта подозрительная история. Арестовать всех вышеупомянутых!







Марчелло АРДЖИЛЛИ

Архитектория

Любой мальчишка в Архитектории, если вы спросите, кем он будет, когда вырастет, поднимет вас на смех. Что за вопрос! Ну конечно, архитектором!

Марчелло АРДЖИЛЛИ

Олимпийск

Как только зажигается зеленый сигнал светофора, пешеходы устремляются на пешеходную дорожку.