Peskarlib.ru: Русские авторы: Альберт ИВАНОВ

Альберт ИВАНОВ
Как Хома самое лучшее выбрал

Добавлено: 6 апреля 2007  |  Просмотров: 4399


Решил Хома узнать, что на земле самое лучшее. Эта странная мысль всем приходит в голову. Рано или поздно.

Сначала он к Суслику зашёл. Лучшему другу. И спросил:

— Что лучше всего на свете?

— Из еды? — переспросил Суслик. — Молодой сладкий горошек!

— С тобою всё ясно, — вздохнул Хома. И двинулся дальше. К Зайцу заглянул.

— Что лучше всего на свете?

— Нора просторная, — любовно оглядел Заяц-толстун свою большую нору. Бывшую барсучью.

Снова вздохнул Хома. И дальше пошёл.

— Что лучше всего на свете? — обратился к Ежу Хома.

— Жизнь, — быстро ответил старина Ёж.

У него Хома задержался подольше. Такой ответ его больше устраивал. Серьёзный ответ.

— А какая жизнь?

— Здоровая, — снова быстро ответил Ёж.

— Долго жить и не болеть? — уточнил Хома.

— В точку.

— И всё?

— Всё.

— И друзей не надо? — схитрил Хома.

— Надо. Будешь долго жить — друзья найдутся. Будешь здоров — без друзей не останешься.

Вот тебе и мудрец! Попробуй тут мудрым быть, если тебя хвори одолевают.

«А про жизнь он, кажется, верно ответил, — подумал Хома. — Конечно, жизнь — лучше всего на свете. Но...»

Но чувствовал, в ответе Ежа чего-то не хватает. Важного. Без чего и жить нельзя.

И вновь пустился в путь Хома.

К доктору Дятлу завернул в роще.

— Что лучше всего на свете? Только не говори, что здоровье! Это я уже слышал.

— А чего ж тебе ещё надо? — удивился Дятел.

— Сам не знаю. Но мне нужен такой ответ, чтобы я сразу сказал: «Верно!» — и домой вернулся.

— А что тебе другие говорили?

— Если всё вместе собрать, то получится: здоровая, без болезней, долгая жизнь в просторной норе, полной вкусных припасов.

— И тебе недостаточно? — вновь удивился Дятел. — Тогда я тоже добавлю. Интересная работа!

— Головой по стволу долбить? — усмехнулся Хома.

Дятел не обиделся.

— Лечить всех. Деревья, зверей и птиц.

— Неплохо, — похвалил Хома. И дальше пошёл. Пришлого Кабана встретил.

— Что лучше всего на свете?

Хома думал, что Кабан жёлуди назовёт. Но Кабан оказался значительно умнее самого себя.

— Жить так, как хочется! — заявил он.

— Ничего, — одобрил Хома. И углубился в рощу. Опять не повернул домой.

Лису увидел. И сразу предупредил:

— Ты меня сегодня не тронь, я важным делом занят. Обещаешь?

— Обещаю, — вмиг согласилась Лиса. Она была ужасно любознательной. И, главное, сытой сейчас.

— Опрос провожу, — на всякий случай сказал Хома. — Что на свете самое лучшее?

— Наряды красивые, — сладко улыбнулась Лиса. — Лучше моей шубки ничего на свете нет! Такая лёгкая, что и не чувствуешь!

— Спасибо, — кивнул Хома. И снова — в путь. Волка увидел.

Волк тоже пообещал его не трогать. Когда узнал, что тот по важному делу.

— Медведь поручил?

— Ага. Что лучше всего на свете?

— Сила! — сказал Волк. — Сила — самое лучшее.

— Не слабо, — оценил Хома. И к Медведю направился.

— Что лучше всего на свете? — спросил он Медведя.

— Свобода! — рявкнул Медведь, два года назад сбежавший из передвижного зверинца.

— Здорово! — восхитился Хома.

И уже было домой повернул. Но решил по пути заглянуть к Выдре.

Выдра у ручья грелась на солнышке. Любовалась широким плёсом с жёлтыми кувшинками и белыми лилиями. А на той стороне, за привольным лугом, лес зубчатой стеной зеленел. С голубым небом и облачками, словно надетыми на верхушки сосен.

— Скажи, что на свете лучше всего?

— Родина. Лучше всего — на родине.

Вот тут-то Хома и впрямь домой повернул.

Но сначала зашёл к Суслику. Лучшему другу.

Рассказал ему обо всём. И похвастался, что знает теперь ответ.

— И какой? Что ты из всего этого выбрал?

— Лучше всего на свете — жизнь... — начал Хома.

— Я так и знал, — перебил его Суслик.

— Нет, погоди. Самое лучшее на свете — это жить на свободе на родине, — закончил Хома. — Разве может быть что-то лучше?..







Альберт ИВАНОВ

Познакомьтесь с Хомой

Вот он. Обыкновенный хомяк. Щёки — во! Шубейка из недорогого меха.

Альберт ИВАНОВ

Как Хома о собачьем хвосте задумался

Не давало покоя Суслику буквально всё. Всякие глупости беспокоили. Обо всём знать хотел.