Peskarlib.ru: Русские авторы: Альберт ИВАНОВ

Альберт ИВАНОВ
Как Хома своей голове доверял

Добавлено: 6 апреля 2007  |  Просмотров: 6161


— Я однажды ушам своим не поверил, — рассказывал Суслик Хоме. — Иду в рощу, слышу — позади паровоз шумит. Чук-чук-чук-чук!.. Хотел я удрать, но не стал. Не поверил. И правда, мимо меня всего лишь мальчишка пронесся. Он паровозу подражал: локтями дергал и громко чучукал!

— Зря не поверил, — ответил Хома. — Все равно задавить мог.

— Но не задавил же!.. Слышь, а можно и глазам своим не поверить?

— Можно, — солидно кивнул Хома. — В темноте. Кромешной.

— Еще неизвестно, — уклончиво заметил Хома. Но вскоре довелось им это узнать. Убедиться воочию. Светлым солнечным днем. Светлее не бывает! Пришли Хома и Суслик в рощу. За орехами. И видят... Глазам не верят. Сидит под дубом Медведь. И кочан капусты ест. Суслик ахнул.

— Неужели медведи капусту едят? Не верю!

— Тут что-то не так, — произнес Хома.

— Как — не так? — разволновался лучший друг. — Слепой, да? Сам не видишь? Хорошо, что Зайца с нами нет. Он бы умер от огорчения. Еще один охотник до капусты — и какой!

— Не тарахти, — прервал его Хома. И подошел к Медведю:

— Приятного аппетита!

— Скажешь тоже! — пробурчал Медведь. — Только сверху — приятно. Принюхался Хома:

— Медом пахнет.

— Слабо пахнет, — поморщился Медведь. — Меду мало, капусты много. Медом не наешься, а капусту не люблю. А есть-то охота. Пришлось ее медом обмазать.

— И пошла?

— Идет помаленьку, — вздохнул Медведь. Уловил Хома пальцем упавшую с кочана капельку меду. И мазнул ее обратно на капусту.

— Спасибо, — буркнул Медведь.

— Должок за недавний суд возвращаю, — ухмыльнулся Хома.

— Ну-у, — разочарованно протянул Суслик. — А светлым днем? Солнечным? Наверняка нет!

А Суслик лишь головой покачал:

— Вот и верь глазам своим!

— А что я тебе говорил? — хмыкнул Хома.

— Ты сказал: «Еще неизвестно». И все. Значит, не знал.

— Зато ты сейчас знаешь.

— А вы не поверили, что я капусту наворачиваю? — расхохотался Медведь. — Ну, уморы!

— Я теперь не поверю, даже если увижу Лису с морковкой, — проворчал Суслик.

— А я поверю, — подмигнул Хома. — Подумаю и решу: неспроста она с морковкой выставляется. Видать, Зайца подманивает. Думать надо!

И Хома звонко-презвонко постучал кулачком по лбу Суслика. Не один бедняга Суслик, но и Медведь удивился странному звону.

— Слышал? — осторожно потрогал свой лоб Суслик. — Выходит, у меня голова пустая? — расстроился он.

— Силен звон! — пробасил Медведь.

— И ушам не верьте, — Хома разжал кулачок. В нем оказались спелые, твердые орешки. Они-то и звенели.

— Во! — поразился лучший друг.

— Сам же вчера говорил, что ушам верить нельзя, — напомнил, смеясь, Хома.

— А чему же верить? — упал духом Суслик. — Вместо паровоза мальчишка бегает, вместо меда Медведь капусту ест, вместо головы орешки звенят. Сплошная путаница!

— Нюху тоже нельзя доверять, — прогудел Медведь. — Я знавал хорька, который в жилетке из куриных перьев на охоту в курятник ходил. Там его по запаху за своего принимали!

— Ничему верить нельзя, — вконец ошалел Суслик. — Ни тонкому слуху, ни зоркому зрению, ни сильному нюху...

— Верить можно только своей умной голове, — мудро сказал Хома.

— И моей, — скромно добавил Медведь.

— А моей? — жалобно прошептал Суслик.

Они промолчали.

А ведь и правда: голова — всему Голова. И зрению, и слуху, и нюху.

Все на ней держится. Не только глаза, уши и нос.







Альберт ИВАНОВ

Как Хома главное слово подсказал

Прибежал Хома к ручью. Окунулся пару раз. В их местах это называется — «искупнуться».

Альберт ИВАНОВ

Как Хому строго судили

Мало того, что Медведь был самый большой и сильный. Он еще был и Главный судья в их краю. Судил, рядил, все споры решал.