Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай БАДЕЕВ

Николай БАДЕЕВ
Операция «Страна чудес»

Добавлено: 6 октября 2013  |  Просмотров: 1581


С какими только вопросами не обращаются к экскурсоводу!

– Вы смотрели «Лично известен» и «Чрезвычайное поручение»?

– Смотрел, интересные фильмы.

– А Тонунц? Гурген Тонунц хорош в роли Камо?

– Согласен, хорош.

– Так, – улыбались экскурсанты.

– А знаете ли вы, – в свою очередь улыбнулся сотрудник музея, – что он был моряком, служил на корабле «Семен Дежнев», участвовал в бою с фашистским линкором?

Экскурсовод, бывший морской офицер, подвел слушателей к большой географической жарте. Указка поднялась к самой северной точке со¬ветско-германского фронта, а затем метнулась по голубому полю Северного Ледовитого океана далеко вправо. И остановилась возле небольшого островка у входа в Енисейский залив.

– Вот здесь. Видите? Почти на меридиане Новосибирска...


Летом 1942 года Гитлер срочно вызвал к себе главнокомандующего военно-морским флотом Редера и группу адмиралов. Фюрер был не в духе: ни Мурманска, ни Архангельска захватить не удалось, а, как показывает аэрофоторазведка, эти порты принимают множество судов с военными грузами. Вот и сегодня получена шифровка из Японии: с Дальнего Востока Северным морским путем отправилось двадцать больших грузовых судов. Представляете, сколько оружия и боеприпасов доставят они на фронт? Фюрер ударил кулаком по столу – до каких пор германский флот будет терпеть движение русских транспортов по морям Ледовитого океана?

– Мой фюрер! – обратился Редер. – Мы пошлем в Ледовитый оке¬ан тяжелый крейсер «Адмирал Шеер», он встретит русский караван над куполом Сибири...

Адмирал Редер изложил план похода. Броненосный гигант скрытно подкрадется к острову Диксон, где находится основной опорный пункт судов, курсирующих по Северному морскому пути. Здесь они заправляются углем, здесь ждут ледоколов, здесь, наконец, мощный радиоцентр, штаб всей трассы. «Адмирал Шеер» окажется у Диксона в момент подхода туда дальневосточного каравана, он расстреляет суда, частично захватит в плен. Крейсер возьмет десантный отряд отборных эсэсовцев. Они высадятся на суда и заставят команды взять курс на наши базы. В трюмах пароходов могут оказаться самые неожиданные вещи. Изве¬стно, эта Сибирь – чудесная шкатулка: золото, пушнина, алмазы...

Адмирал Редер видел радужные картины. Несомненно, десантникам удастся захватить много золота, а также оружия, которое вывозится по Енисею из глубин Сибири. После разгрома, который учинит «Адмирал Шеер» на Диксоне, русские забудут свой Северный морской путь.

Каждая боевая операция ради секретности получает шифрованное название. Поход «Адмирала Шеера» закодировали – «Вундерланд», «Страна чудес». 16 августа 1942 года Гитлеру доложили: операция «Вун¬дерланд» началась.


В тот день из норвежского порта Нарвик, захваченного фашистами, вышел большой военный корабль. Это был «Адмирал Шеер». Стоявший на его мостике капитан первого ранга Меенсен Больхен с гордостью поглядывал на орудийные башни. Скоро им придется крепко поработать!

«Адмирал Шеер» был специально построен для дальних океанских плаваний и считался одним из сильнейших кораблей гитлеровского флота: шесть 280-миллиметровых, восемь 150-миллиметровых, шесть 105-миллиметровых, восемь 37-миллиметровых орудий, восемь торпедных аппаратов, два самолета, экипаж – 926 человек. Его называли еще рейдером (от слова «рейд» – «набег»).

А какая громкая слава у «Адмирала Шеера»! Англичане боялись его как огня. Два года назад, действуя в Атлантическом океане (даль¬ность плавания 21 500 миль, скорость 28 узлов), он потопил и захватил около двух десятков английских транспортов общим водоизмещением почти полтораста тысяч тонн. Фашисты часто передавали по радио магнитофонную ленту с записями сигналов бедствия английских судов, завидевших «Адмирала Шеера»...

«Адмирал Шеер», обогнув с севера Новую Землю, вышел в Карское море. Вскоре фашисты увидели ледяные поля. Взмыл самолет, его летчик нашел разводы, и корабль продолжал двигаться на восток.

Капитан 1-го ранга Меенсен Больхен предвкушал легкую победу. Внезапное появление крейсера в глубоком тылу – две тысячи километров за линией фронта – вызовет панику, русские разбегутся, а он войдет в порт, разнесет все в прах, захватит пленных, много пленных...

У Диксона в это время находился сторожевой корабль «Семен Дежнев». «Воинский чин» он получил в июне 1941 года, а прежде был обычным работящим грузо-пассажирским судном. Правда, и на «гражданке» у него был «чин» – он считался ледокольным пароходом.

Ледокол пробивает фарватер для торговых судов. А ледокольный пароход еще и груз песет на себе. Пояс из крепкой стали позволял «Семену», как дружески величали его моряки, сражаться со льдами в одиночку.

«Семен Дежнев» ходил в самые отдаленные места Арктики. В августе 1940 года (в те дни, когда в Атлантике пиратствовал «Адмирал Шеер») он даже открыл островок в море Лаптевых; по просьбе экипажа его назвали ласково: «Октябренок».

В начале Отечественной войны ледокольный пароход мобилизовали на военную службу: поставили четыре 76-миллиметровых и столько же 45-миллиметровых пушек, на борту вывели «СКР-19» – сторожевой корабль № 19.

В ночь на 27 августа он принимал уголь. Вдруг сообщение: к порту подходит враг. Боевая тревога!

Случилось так, что командир «ОКР-19» старший лейтенант Гидулянов находился в штабе. Но медлить нельзя было ни минуты. Помощник командира старший лейтенант Кротов приказал выходить на рейд.

Матрос Гурген Тонунц, совсем еще молоденький курсант училища, встал у пулемета, пристально вглядываясь в серую мглу. Сердце его билось учащенно: ведь предстоял первый бой.

Сильно и резко подул ветер, словно гигантской метлой сдвинув стену тумана, и Гурген увидел очертания... крейсера. Фашистский корсар открыл огонь. Вокруг сторожевика стали рваться снаряды. Осколок разбил пулемет. Тонунц бросился к пушке – помогать комендорам.

Орудия сторожевика заговорили. С кормы, где находились дымовые шашки, потянулся густой шлейф дыма.

«Адмирал Шеер» усилил огонь. Вокруг сторожевика все так и кипело. Вдруг чудовищный удар сотряс судно: прямое попадание в надстройку, повреждена палуба.

«СКР-19» продолжал двигаться вперед, закрывая дымовой завесой порт. Там, у причала, стоял пароход «Кара» – в его трюмах 250 тонн взрывчатки. Если в «Кару» угодит снаряд...

У орудия, к которому подбежал Гурген, вышел из строя почти весь расчет.

– Тонунц, снаряды! – крикнул единственный оставшийся в живых наводчик Никандров.

Вокруг сторожевика бушевал огненный смерч. Осколки хлестали по надстройкам, падали убитые, падали раненые. Тонунц подавал снаряды к орудию.

– Давай, давай! – кричал Никандров.

Тугая, горячая воздушная волна сбила Гургена с ног, он почувствовал жгучую боль в руке, закружилась голова, потемнело в глазах. Но пушка должна стрелять! Превозмогая боль, Тонунц подтаскивал снаряды.

– Молодец! – крикнул ему старший лейтенант Кротов.


Капитан 1-го ранга Меенсен Больхен, выглядывая в прорезь бронированной боевой рубки, недоумевал: тихоходный, вооруженный легкими пушками пароход... явно атаковал крейсер. Этот сумасшедший так надымил, что приходятся стрелять наугад.

А пароходик, накренившийся, с простреленными надстройками, с пробоинами в бортах, с горящей кормой, неумолимо сближался. Уж не на таран ли? Командир крейсера вдруг почувствовал страх.

– Весь огонь по судну! – приказал он.

Но пароходик, внезапно изменив курс, исчез за дымовой завесой. Но вот он как вынырнул да и рявкнул всеми пушчонками!

И вновь ушел под завесу. Орудия «Шеера» били вслед.

А через несколько минут сторожевик вынырнул из дымовой завесы в другом месте и клюнул «Адмирала Шеера» четырьмя снарядами.

С берега гулко ударило 130-миллиметровое орудие. Снаряд врезался в палубу крейсера...

И капитан 1-го ранга Больхен дрогнул. Он отдал приказ отходить.

– Посмотрите на эти огромные клубы дыма... – сказал он офицерам.

Может, он намекал: делать больше нечего – порт сметен с лица земли?


Дыма действительно было много: горело несколько бочек с соляром. А пострадало лишь одно сооружение – бревенчатая баня, в которой уже через три дня весело поддавали пару зимовщики.

Порт жил, порт работал. И вскоре он принял дальневосточный ка¬раван.


– У нас в музее, – продолжал экскурсовод, – хранится изрешеченный осколками снарядов флаг сторожевого корабля «Семен Дежнев».

– А что же с кораблем? – любопытствовали экскурсанты.

– Он получил свыше пятисот пробоин и, конечно, затонул бы, если бы не находчивость моряков: они посадили его на мель. Потом отремонтировали, и он до конца войны нес боевую вахту в Арктике. А потом «Семен» снова стал сухогрузом-работягой и по-прежнему вдоль и поперек бороздил Северный Ледовитый океан. Он ходил к Земле Франца-Иосифа, к мысу Арктический – самому труднодоступному месту океана. Не раз «Семен Дежнев» посещал и Диксон. Население встречало его цветами, а все стоявшие в порту пароходы приветственными гудками. Видели этот пароход и за границей – в Бордо и Руане, в голландском Роттердаме, в польском Гданьске, много где видели. И всюду тысячи людей приходили познакомиться с пароходом-героем... Конечно, старые раны и контузии давали себя знать, после войны он дважды «лечился» – капитально ремонтировался, один раз проходил «поправку здоровья» на благодатном юге, в итальянском порту Неаполе.

– Хоть бы глазком взглянуть на этот корабль, – вздохнула одна из девушек.

– А вы все наверняка его видели, – улыбнулся экскурсовод. – Как и Гурген Тонунц, который за тот бой получил медаль «За отвагу», он тоже стал кинозвездой. Фильм «Красная палатка» смотрели? Так вот роль парохода «Читта ди Милано» – плавучей базы экспедиции Нобиле – «исполнял» наш «Семен Дежнев». Он принимал на своем борту знаменитую итальянскую киноактрису Клаудию Кардинале, известных актеров – англичанина Петера Финча, немца Харди Крюгера... Вот какая у «Семена» судьба!







Николай БАДЕЕВ

Выходила в океан «Катюша»

– Так вот как она выглядела, наша «катюша»!

Николай БАДЕЕВ

Звезда на рубке

В музее хранится много пятиконечных звезд: золотые Героев Советского Союза, маленькие латунные с бескозырок отважных матросов, алые с рукавов комиссарских курток. А эту стальную, весом в несколько килограммов, носила на своей рубке подводная лодка «К-21».