Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай БАДЕЕВ

Николай БАДЕЕВ
«Незаможник»

Добавлено: 6 октября 2013  |  Просмотров: 1618


– А помнишь, как он в августе сорок первого «подарил» нам три танка? А как устроил «Феодосийскую побудку»?

Старые моряки, стоявшие у рулевого штурвала с эскадренного миноносца «Незаможник», говорили о корабле, словно о живом человеке.

И в самом деле, корабли как люди: у каждого своя неповторимая судьба.


Летом 1941 года фашистские полчища подошли к Одессе.

13 августа вражеские танки с солдатами на броне прорвались к берегу Черного моря.

Командир танкового батальона радировал: «Гусеницы моих танков омываются волнами Черного моря».

И вдруг испуганный возглас:

– Корабли! Русские корабли!

Впереди шел трехтрубный, низкобортный эсминец. Он сделал поворот, и с его палубы раздались частые орудийные выстрелы. Снаряды угодили в самую гущу машин. А корабль усилил стрельбу. Взлетали об¬ломки моторов, гусеницы, орудийные башни. Пытаясь вырваться ив огневого капкана, танки сталкивались и загорались.

И тут послышалось мощное «ура!» – в атаку ринулась морская пехота. Фашисты бросились наутек, подальше от моря.

А вскоре на эскадренный миноносец «Незаможник» – это он вместе с другими кораблями навес удар по врагу – поступило сообщение с берега: подбито двенадцать фашистских танков, три уведены нами в Одессу на ремонт – они будут использованы в боях; уничтожено и рассеяно свыше двух рот вражеской пехоты; поддержка с моря позволяла занять важную позицию, захвачено более двухсот автоматов, винтовок. «Молодец «Незаможник»!» – заканчивалась депеша.

А «Незаможник» спешил в Одессу пополнить запас снарядов. У моряков было приподнятое, бодрое настроение. Когда подходили к порту, командир корабля улыбнулся:

– Внимание! Проходим вблизи своей бывшей могилы.

Стоявшие на мостике тоже заулыбались.


– Когда же все-таки «Занте» пойдет бить красных?

Генерал вперил тяжелый взгляд в стоявших перед ним офицеров бе¬логвардейского флота.

– Ваше превосходительство, мы не можем укомплектовать экипаж: матросы к большевикам перешли...

– Обойдемся без них, – отмахнулся генерал. – Завтра получите полторы сотни самых лихих казаков, юнкеров, офицеров.

– Рабочие из рук вон плохо устанавливают механизмы...

– А нагайки зачем? – отрезал генерал.

Белым не терпелось поскорее ввести в бой эскадренный миноносец «Занте». Названный так в память победы адмирала Ушакова в 1798 году на острове Занте в Ионическом море, этот корабль был спущен на воду в 1916 году и находился в достройке. Оставалось закончить монтаж вспомогательных механизмов, и новехонький эсминец, вооруженный дальнобойными пушками, пойдет громить красных...

На «Занте» прибыли чубатые казаки, перетянутые ремнями юнкера, офицеры в сапогах с кавалерийскими шпорами. Новое место службы им сразу не понравилось: во-первых, палуба скользкая, того и гляди, нос расквасишь, эти мастеровые, конечно, нарочно полили ее машинным маслом; во-вторых, ничегошеньки обладатели нагайки не понимали в корабельном чреве, наполненном множеством каких-то сложных механизмов и приборов.

А Красная Армия быстро приближалась к Одессе. Белогвардейское командование распорядилось затопить «Занте», чтобы он не попал в руки большевиков. Казаки и юнкера с остервенением ломали надстройки, приборы, механизмы, бросали гранаты в котельные и машинные отделения. И вблизи Одессы отправили корабль на дно.

Два года лежал эсминец под водой. Осенью 1921 года обросший ракушками, облепленный илом корпус подняли, привели на Николаевский завод. Но как раздобыть средства на достройку эсминца? Время было тяжелое, в стране царила разруха. И тогда украинские крестьяне-незаможники (бедняки) взяли шефство над кораблем. Они послали рабочим и морякам хлеб, мясо, сахар, засеяли сотни «морских» гектаров пшеницы.

В марте 1923 года корабль был готов к боям и походам. На его корме сияли медные буквы: «Незаможник», – разве моряки могли забыть тех, кто, отрывая от себя по рублю, собрал деньги на достройку корабля!

Вся Одесса пришла в порт встречать «Незаможник». Играли духовые оркестры. Тысячи незаможных крестьян побывали на корабле.

В мировой печати появились сообщения о подъеме и восстановлении бывшего «Занте». Недобитые белогвардейцы, окопавшиеся за рубежом, пришли в ярость. Стали искать тех, кому было поручено уничтожить «Занте». Казаков обвинили в... «большевизме». Те твердили одно: не может быть, чтобы «Занте» восстановили, корабль был покалечен так, что его отремонтировать невозможно.

Но в 1925 году «Незаможник» пришел с дружественным визитом в Турцию, затем посетил Италию. Белые с нескрываемым изумлением глядели на сверкающий корабль.


Гитлер приказал взять Одессу к 20 августа 1941 года. В германском генеральном штабе было все рассчитано: пятикратное превосходство в живой силе, почти двадцатикратное в артиллерии. Начальник генерального штаба Гальдер торопил: «Войска, действующие в районе Днепра и Киева, требуют в среднем 30 эшелонов в день (боеприпасы, горючее). Эти грузы должны быть доставлены в течение 10 дней после занятия Одессы. В портах Варна и Бургас (на кораблях) имеется 65 тысяч тонн боеприпасов...»

На защиту Одессы встал «Незаможник». Ураганным артиллерийским огнем он поддерживал действия полков морской пехоты, уничтожал артиллерийские и минометные батарея.

Прошел август, сентябрь, начался октябрь, а «Незаможник» продолжал защищать Одессу.

Семьдесят три дня длилась героическая оборона Одессы, и все это время «Незаможник» был в боях. Фашисты яростно бомбили корабль. От близких разрывов бомб деформировалась бортовая обшивка, внутрь корабля поступала вода. Матросы, несшие вахту в котельном отделении, стояли по колено в воде, смешанной с мазутом, но держали нужное дав¬ление пара.

А потом была оборона Севастополя. Гитлер приказал командующему 11-й армией Манштейну взять Севастополь к 22 декабря 1941 года. Манштейн – в переводе «человек-камень» – уверенно ответил: будет сделано. На штурм города генерал бросил лучшие дивизии, они лезли напролом, не считаясь с потерями. Ряды защитников Севастополя таяли, Манштейн готовился доложить Гитлеру о захвате города. План «человека-камня» был сорван. 20 декабря «Незаможник» вместе с другими кораблями в Новороссийске принял части 79-й морской стрелковой бригады и направился в Севастополь.

Манштейн бросил против корабля армаду бомбардировщиков. У мыса Фиолент «Незаможник» атаковало свыше десятка «юнкерсов». Отстреливаясь, корабль шел сквозь столпы темно-зеленых всплесков. Прорвавшись в Севастополь, он высадил морских пехотинцев и тотчас открыл огонь по врагу.

Ни одна крупная боевая операция на Черном море не обходилась без участия «Незаможника». В том числе и знаменитая Феодосийская десантная...

Захватив этот курортный крымский городок, фашисты готовились к встрече нового, 1942 года. Гитлеровцы были уверены в безопасности – русские не рискнут выйти в зимнее штормовое море. К тому же подходы к порту минированы, а на берегу множество артиллерийских орудий, прожекторов.

29 декабря около четырех часов утра фашистов разбудил грохот орудийной канонады. Огонь был с моря... А затем произошло невероятное: «Незаможник» и другие корабли подошли прямо к причалам и высадили десант...

«Незаможник» сражался с фашистами все 1418 дней войны. Он одним из первых входил в освобожденные Севастополь и Одессу, помогал выбивать врага из портов Румынии. Все офицеры, старшины и матросы корабля были награждены орденами и медалями. И было за что: «Неза¬можник» прошел с боями 45 тысяч миль, участвовал в конвоировании 60 транспортов и танкеров. Артиллеристы эсминца потопили танкер противника, уничтожили 6 минометных и артиллерийских батарей. Зенитчики отравили более 60 воздушных атак, сбив 3 фашистских самолета.

8 июля 1945 года Советское правительство за мужество и отвагу экипажа наградило корабль орденом Красного Знамени.

После войны «Незаможник» еще долго плавал по Черному морю, на нем обучались молодые матросы.

9 мая 1948 года в день 25-летия вступления корабля в строй, на него пришли украинские комсомольцы – сыновья и дочери тех незаможных крестьян, что в трудные годы помогли возродить корабль. Они вручили экипажу шефское знамя.

Орденоносный корабль-ветеран верно служил Советской Родине, пока не сдал боевую вахту ракетоносцу. Частица «Незаможника» – рулевой штурвал был передан в музей на вечное хранение.







Николай БАДЕЕВ

Старый «Меднис»

О буксирном пароходе «Меднис» на Краснознаменном Балтийском флоте ходили легенды. Это он в начале Отечественной войны выручил крейсер «Киров», проведя его по мелководному каналу.

Николай БАДЕЕВ

На сверхсрочной службе

– Ровно метр! – восхищенно воскликнул парень. – Никакой снаряд не пробьет.