Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай БАДЕЕВ

Николай БАДЕЕВ
Корабль из легенды

Добавлено: 6 октября 2013  |  Просмотров: 1417


Эта пушка была гордостью нашего музея, около нее постоянно толпились посетители. В годы войны с фашистами она стояла на мониторе «Железняков». А этот Корабль овеян легендами, как и человек, именем которого он назван.

Ветераны вспоминали, как монитор уничтожал вражеские батареи, сражался с танками, расстреливал пехоту на речных переправах.

Пожилой колхозник из-под Новороссийска даже спел нам песню, популярную на юге в военные времена:


На Тамани, на Кубани

Славу русских моряков

Отстоял в боях с врагами

Монитор «Железняков»


И все расспрашивали о судьбе монитора. А что тут скажешь? Стоит «демобилизованный по ранению» в одном из южных портов, стоит без флага, без пушек и пулеметов, корпус используется как пристань для речных судов, и пассажиры даже и не предполагают, что они на палубе знаменитого корабля.

Нет, говорить об этом не хотелось. Отвечали коротко, неопределенно: находится, мол, где-то на юге...

Однажды сотрудники музея решили написать о боевом пути монитора в тот город, где строился «Железняков». Может быть, молодежь займется кораблем-героем, придумает, как воздать ему должное?


Осенью 1934 года на киевском судостроительном заводе «Ленинская кузница» был заложен 240-тонный речной бронированный военный корабль. Пока клепали корпус, киевляне и моряки подбирали ему имя.

– Назовем его «Железняков», – предложили черноморцы.

Анатолий Железняков, балтийский матрос, командир отрада, штурмовавшего Зимний, после победы Октябрьского восстания сражался с белогвардейцами на юге России. В одном из боев, командуя бронепоез¬дом, он получил смертельное ранение. Железнякова похоронили в Москве, но в легендах, сложенных народом, матрос остался там, где погиб. Это о нем писал поэт Михаил Голодный:


В степи под Херсоном

Высокие травы.

В степи под Херсоном курган.

Лежит под курганом,

Заросшим бурьяном,

Матрос Железняк партизан.


Предложение моряков горячо поддержали судостроители.

Монитор «Железняков» служил на Днепре, а накануне Великой Отечественной войны перешел на Дунай, где на протяжении более 120 километров проходила государственная граница Советского Союза.

На рассвете 22 июня 1941 года речную тишину разорвал грохот орудий: противник внезапно открыл огонь по нашему берегу. Корабли советской флотилии тотчас ответили. Особенно метко били орудия «Железнякова».

Через два дня «Железняков» завязал бой с пятью вражескими кораблями, пытавшимися прорваться к нашему берегу. «Железняков» решительно пошел на сближение с ними. Враг почувствовал – таранит, сам погибнет, но не пропустит, и фашисты повернули вспять.

Противник даже приуныл: где там перебраться через Дунай, когда даже на своем берегу поплескаться в воде не дает этот плавучий большевистский форт.

А лето было знойное, река манила свежестью и прохладой. Фашисты задумали искупаться ночью. Темень была хоть глаз выколи. Предвкушая наслаждение, гитлеровцы разделись, тихонько вошли в воду. Не успели окунуться, как река озарилась вспышками выстрелов.

«Железняков» стрелял всеми шестью орудиями. Многие купальщики навсегда остались в воде.

Вместе с другими кораблями флотилии «Железняков» отбивал попытки фашистов форсировать Дунай. Почти месяц они не могли перешагнуть нашу дунайскую границу.

Наконец, ценою больших потерь, врагу удалось переправиться через реку Прут и выйти в тыл флотилии. Фашисты ликовали: теперь-то экипаж монитора должен либо сдаться, либо затопить свой корабль. К Черному морю не пройти, да и делать там нечего плоскодонному речному судну, крутая морская волна перевернет его.

Но, к изумлению фашистов, «Железняков» взял курс к устью Дуная. На десятках километров пути от порта Рени до порта Измаил против¬ник подготовился к встрече с монитором. В прибрежных кустах, почти у самой воды, притаились противотанковые пушки, чуть подальше – самоходные и полевые орудия, минометы.

Позиции врага скрывались за деревьями и строениями, а «Железняков», стоило ему появиться на речной глади, был бы как на ладони.

И вот он появился. Тотчас вокруг него начали рваться снаряды, осколки застучали о броню. Когда огонь был особенно плотен, «Железняков» поворачивал к берегу, стрелял в упор. Бросая пушки, вражеские солдаты и офицеры разбегались...

А через несколько дней фашистские летчики доставили в штаб аэро¬фотоснимки. Генералы не верили своим глазам: монитор шел по штормовому морю, шел в Николаев.

А потом был Южный Буг. Матросы искусно замаскировали пятидесятиметровый корпус корабля. На мачте трепетала листвой молодая березка, на стальной палубе лежал ковер из свежей осоки и камышей, на артиллерийских башнях кудрявился кустарник. Пахло вялой зеленью и пороховым дымом: корабль беспрерывно находился в боях.

Фашисты хотели переправиться через Южный Буг у села Варваровка. И вдруг от противоположной стороны реки тихо отплыл зеленый островок и обрушил на них ливень снарядов и пуль. Гитлеровцы отступили.

В другой раз противник установил в районе Херсона батарею для обстрела наших войск. «Железняков» незамеченным подобрался вдоль берега и уничтожил ее.

Поэт Михаил Голодный написал стихотворное приветствие экипажу, оно стало песней:


Соленый ветер Черноморья

Разносит песню моряков.

На радость нам,

Врагу на горе –

Здесь монитор «Железняков».


Заткнул он глотку батарее,

С врагом закончил разговор.

И красный флаг,

Победно рея,

Под ветром хлопает в простор.


Он грозным именем героя

Был назван много лет назад.

Стихи слагая,

Песню строя,

Я это имя вспомнить рад.


Монитор наносил большие потери фашистским войскам. Командующий гитлеровской армией потребовал уничтожить корабль силами авиации.

Гм, уничтожить... Попробуй найди-ка его! Он маскируется то под небольшой зеленый островок, то под мысок. Воздушный разведчик обнаружил зеленый мысок, который на карте не значился. Прилетели «юнкерсы», сбросили уйму бомб. А мысок-то оказался настоящим.

Воздушным разведчикам приказали летать ниже, чтобы лучше разглядеть неуловимый корабль. Один из летчиков снизился над островком, а тот как ударит по самолету из всех орудий и пулеметов, и пилот так и не успел сообщить по радио о том, что островок был монитором.

Но однажды фашисты все-таки нащупали «Железнякова». Бомбежка продолжалась несколько часов. Противник объявил монитор потопленным. А он был лишь ранен: снаряды повредили дальномер, артиллерийскую башню, руль. Моряки исправили повреждения, корабль спустился в устье Днепра, обогнул Крымский полуостров, вошел в Азовское море.

Летом 1942 года «Железняков» – им командовал капитан-лейтенант Алексей Харченко – сражался на Кубани. В августе он попал в тяжелое положение: враг отрезал путь в Азовокое море. Взорвать корабль? На палубе собрались коммунисты. Они призвали экипаж спасти монитор, пробиться к морю.

Путь был один – через узкую мелкую речку Пересыпь, каждый метр которой простреливался артиллерией противника.

И «Железняков» пошел... Рвавшиеся вблизи монитора снаряды обрушивали на палубу тонны песка.

Чтобы уменьшить осадку, все матросы, за исключением мотористов и комендоров, сошли с палубы и брели рядом в воде, готовые подтолкнуть корабль. И вдруг толчок – монитор врезался в косу... А в воздухе появились бомбардировщики. «Железняков» открыл по ним ураганный огонь, а матросы лопатами и ломами расчищали путь родному кораблю...

Монитор прорвался в Азовское море. Но и там досталось! Сильный шторм выбросил его на мель, сломал руль. Моряки приделали деревянный, корабль направился в Черное море. Когда проходили Керченский пролив, фашисты выпустили по монитору более трехсот снарядов.

Тяжело раненный, усталый от непрестанной борьбы со штормами, «Железняков» добрался до Поти. Стоявшие в порту корабли приветствовали его длинными гудками.

В сентябре 1944 года «Железняков» снова прибыл на Дунай, он участвовал в освобождении Болгарии, Румынии, Югославии.

За время войны «Железняков» прошел с боями по рекам и морям свыше сорока тысяч километров, отразил 127 воздушных атак, уничто¬жил 13 артиллерийских и минометных батарей, 4 батальона пехоты, немало танков, бронемашин.


Обо всем этом работники музея и написали киевлянам. А через некоторое время авторов письма вызвал начальник музея.

– Звонили из Киева, – сказал он, – с завода «Ленинская кузница».

– По поводу нашего письма?

– Дошло ваше послание, дошло, – улыбнулся начальник. – Готовьте пушку с «Железнякова» к отправке в Киев.

Сотрудники переглянулись. Как! Отдать другому музею ценную боевую реликвию?

– Орудие будет установлено на «Железнякове», – продолжал на¬чальник. – Киевские комсомольцы вместе с теми, кто строил монитор и кто сражался на нем, восстанавливают корабль, каким он был в годы Великой Отечественной войны.

Так музей лишился орудия с легендарного монитора. Зато на вопросы посетителей о судьбе корабля экскурсоводы теперь отвечают: «Железняков» в строю!»

Снова над кораблем прославленный в боях военно-морской флаг, снова грозно глядят жерла его орудий.

«Железняков» взлетел в Киеве на огромную бетонную волну – постамент и замер там на века, олицетворяя воинское мужество и беспредельный ратный героизм моряков.

А со стапеля «Ленинской кузницы» был спущен на воду новый «Железняков» – большой океанский траулер, построенный по последнему слову техники. Эстафета боевого корабля перешла к мирному труженику морских просторов.







Николай БАДЕЕВ

Принимаю бой

– Он назывался «Туман»...

Николай БАДЕЕВ

Каспийские ловушки

Однажды известный советский флотоводец Иван Степанович Исаков долго и внимательно рассматривал хранящиеся в музее модели военных судов.