Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай БАДЕЕВ

Николай БАДЕЕВ
О чем напомнила картина

Добавлено: 6 октября 2013  |  Просмотров: 2294


В рассветном полумраке над вспененным морем сверкают вспышки орудийных выстрелов. Русский корабль «Страшный» ведет неравный бой с шестью японскими. Картина изображает сражение 13 апреля 1904 года. История поступления батального полотна в музей необычна, но об этом позже...

По традиции имя особо отличившегося корабля в свое время присваивается новому боевому судну. Со «Страшным» произошел единственный в летописях русского флота случай, когда подвиг его был увековечен в названиях... четырех боевых кораблей.


Темным, пасмурным апрельским вечером 1904 года из Порт-Артура вышло восемь русских миноносцев. Боевой приказ гласил: разыскать и атаковать японские корабли.

В отряде шел и быстроходный миноносец «Страшный». Им командовал капитан второго ранга Константин Юрасовский.

(И эсминец, и командир были новичками на этом театре военных действий. Доставленный из Петербурга по железной дороге частями, 240-тонный корабль был собран в Порт-Артуре и всего лишь два месяца назад вступил в строй. Тогда-то и принял этот эсминец Юрасовский, прибывший с Балтики, где плавал двадцать лет; в Кронштадте остались его жена и семеро детей).

Миноносцы шли с потушенными огнями. Командир и сигнальщики «Страшного» пристально всматривались в сырую темень. Одновременно не упускали из виду силуэт впереди идущего корабля.

Над морем низко нависли тяжелые тучи. Потом полил холодный сильный дождь. Толстые струи хлестали по лицам моряков, стоявших у орудий и торпедных аппаратов. Переваливаясь с вала на вал, миноносец продолжал путь.

Вскоре видимость уменьшилась настолько, что впереди идущий корабль скрылся за полосой дождя. Юрасовский продолжал вести корабль по прежнему курсу.

Когда ливень немного утих, моряки увидели лишь темную линию горизонта: кораблей не было. Может быть они прибавили ход, может быть, изменили курс...

Несколько часов «Страшный» бороздил море. Потом сквозь дождь и мрак сигнальщики заметили шестерку кораблей. Свои? С мостика «Страшного» замигал фонарь: кто идет, сообщите пароль. Ответа не последовало. Не разобрали сигнал?

Через полчаса забрезжило. Юрасовский снова запросил пароль. Ответом были... орудийные выстрелы! Японцы! Они намеренно не ответили на первый запрос, чтобы заманить русский корабль подальше в море.

Четыре орудия «Страшного» послали снаряды концевому вражескому миноносцу. С горящим мостиком и сбитой мачтой тот отвалил в сторону.

Ведя сильный огонь, японцы ринулись окружать русский миноносец.

– Матросы! – воскликнул Юрасовский. – Погибнем, но не сдадимся!

Снаряды рвались рядом, засыпая эсминец осколками.

Вдруг близ мостика раздался взрыв, вслед – другой, и «Страшный» повалился на левый борт.

– Убит командир! – пронеслось по кораблю.

Командование миноносцем принял лейтенант Малеев.

Орудия «Страшного» продолжали стрелять. То на одном, то на другом японском корабле взлетали обломки надстроек. Но и в русский миноносец попало уже около десятка снарядов. Горели каюты, из пробоин в палубе валил густой пар. Внутри корабля было сплошное железное месиво, лишь в одном котле клокотало пламя. Инженер-механик Павел Дмитриев, казалось, чудом заставлял покалеченную машину вращать гребные винты.

Японский корабль приблизился к «Страшному» в надежде пленить его...

– Минный аппарат к выстрелу изготовить! – крикнул лейтенант Малеев.

Он сам встал у аппарата и, когда вражеский корабль оказался в прицеле, дернул спусковую рукоятку. Торпеда, шипя, скользнула в воду и стремительно пошла на японца. Тот рванулся вперед, но поздно: торпеда врезалась в борт, гулко грохнул взрыв, корабль окутался дымом и паром.

К «Страшному» направился еще один японский корабль. Моряки бросились к кормовому аппарату, прицелились, но в торпеду попал снаряд, и все, кто были на корме, погибли.

Шла сороковая минута сражения.

– Инженер-механик Дмитриев убит, – доложили Малееву.

А вскоре вышла из строя последняя машина. «Страшный» потерял ход. Японские корабли снова сунулись к нему, рассчитывая пленить. Но израненный, весь в пламени миноносец отогнал их орудийным и пулеметным огнем. Стреляли лишь две уцелевшие пушки. У одной из них – пятиствольной, захваченной моряками «Страшного» на японском судне месяц назад, – действовал тяжело раненный лейтенант Малеев. Он бил и бил по японцам до тех пор, пока не упал на палубу, сраженный осколком.

Палубу эсминца усеяли убитые и раненые. Оставшиеся в живых вели огонь по противнику из пулеметов, не давая возможности японцам подойти к кораблю. Тем временем мичман Андрей Акинфиев сжигал сигнальные книги и секретные карты – они не должны попасть в руки врага. Разорвавшимся снарядом Акинфиев был убит. Старший рулевой Владимир Баранович быстро сунул документы в мешок, прикрепил балластину и швырнул за борт.

«Страшный» погружался...

И вдруг японские корабли бросились наутек – к погибавшему миноносцу шел крейсер «Баян».

На месте боя «Баян» подобрал всего лишь пятерых израненных моряков, остальные – их было пятьдесят один – погибли вместе со «Страшным».


Весть о подвиге его экипажа облетела Россию. Повсюду начался сбор средств на постройку нового боевого корабля, который бы носил это славное имя.

Спустя год в штат кораблей Балтийского флота зачислили эскадренный миноносец «Страшный». Он был почти втрое крупнее предшественника.

В тот же день – 15 апреля 1905 года – в состав Балтийского флота был включен новый эсминец «Инженер-механик Дмитриев», а в Сибирскую флотилию – «Капитан Юрасовский» и «Лейтенант Малеев». Два последних корабля были построены в Петербурге, доставлены по железной дороге во Владивосток, там собраны и опущены в море.

Накануне Великой Отечественной войны Краснознаменный Балтийский флот получил первоклассный эскадренный миноносец, на борту которого сияли литые медные буквы: «Страшный». Экипаж его защищал морские подступы к городу Ленина, огнем орудий уничтожил множество фашистских солдат, танков, бронемашин.


А чем же примечательна история картины, отображающая бой «Страшного» в Японском море? Ее написал ученик знаменитого Айвазовского Сахаров, написал вскоре после боя по рассказам непосредственных участников. А музею подарила картину семья героя – лейтенанта Е.А. Малеева: да ведают потомки, как сражались наши моряки.







Николай БАДЕЕВ

Портрет командира

– Фотографию отца? – На другом конце провода задумались. – Ну что ж, согласен! В ближайшие дни возьму машину, привезу.

Николай БАДЕЕВ

«Пойдем смело в бой!»

Удивительный путь совершили многие реликвии, прежде чем попали в музей. Небольшой шлюпочный флажок находился в январе 1904 года на крейсере «Варяг», он – свидетель героического сражения, о котором поется в бессмертной песне...