Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай БАДЕЕВ

Николай БАДЕЕВ
«Пойдем смело в бой!»

Добавлено: 6 октября 2013  |  Просмотров: 1694


Удивительный путь совершили многие реликвии, прежде чем попали в музей. Небольшой шлюпочный флажок находился в январе 1904 года на крейсере «Варяг», он – свидетель героического сражения, о котором поется в бессмертной песне:


Наверх вы, товарищи! Все по местам!

Последний парад наступает.

Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,

Пощады никто не желает!


А поступил этот флажок из... редакции французской газеты «Пти паризьен» («Маленький парижанин»).


Когда началась русско-японская война, крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» стояли в нейтральном корейском порту Чемульпо. Командовал крейсером капитан первого ранга Всеволод Федорович Руднев.

26 января 1904 года к порту подошла японская эскадра – шесть крейсеров и восемь миноносцев. Контр-адмирал Уриу прислал Рудневу ультиматум: либо русские корабли выйдут в море и сдадутся в плен, либо он расстреляет их в порту.

Два против четырнадцати! Но русские матросы не испугались.

Утром 27 января на палубе крейсера построились комендоры, машинисты, трюмные, рулевые, сигнальщики, электрики.

– Братцы! – обратился к ним Всеволод Федорович. – Мы вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна ни была. Мы не сдадим ни крейсера, ни самих себя и будем сражаться до последней капли крови. Пойдем смело в бой!

Экипаж – 570 моряков – ответил громовым «ура!».

«Варяг» снялся с якоря и взял курс в море. За ним следовал «Кореец».

На рейде стояли иностранные военные корабли. Команды французского крейсера «Паскаль», итальянского «Эльба» и других судов восхищались храбростью русских моряков. Французы приветствовали «Варяга» мощным «ура!», итальянцы исполняли русский марш. Только на палубе американской канонерской лодки «Виксбург» было безлюдно.

Японская эскадра рванулась наперерез «Варягу». На мачте адмиральского броненосного крейсера «Асама» взвился флажной сигнал: новое предложение сдаться.

«Варяг», не отвечая, продолжал идти навстречу врагу.

– Стрелять по «Асаме»! – приказал Руднев. – Бронебойными!

Шестидюймовые снаряды кромсали японский флагман. Контр-адмирал Уриу растерялся: он торжественно обещал императору привести новейший русский крейсер в качестве трофея. А тут... Русские снаряды снесли мостик, повредили кормовую башню, вызвали пожар... Убит командир «Асама», сражены осколками десятки матросов.

Море вокруг «Варяга» бурлило от взрывов снарядов. Крейсер получил множество прямых попаданий, на палубе лежали убитые. Разрушения в корпусе оказались настолько тяжелыми, что продолжать сражение было немыслимо. Моряки решили открыть кингстоны, чтобы «Варяг» не попал в руки врага.

На помощь варяжцам – среди них было около двухсот раненых – вышли катера и шлюпки с иностранных кораблей. Только американцы не принимали никакого участия в спасении героев. Когда одна из шлюпок, наполненная ранеными, поравнялась с канонерской лодкой «Виксбург», с мостика послышался резкий окрик ее командира капитана второго ранга Маршалла: «К борту не подходить!»

Зато горячее участие в спасении наших моряков приняли французы. Кочегар крейсера «Паскаль» Эжен Салон под обломками разрушенной надстройки нашел кока Степана Прилешского, истекавшего кровью. Салон наскоро перевязал матроса, перетащил его на катер.

Но когда катер отошел от «Варяга», Прилепский неожиданно бросился в воду и поплыл к покачивающейся на волнах, изрешеченной осколками снарядов шлюпке, на корме которой развевалось небольшое белое полотнище с синим крестом.

– Флаг! – кричал Прилепский. – Надо снять флаг!

Эжен Салон не знал русского языка, но понял: матрос не хочет, чтобы врагу достался даже маленький шлюпочный флажок. Что ж, благородно! Но русский очень ослабел, его может затянуть в водоворот. И французский матрос поплыл на помощь смельчаку.

Сняв со шлюпки флаг, Прилепский, бережно поддерживаемый Салоном, снова взобрался на катер.

Прилепского доставили в госпиталь. Спасенный флаг он спрятал на груди, под форменкой.

Эжен Салон часто навещал друга. Увы, здоровье его ухудшалось. В один из дней 1904 года Прилепский передал Салону спасенный флаг.

– Его нужно вернуть в Россию, – сказал он. – Обещаешь это сделать?

– Флаг будет возвращен на твою родину! – ответил Салон.

Когда крейсер «Паскаль» вернулся во Францию, Салон направился в редакцию газеты «Пти паризьен», поведал о подвиге русского друга. Газета опубликовала его рассказ, а флаг «Варяга» передала русскому посольству в Париже, откуда он и был доставлен в музей.


А что с «Варягом»? Японцы подняли его и в 1916 году продали России. В начале 1917 года «Варяг» совершил переход в Англию для капитального ремонта. Когда в Ливерпуль, где стоял крейсер, пришла весть о победе Октябрьской революции, матросы объявили корабль частицей Советской республики. Лорды приказали тотчас арестовать команду, а крейсер включили... в состав королевского флота.

На запросы советских властей английские правители отвечали враньем: то «Варяг» якобы потоплен немецкой подводной лодкой, то вроде бы разбился на камнях... Так и не вернули лорды молодой Советской республике легендарный русский корабль.

Имя «Варяг» стало синонимом мужества и верности флагу. Ныне на Тихом океане плавает советский ракетный крейсер «Варяг». Гвардейский флаг, поднятый на нем в день вступления в строй, выставлен в музее рядом с маленьким флажком, спасенным Степаном Прилепским.







Николай БАДЕЕВ

О чем напомнила картина

В рассветном полумраке над вспененным морем сверкают вспышки орудийных выстрелов. Русский корабль «Страшный» ведет неравный бой с шестью японскими. Картина изображает сражение 13 апреля 1904 года.

Николай БАДЕЕВ

Подводный велосипед

Xотите посмотреть велосипед весом в шесть тонн, с багажником для опаснейшего груза? Да, да, были и такие! Один из них – он защищал морские ворота Петербурга – ныне стоит в музее.