Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай БАДЕЕВ

Николай БАДЕЕВ
Добрый почин…

Добавлено: 6 октября 2013  |  Просмотров: 1924


На Октябрьский праздник в школу пришел старый рабочий Кировского завода. Он показал ребятам потрескавшуюся от времени фотографию участников штурма Зимнего дворца 25 октября 1917 года, среди которых были люди в морской форме.

– Матросы эскадренного миноносца «Капитан Конон Зотов», строившегося на Путиловской судоверфи, – объяснил гость. – Храбрые были ребята, всей душой преданные революции.

– А кто был Зотов?

– Участник «доброго почина», – улыбнулся рабочий. – Сходите-ка в Морской музей, там расскажут подробно.

А в музее ребят подвели к витрине с двумя старинными книгами. Одна из них называлась «Устав морской о всем, что касается доброму управлению в бытность флота в море», она была издана в Петербурге в 1720 году.

– В этой книге – опыт морских сражений, накопленный нашим молодым флотом в Северной войне, – услышали школьники. – И конечно, Эзельского боя, где отличился Конон Зотов.


15 мая 1719 года на русских кораблях, стоявших у Ревеля, раздались звуки рожков: они призывали матросов ставить паруса. Сотни моряков мгновенно взбежали на реи. Вскоре корабли, оснащенные белыми крыльями, стали покидать рейд. На мачте головного развевался брейд-вымпел командира отряда капитана второго ранга Наума Сенявина. Вторым шел 52-пушечный линейный корабль под командованием капитана третьего ранга Конона Зотова.

Отряд отправился на поиск шведских кораблей. Совсем недавно их заметили у южного берега Балтики: они охраняли суда, доставлявшие хлеб в Стокгольм.

В Швеции в то время не хватало не только хлеба. Длительная война с Россией разоряла хозяйство страны. Даже самонадеянный упрямец Карл XII склонился к мирным переговорам, но пуля скосила его во время осады норвежской крепости, а к занявшей престол королеве Ульрике-Элеоноре зачастили посланцы английского двора. Доверительно нашептывали о слабости русских, о том, что мир заключать рано. Обещали помощь: английская эскадра уже идет к шведским берегам. И удалось-таки сынам туманного Альбиона уговорить королеву продолжать войну.

Властительница Швеции не желала видеть, как вырос и окреп русский военный флот. Боевые суда теперь строились не только в Петербурге. В отряде Сенявина были многопушечные корабли, искусно сработанные в Архангельске и совершившие переход вокруг Скандинавии.

А как возмужали русские моряки! Взять того же Конона Зотова. Десяти лет поступил он в навигацкую школу, а в 1704 году, когда Петр отправлял за границу группу молодых людей научать морское дело, Конон первым добровольно изъявил желание ехать в чужие края. Петр был восхищен: совсем еще юнец, а вот не убоялся отправиться в заморские страны!

Восемь лет Коноя плавал на разных морях; затвердели ладони от корабельных канатов, задубело лицо от солнца, ветра, соленых брызг.

Петр интересовался, как служит «первый охотник», а узнав, что тот преуспевает, пожаловал Конону свою «персону» – свой портрет.

Вернувшись на родину, Зотов плавал на кораблях, а в 1715 году Петр послал его во Францию, познакомиться с тамошним флотом. А потом двадцативосьмилетний моряк принял под свою команду линейный корабль.


Девять суток отряд Сенявина, неся паруса, разыскивал врага.

Вечером 24 мая сигнальщики заметили силуэты трех неизвестных судов. Шведские или нейтральные? Сенявин объявил погоню. Ветер, как назло, дул встречный. Неопознанные корабли шли ходко, чувствовалось – их ведут опытные моряки.

Всю ночь, лавируя против ветра, русские корабли одолевали волны. Скрипели блоки, гудели ванты, порывистый норд рвал паруса. На рассвете догнали. Линейный корабль, фрегат и бригантина шли... без флагов.

С русского флагмана прогремел пушечный выстрел. Он означал приказ: «Поднять свой флаг».

В ответ неизвестные корабли поставили дополнительные паруса, наддали ходу.

Сенявин пустил вдогонку еще одно ядро. И только тогда на мачтах беглецов медленно, словно нехотя, поднялись шведские флаги, а на линейном корабле – это был 52-пушечный «Вахтмейстер» – затрепетал брейд-вымпел капитан-командора Врангеля.

Заняв наветренное положение, чтоб способнее было маневрировать, отряд Сенявина завязал бой. Шведы разом ударили из всех пушек по головному кораблю и сильно повредили ему рангоут. На помощь Сенявину бросился Конон Зотов. Он подошел к противнику на короткую дистанцию, принял огонь на себя. Продолжая сближаться со шведами, Зотов ворочал то вправо, то влево, используя всю мощь бортовой артиллерии. Когда до врага остался лишь один кабельтов, пушкари усилили огонь. Не выдержав шквала ядер, 34-лушечный фрегат «Карлскрон-Вапен» и 12-пушечная бригантина «Бернгардус» спустили флаги.

А «Вахтмейстер» расставил все свои паруса и пошел наутек. Сенявян приказал: «Гнать за противником». Более четырех часов русские корабли преследовали шведского флагмана. Настигнув врага, корабли зашли с левого и правого борта и взяли его «в два огня». Капитан-командор Врангель сдался...

На шведских судах было пленено 387 человек и найдено 50 убитых, а русские имели лишь девятерых раненых.

«Все сие сделано без великой утраты людей, – доносил Сенявин Петру. – Я иду со всею эскадрой и взятыми шведскими кораблями в Ревель».

Это была первая морская победа, которую русский флот одержал, не прибегая к абордажу, победа в открытом море. Петр назвал ее «добрым почином Российского флота».


Русский флот непрерывно рос. Его морякам, офицерам и матрасам требовался устав, который бы трактовал действия команд в артиллерийском и абордажном боях, при высадке десанта, в разведке. Сам Петр по четырнадцати часов в сутки трудился над составлением Морского устава. К этому делу он привлек и Конона Зотова.

Первой заповедью Устава было: «Все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать флаги...»

Молодому флоту, кроме Устава, нужны были и учебные пособия по устройству кораблей, навигации. По совету Петра Конон Зотов взялся за перо. Он написал работы «О погоне за неприятелем», «О морских сигналах», перевел с голландского лоцию Балтийского моря – «Светильник морской». Но самую большую известность у моряков снискала выпущенная в 1724 году его книга «Разговор у адмирала с капитаном о команде, или Полное учение, как управлять кораблем во всякие разные случаи. Начинающим в научение, от части знающим в доучение а не твердо памятным в подтверждение».

Эта книга (ею пользовались наши моряки в течение столетия) и лежит теперь в музее рядом с Морским уставом.

Именем выдающегося русского моряка был назван эскадренный миноносец, матросы которого штурмовали Зимний.







Николай БАДЕЕВ

При очах английских

«...Остальные неприятельские суда, из которых на одном был вице-адмирал, ретировались; и хотя мы за ними и пустились в погоню, во абордировать их не могли, потому что они вышли уже из шхер в море, и погода стала прибавляться, и волны стали велики, только стрельбой их гораздо повредили так, чаю от кормы вице-адмиральского корабля видели отбитые доски».

Николай БАДЕЕВ

Морская Полтава

– Про Полтавскую битву, конечно, знаете, а известно ль вам про «морскую Полтаву»?