Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Беатрис ПОТТЕР

Беатрис ПОТТЕР
Сказка про Миссис Туфф

Добавлено: 26 сентября 2013  |  Просмотров: 1963


Посвящается маленькой Люси

На ферме Крохтон жила девочка Джули. Джули была хорошая девочка, но то и дело теряла носовые платки.

Как-то раз Джули вышла во двор вся в слезах.

— Где мой любимый платочек? — хныкала она. — Куда подевались три платка и передник? Терри, киска, ты не видала моих платков и передника?

Киска Терри мыла свои белые лапки, и у неё не было настроения разговаривать.

Тогда Джули спросила у пеструшки:

— Энни-Пенни, тебе не попадались три платочка?

— Что мне твои платочки! — возмутилась Энни-Пенни. — Мне нечего надеть! Посмотри, как я хожу, — босиком! Боси-ко-ко-ко! — И обиженная Энни-Пенни скрылась в курятнике.

Тут Джули заметила на ветке дрозда Робина.

— Робин, тебе не попадались мои платочки?

Робин блеснул огромным чёрным глазом, взмахнул крыльями и улетел за каменную ограду, окружавшую ферму Крохтон.

Через две минуты Джули была у подножия горы. Вверх шла крутая тропинка. Быстро-быстро побежала по ней Джули. Когда она посмотрела вниз, ферма Крохтон показалась ей совсем маленькой, домики были далеко-далеко внизу, прямо под ногами у Джули.

Через ограду вёл ступенчатый перелаз. Джули поднялась на несколько ступенек, и перед ней открылся вид на высокую-превысокую гору — такую высокую, что вершина терялась в облаках. Ей почудилось, что на склоне, под самыми облаками лежат какие-то белые вещицы…

Из горы выбивался и нежно журчал ручеёк. Кто-то подставил ведёрко, но оно уже переполнилось. А ведёрко то было не больше рюмочки для яйца! И ещё — на мокром песке виднелись следы какой-то очень маленькой особы.

Джули побежала дальше.

Тропинка заканчивалась под большой скалой. Здесь, на зелёной лужайке, стояли воткнутые в землю сучки с натянутой на них камышовой верёвкой и лежала целая куча крошечных прищепок. Но не было видно ни одного носового платка!

Зато здесь было ещё кое-что — дверь! Прямо в скале. И за дверью кто-то пел:


Белое, крахмальное,

В порошке стиральное,

Глажено-утюжено —

От зари до ужина!


Джули постучалась: тук-тук-тук… Песня прервалась, и тихий, испуганный голосок спросил:

— Кто там?

Джули толкнула дверь и оказалась в чистой, уютной кухне с деревянными балками под потолком и с кафельным полом — в общем в самой обычной кухне, как на любой ферме. Только потолок был очень низкий — прямо над головой. И совершенно крохотные были кастрюли и сковородки, как, впрочем, и всё остальное.

Пахло горячим утюгом. И правда: у стола, с утюгом в руке, стояла низенькая полная особа с подоткнутым платьем и озабоченно глядела на Джули. Поверх полосатой нижней юбки у неё был повязан большой фартук; глаза её часто моргали, крохотный чёрный нос посвистывал и пофыркивал: туфф… туфф… туфф… А из-под чепчика маленькой особы торчали самые взаправдашные ИГОЛКИ!

— Кто вы? — спросила Джули. — Может, вам попадались мои платочки?

— А как же, барышня! Меня зовут, — маленькая особа сделала книксен, — меня зовут, уф… миссис Туфф, если позволите. А то как же! Я отличная прачка, если позволите! — Тут она вытащила что-то из корзины и разложила на столе для утюжки.

— Что это у вас? — спросила Джули. — Это не мой платок?

— Ах, нет, барышня. Это красный жилет дрозда Робина, если позволите!

Она отутюжила его, сложила и убрала в сторону.

Затем она сняла что-то с деревянной рамы для сушки белья.

— Это не мой передник? — спросила Джули.

— Ах, нет, барышня, это скатерть мисс Скворч, вся залита смородинным вином, если позволите! Поди отстирай такую, уф!

Миссис Туфф взяла из очага второй утюг и брызнула на него водой. Глаза у хозяйки то и дело моргали, а чёрный нос свистел и пофыркивал: туф… туф… туф!..

— Это мой платок! — воскликнула Джули. — А вот и мой передничек!

Миссис Туфф тщательно загладила складки и расправила по краям кружево.

— Замечательно! — ахнула Джули.

— А это что за чудо: длинные, жёлтые, с пальчиками как у перчаток?

— Да просто чулки Энни-Пенни, если позволите. Эта курица продрала обе пятки, знай себе скребёт землю. Скоро будет ходить босая! — сказала миссис Туфф.

— Ага, здесь ещё платок, но он красный, это не мой.

— Это платок старушки миссис Пуш, если позволите. Он так провонял луком, что пришлось стирать отдельно. Но запах лука остался.

— А это что такое?

— Это панталоны сэра Исаака Ньютона. Тритоны носят панталоны, если позволите.

— А вот мой второй платок, — сказала Джули. — А это что у вас? Такие смешные, беленькие…

— Это митенки мисс Терезы Коттер, я их только глажу — стирает она сама.

— Вот мой последний платок! — обрадовалась Джули.

— А что это вы макаете в миску с крахмалом?

— Манишки Чарли Чечилла. Привередливый мышонок, обряжается как лорд! — воскликнула миссис Туфф. — Ну, я всё погладила, теперь надо проветрить кое-какие одёжки.

— Что это за пушистые вещицы? — спросила Джули.

— А… Это меховые курточки ягнят из Барандора.

— Значит, они снимают курточки? — спросила Джули.

— Да, барышня, если позволите. Видите, здесь на плече овечье клеймо или метка. На этой курточке стоит клеймо «Малкастер», а вот три куртки с метками «Крохтон». Овчину всегда клеймят перед стиркой, — объяснила миссис Туфф.

И она стала развешивать для проветривания самую разную одежду: мышиные замшевые курточки, чёрный бархатный жилет мистера Кроттерли-Роя, рыжий бесхвостый фрак бельчонка Тресси, сильно севшую голубую куртку Питера Пуша и нижнюю юбку без метки, которая затерялась в стирке. Наконец корзина опустела.

Миссис Туфф заварила чай и налила чашечку себе и чашечку — Джули. Они сели у огня на скамейку — сидели, потягивали чай и поглядывали друг на друга. Левой рукой миссис Туфф держала на весу чашку, а правой размешивала сахар. Руки у неё были тёмно-коричневые от загара и ужасно сморщенные — от стирки. А сквозь платье и чепчик у неё везде торчали шпильки, острыми концами наружу, и Джули на всякий случай старалась сидеть подальше.

После чая они связали одежду в узлы, а платки Джули аккуратно сложили, завязали в чистый передник и скололи серебряной английской булавкой.

Затем они подложили в огонь сухого торфа, вышли и заперли дверь, а ключ спрятали под порогом.

Потом с узелками одежды в руках Джули и миссис Туфф побежали под гору.

Из зарослей папоротника им навстречу выходили самые разные лесные обитатели. Но прежде других на тропинку выскочили Питер Пуш и Оливер Кроллет.

Миссис Туфф принялась раздавать чистые одёжки. Все звери и птицы радостно благодарили замечательную прачку.

Когда миссис Туфф и Джули спустились с горы и оказались у каменной ограды, в руках у них уже ничего не было — только Джули несла свой крохотный узелок.

Джули влезла по ступенькам на ограду и обернулась — попрощаться и сказать прачке спасибо… Но что за странность! Миссис Туфф вовсе не ждала благодарности, не дожидалась она и платы за стирку…

Она уже мчалась по тропинке обратно в гору. Но куда делся её накрахмаленный чепчик? Куда делась шаль? Но, позвольте, где её платье? И где же её полосатая нижняя юбка? И какая она стала крохотная, и какая бурая — да сплошь колючая!

И бежит как лихо…

Оказалось, что миссис Туфф — ЕЖИХА!

* * *

Толкуют, что малютка Джули задремала на каменной ограде и всё это ей приснилось. Тогда откуда взялись три чистых платка, завязанные в передник и сколотые серебряной булавкой?

И ещё — я сама видела дверцу на той горе.

И ещё — я сама близко знакома с миссис Туфф!







Беатрис ПОТТЕР

Сказка про Питера-кролика

Жили-были на свете четыре крольчонка, и звали их так: Флопси, Мопси, Ватный Хвост и Питер.

Беатрис ПОТТЕР

Сказка про Миссис Мыштон

Жила-была лесная мышь, и звали её Маусина Мыштон. Она жила в насыпи под живой изгородью.