Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Астрид ЛИНДГРЕН

Астрид ЛИНДГРЕН
Под вишней

Добавлено: 24 сентября 2013  |  Просмотров: 2305


Летним вечером Анн сидит под вишней и смотрит на летающих ласточек. Вишня усыпана белоснежными цветами. Ах, какая она красивая! Ей бы стоять на небе, чтобы маленькие ангелы могли бы качаться на ее ветках. Может, она раньше и стояла на небе, а после Бог перенес ее на землю, чтобы Анн могла сидеть под ней летними вечерами. Кто знает! Может, это замечательное дерево – волшебное и умеет исполнять все желания? А никто этого не знает. Анн решает тут же попробовать. Но сразу много желать не годится, ведь у этого дерева давно никто ничего не просил, оно отвыкло исполнять желания. Нельзя сразу взять и пожелать... ну например, маленького пони. Это можно будет пожелать после, когда оно привыкнет делать все, что попросишь. Анн не хочет жадничать и решает попросить что-нибудь полегче.

– Я хочу, чтобы кто-нибудь сейчас шел по дороге, с кем бы я могла поболтать, – громко говорит она, глядя на белые цветы вишни. Анн ждет. И надо же! Всего через пять минут на дороге появляется тетя. Анн ее не знает. Наверно, она живет поблизости в пансионате.

Тетя останавливается и смотрит на Анн. Ах, какая красота: хорошенькая маленькая девочка, с мечтательными голубыми глазами, сидит под сказочно прекрасной цветущей вишней.

Анн призывно улыбается ей.

– Добрый вечер, дружочек, – говорит тетя, – ты сидишь здесь совсем одна?

– Да, – отвечает Анн, – хочешь посидеть со мной?

Анн знает, что нельзя говорить взрослым «ты». Но если нельзя говорить им «ты», то как же с ними разговаривать? А не говорить взрослым ни слова как-то неловко. И потому Анн, не раздумывая, говорит:

– Ты хочешь посидеть со мной?

Ну конечно, тетя хочет посидеть с Анн. Она с радостью садится на зеленую скамейку рядом с Анн, гладит ее по белокурой голове и спрашивает:

– Ты выглядишь такой маленькой и одинокой.

– Да, – говорит она, вздыхая, – я одинокая.

– А где же твоя мама? – спрашивает тетя.

– Моя мама умерла.

Наступает тишина.

– Бедный ребенок, – говорит наконец тетя. Анн показывает на большой белый дом в глубине сада.

– Мамочка жила там, когда была живая.

– Вот как, – участливо говорит тетя.

– Но она родилась не там, – продолжает Анн.

– Вот как, а где же она родилась?

– Никто не знает. Моя мама – подкидыш. В этом белом доме жил господин и одна госпожа. Это были мои дедушка и бабушка, понимаешь? И вот однажды утром они вышли в сад и нашли маму как раз под этой вишней.

Похоже, что тетя не очень верит этому.

– Да, да, это правда, – живо уверяет ее Анн. – Мама спала под деревом, завернутая в грязное одеяло. У дедушки и бабушки не было детей, и они были рады, что нашли мою маму.

«Да, и не такое случается», – думает незнакомая тетя.

– И узнали они, кто ее туда положил? – спрашивает тетя.

– А как ты думаешь? Точно, узнали, – отвечает Анн.

– В самом деле? И кто же это был?

– Цыгане. Они ехали ночью мимо нашего дома и везли с собой мою маму. Никто не знает, почему они положили ее под дерево. Когда маме было три года, она сидела однажды под деревом на скамейке, вот как мы сейчас. И угадай, что с ней случилось?

– Откуда же мне знать!

– Они снова приехали и забрали мою маму, ясно тебе? Схватили и запихали в свою повозку и помчались так, что только искры из-под колес летели. Ах, как бабушка плакала!

– Мне кажется, ты сидишь и выдумываешь всякие небылицы.

– И вовсе нет. Ведь это моя мама, и я все про нее знаю.

– Но ты вовсе не похожа на цыганочку, – говорит тетя, глядя на голубые глаза и золотистые волосы девочки.

– А я похожа на своего папу.

– Ну и что же потом случилось с твоей мамой?

– Мама научилась петь и плясать и делать всякие фокусы. Повсюду, куда цыгане приезжали, она плясала, а потом ходила с красной шапкой и собирала деньги.

– Надо же! – говорит тетя.

– А в это время дедушка с бабушкой искали маму повсюду, – рассказывает Анн, – у всех-превсех цыган. Но все цыганята похожи друг на друга, и найти ее было очень трудно. Но однажды вечером...

– И что же случилось в этот вечер? – с интересом спрашивает тетя.

– Однажды цыгане опять ехали по этой дороге. И мама сидела в одной повозке. Дедушку и бабушку она забыла. А когда она увидела эту вишню, то громко сказала: «Поглядите, это моя вишня».

Дедушка с бабушкой как раз сидели на этой скамейке и услыхали это. Цыгане разбили свой табор вон на том лугу. Ночью дедушка прокрался туда и украл обратно мою маму. Цыганский вожак проснулся и выстрелил в дедушку. Но дедушка спрятал маму под пиджак, пустился домой со всех ног и запер дверь на замок.

Незнакомая тетя собиралась было что-то сказать, но в это время на дороге показалась повозка, много повозок. Это катит мимо цыганский табор. Анн бледнеет. Она крепко хватает тетю за руку и кричит:

– Спаси меня! Они хотят украсть меня! Хотят отнять меня от дедушки и бабушки, как отняли маму. Спаси меня!

Тетя тоже пугается. Она думала, что Анн выдумывает небылицы, а теперь не знает, что и думать.

– Спаси меня, – шепчет Анн.

Но прежде чем тетя успевает придумать, что надо делать, Анн проворно карабкается на дерево и прячется в его цветущих ветках.

Цыганские кибитки останавливаются возле тети. Тетя хватается рукой за сердце, видно, что она сильно нервничает. Смуглый человек, сидящий в первой кибитке, помахивая в виде приветствия кнутом, спрашивает:

– Можно нам раскинуть табор вон на том лугу?

Луг вовсе не принадлежит этой тете, но она испуганно кричит:

– Нет, ни в коем случае нельзя! Уезжайте отсюда! Здесь вам останавливаться нельзя.

Цыган злобно цедит сквозь зубы:

– Мы всегда останавливались на этом лугу! Мы люди честные. Ничего не крадем.

«Ничего не крадем! – думает тетя про себя. – Только детей воруют».

– Уезжайте прочь! – визжит она.

Цыган ругается, и кибитки катят дальше. Анн быстро спрыгивает с дерева.

– Молодец, это ты хорошо сделала, – говорит она, одобрительно хлопая тетю по руке. Тетя обнимает Анн за плечи, словно защищая ее. Никто не посмеет украсть эту прелестную малышку, она защитит ее.

– А хочешь знать, что потом случилось с моей мамой? – спросила Анн.

– Конечно, хочу, – ответила тетя.

– Знаешь, мама очень любила эту вишню. И однажды вечером, сразу после того, как дедушка украл ее обратно у цыган, она залезла на нее, вот как я сейчас. Только она залезла на самую верхушку. А оттуда она вдруг свалилась и лежала на траве мертвая, белая, как цветок вишни.

– Ах, бедное дитя, – восклицает тетя с грустным видом.

Но вдруг лицо ее заливается краской, и она резко поднимается со скамейки. А Анн этого не замечает.

– На небе много таких вишен, как эта, – говорит Анн мечтательно. – И там мама с другими ангелочками качается на ветках.

– Замолчи! – возмущается тетя. – Как тебе не стыдно выдумывать такую чепуху. Ты что, хочешь, чтобы люди тебе поверили, будто твоя мама умерла маленьким ребенком?! Прощай, маленькая врушка, – говорит она и уходит быстрыми шагами.

– Моя мама правда умерла, когда была маленькая, – сердито кричит Анн ей вслед.

Но она тут же забывает про незнакомую тетю. Ведь она сидит под деревом, которое исполняет желания. Уставясь на цветы вишни, Анн громко говорит:

– Хочу маленького пони!

Она сидит и ждет. Но пони не появляется. Зато в саду появляется другая тетя с такими же мечтательными глазами и золотистыми волосами, как у Анн.

– Ну, малышка, скоро пора спать, – говорит она. – Бабушка и дедушка зовут тебя ужинать.

– Ладно, мама, я иду, – послушно говорит Анн.

Но она уходит не сразу. Цветочные лепестки падают ей на голову, но она не замечает их. Маленькая Анн сидит под вишней и смотрит на летающих ласточек.







Астрид ЛИНДГРЕН

Мэрит

Жила-была принцесса, которая потом умерла.

Астрид ЛИНДГРЕН

Пелле переезжает в сортир

Пелле рассердился. До того рассердился, что решил уйти из дома. Как можно жить в доме, где к тебе так плохо относятся?