Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Астрид ЛИНДГРЕН

Астрид ЛИНДГРЕН
Пелле переезжает в сортир

Добавлено: 24 сентября 2013  |  Просмотров: 1935


Пелле рассердился. До того рассердился, что решил уйти из дома. Как можно жить в доме, где к тебе так плохо относятся?

Это случилось сегодня утром, когда папа собирался идти в контору и не мог найти свое «вечное перо».

– Пелле, ты опять взял мою ручку? – сказал он и больно схватил Пелле за руку.

Пелле часто брал папину ручку, но только не сегодня. Сегодня папина ручка была в кармане папиного костюма, висевшего в шкафу. А Пелле тут был ни при чем. А папа так больно схватил его за руку! А мама? Мама, конечно, была на стороне папы. Нет, этому надо положить конец! Надо переезжать отсюда. Но куда? Он может сесть на корабль и уплыть в море, где большие волны, и умереть там. Тогда они его пожалеют! Поедет в Африку, где ходят дикие львы. Подумать только, папа придет домой из конторы и, как всегда, спросит:

– Где мой маленький Пелле?

А мама заплачет и ответит:

– Его съел лев.

Так им и надо, раз они такие несправедливые!

Но Африка очень далеко. Пелле решил переехать куда-нибудь поближе, чтобы увидеть, как мама с папой будут о нем плакать. Пелле надумал переехать в сортир – это маленькая красная пристройка во дворе, на двери у нее нарисовано сердце. Туда он и переедет. Он тут же начал собираться, складывать свои вещи: мячик, губную гармошку и еще свечку, ведь через два дня Рождество, и Пелле собирался встречать его в сортире. Он зажжет свечку и будет играть на губной гармошке «И снова Рождество». Песенка будет звучать печально, и папа с мамой услышат ее.

Пелле надевает свое красивое голубое пальтишко, меховую шапку и рукавицы. Потом берет в одну руку бумажный мешок с мячиком, губной гармошкой и свечой, а в другую – книжку и нарочно идет через кухню, чтобы мама его видела.

– Пелле, что это ты так рано собрался гулять? – спрашивает мама. Пелле не отвечает, только пренебрежительно фыркает носом. Гулять! Ха-ха! Ничего, после узнает.

Мама замечает, что Пелле наморщил лоб и что глаза у него потемнели.

– Что с тобой, милый Пелле? Куда это ты собрался?

– Переезжаю.

– А куда же?

– В сортир, – отвечает Пелле.

– Да что ты, сынок! И долго ты там собираешься жить?

– Всегда, – говорит Пелле и кладет пальцы на ручку двери. – Пусть папа винит кого-нибудь другого, когда не может найти свое «вечное перо».

– Милый, дорогой Пелле, – говорит мама, обнимая его. – Оставайся лучше у нас. Мы бываем иногда несправедливыми, но мы крепко, очень крепко любим тебя.

Пелле колеблется, но только одну секунду. Потом он решительно отталкивает мамину руку, бросает на нее Последний укоризненный взгляд и спускается с лестницы.

Из окна столовой мама видит, как маленькая голубая фигурка исчезает за дверью с нарисованным сердцем.

Через полчаса до мамы доносятся звуки губной гармошки. Это Пелле играет «Ах, мой прекрасный Вермланд».

Сортир прекрасное место, думает Пелле. По крайней мере сначала. Он разложил аккуратно книжечку, мячик и губную гармошку. Маленькую свечку он поставил на окно. Ах, как печально она будет светить в рождественский вечер. Пусть мама с папой ее увидят из окна столовой.

Как раз у этого окна всегда ставят нарядную елку. Рождественскую елку! И... и подарки!

Пелле, сдерживаясь, глотает слезы. Нет, он не собирается брать подарки от людей, которые считают, что он берет у них «вечные перья».

Он снова принимается играть «Ах, мой прекрасный Вермланд». Но время тянется здесь так медленно. Интересно, что делает мама? Папа, наверное, уже пришел с работы, ведь Пелле уже так давно сидит здесь! Ему интересно было бы заглянуть в дом и посмотреть, плачут ли они. Но какой предлог придумать, чтобы зайти туда? И тут он вспоминает одну вещь. Он быстро поднимает крючок с петли и идет, нет, почти бежит через двор к дому и поднимается по лестнице.

Мама все еще в кухне.

– Мама, – говорит Пелле, – если мне принесут рождественские открытки, скажи почтальону, что я переехал.

– Хорошо, – обещает мама.

Пелле неторопливо идет к двери, ноги кажутся такими тяжелыми.

– Пелле, – говорит мама так ласково, как умеет только она одна. – А что нам делать с твоими рождественскими подарками? Послать их в сортир или ты сам придешь за ними?

– Не надо мне никаких подарков, – сурово говорит Пелле.

– Ах, Пелле! – восклицает мама. – Какое это будет грустное Рождество. Кто же зажжет елку? Кто откроет дверь рождественскому гному без Пелле?

– Вы заведете себе другого мальчика, – говорит Пелле сдавленным голосом.

– Ни за что на свете! – отвечает мама. – Нам нужен только Пелле, Пелле и больше никто. Ведь мы любим крепко-крепко одного только Пелле.

– Правда? – спрашивает Пелле совсем сдавленным голосом.

– Папа с мамой будут сидеть и плакать весь рождественский вечер. И даже не зажжем на елке ни одной свечки. Ах, как мы будем плакать!

Тут Пелле упирается лбом в кухонную дверь и тоже начинает плакать. Он плачет так жалобно, так громко, так отчаянно! Потому что ему жаль маму и папу. И, когда мама обнимает его, он прячет голову у нее на груди и плачет еще сильнее, так что мама совсем промокла.

– Я вас прощаю, – шепчет он, всхлипывая.

– Спасибо, милый Пелле, – говорит мама.

Папа приходит много-много часов позднее и, как всегда, спрашивает еще в прихожей:

– Где мой маленький Пелле?

– Здесь! – кричит Пелле и бросается к папе в объятия.







Астрид ЛИНДГРЕН

Под вишней

Летним вечером Анн сидит под вишней и смотрит на летающих ласточек. Вишня усыпана белоснеж-ными цветами. Ах, какая она красивая! Ей бы стоять на небе, чтобы маленькие ангелы могли бы качаться на ее ветках.

Астрид ЛИНДГРЕН

Старшая сестра и младший брат

– Ну, – сказала старшая сестра младшему брату, – теперь я расскажу тебе сказку. Может, хоть нена-долго перестанешь проказничать?