Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Астрид ЛИНДГРЕН

Астрид ЛИНДГРЕН
Что-нибудь «живое» для Каля-Колченожки

Добавлено: 24 сентября 2013  |  Просмотров: 2194


Старшая сестра Анна Стина и младшая – Малявка сидели на кухне под откидным столом. Это прекрасное место для малышей, которые хотят, чтобы им никто не мешал. Сидишь как будто бы в своей отдельной комнатке. Одна лишь Снурра, черная кошка, то и дело являлась к ним и ласково терлась о Малявку. Но ей сестры всегда были рады. А иногда, если не хватало кукол, Малявка пеленала Снурру и укладывала ее спать. Но Снурре почему-то не нравилось лежать на кукольной кровати, хотя Малявка пела ей колыбельную. Анна Стина говорила, что кошки любят песни, а раз так говорила старшая сестренка, значит, это чистая правда. Ведь Анна Стина все знала и все умела, и всему, что сама Малявка умела, она научилась от Анны Стины. Только одному она научилась сама: свистеть сквозь передние зубы. А считать до двадцати, узнавать все буквы, читать молитву, кувыркаться и залезать на вишню ее научила Анна Стина.

Анна Стина сидела, закусив косичку. Она это делала всегда, когда о чем-то думала.

– Малявка, ведь до Рождества осталась всего одна неделя! Что, если у Снурры ничего не получится? Вот беда-то будет на нашу голову!

Малявка посмотрела на нее, вытаращив испуганно глаза.

– А как это беда на нашу голову? Кто ее нам положит?

– Да ну тебя, это только так говорится, – отвечала Анна Стина.

И тогда Малявка поняла. Ведь иногда Анна Стина говорила: «Я лопну от злости». А сама никогда не лопалась. Значит, «беда на нашу голову» – это тоже не опасно. Один раз Малявка осторожно спросила сестру, громкий ли будет хлопок, когда она лопнет. Анна Стина ответила, что Малявка глупая девчонка и ничего не понимает.

Анна Стина строго посмотрела на Снурру и сказала:

– Ну так отвечай! Будут у тебя котята или нет? Если ты не собираешься приносить их до сочельника, можешь вообще не приносить!

– Не надо так говорить, Анна Стина! – попросила Малявка. – А вдруг тогда она не захочет их приносить? А я так люблю котят.

– А кто их не любит? А больше всех их любит Каль-Колченожка. Но теперь все зависит от Снурры.

Можно было подумать, что Снурра поняла слова Анны Стины, она с недовольным видом ушла из кухни.

– Давай пойдем повеселим Каля-Колченожку, – предложила Анна Стина.

Малявка поцеловала на прощание Викторию, куклу с закрывающимися глазами, и приготовилась идти с Анной Стиной веселить Каля.

Каль-Колченожка жил в доме маляра наверху, под самой крышей. А маляр – это папа Анны Стины и Малявки. Каль-Колченожка и его мама снимали маленькую-премаленькую комнатку и маленькую-премаленькую кухню на чердачном этаже. Калю-Колченожке было шестнадцать лет. Когда он был маленький, он сильно заболел, а после у него отнялись ноги. Мама его ходила по людям «убирать», и Каль лежал целыми днями один, так что его нужно было иногда немножко развеселить.

– Ни одна живая душа и не подумает повеселить Каля, – сказала довольная Анна Стина.

Они вскарабкались по крутой лестнице и постучали в дверь. Увидев Анну Стину и Малявку, Каль-Колченожка очень обрадовался.

– Мы пришли тебя развеселить, – сказала, запыхавшись, Малявка.

– Спасибо, – ответил Каль. – Ну давайте, веселите!

– Ты рад, что скоро Рождество? – спросила Анна Стина в виде короткого вступления.

– Ясное дело, рад.

– «Ясное дело», – рассердилась Малявка. – Да это просто замечательно!

– Какой рождественский подарок ты хотел бы получить? Как всегда, что-нибудь живое?

– Да, – ответил Каль-Колченожка, вздыхая, – что-нибудь живое. Но ничего живого мне никто никогда не дарит.

– Ну, это мы еще посмотрим! – сказала загадочно Анна Стина.

– Да, это мы еще посмотрим, – эхом повторила Малявка.

И девочки начали шептаться.

– А все-таки, что живое тебе хочется получить? – продолжала Анна Стина. – Например, кошку? Или собаку? А может быть, маленькую змейку?

Она старалась запутать Каля, чтобы он не догадался.

– Фу, зачем мне змея! – возмутился Каль. – А вот котенка или щенка...

Он мечтательно вздохнул. Ему давно хотелось, чтобы у него на одеяле лежал маленький теплый комочек. Тогда ему не пришлось бы все время быть одному.

– Может, тебе все-таки подарят маленькую змейку, – сказала Анна Стина.

И обе девочки захохотали так сильно, что чуть не подавились.

Но подумать только, до чего же вредная эта Снурра. День шел за днем, а котята все не появлялись. Анна Стина и Малявка пекли пряники, варили тянучки и вышивали крестом платок для мамы и все время ждали котят.

Ночью Снурра спала в мастерской маляра. Каждое утро она выходила оттуда и Анна Стина с Малявкой кормили ее завтраком. Но за два дня до сочельника Снурра вдруг исчезла. Девочки ждали ее напрасно. Снурра пришла только к ужину. Анна Стина толкнула Малявку в бок и показала большим пальцем на Снурру. Малявка ничего не поняла.

– Все ясно, – прошептала Анна Стина.

И тут Малявка заметила, что Снурра выглядит совсем по-другому. А это означало, что у нее родились котята. Малявка так обрадовалась, что пролила на скатерть немножко черничного киселя.

Но обрадовались сестры слишком рано. Ясно было, что Снурра принесла котят. Но куда она их дела? Это была умная кошачья мама, она знала, что нужно подождать несколько дней, прежде чем Анна Стина и Малявка начнут нещадно тискать ее детей. Ах, откуда ей было знать, как важно им было получить ее котят до сочельника!

– Мы ее перехитрим, – сказала Анна Стина.

И девочки принялись караулить Снурру. А кошка не торопилась. Поев, она улеглась возле кухонной плиты и весело замурлыкала. Первые десять минут Анна Стина и Малявка терпеливо сидели рядом с ней. Еще десять минут они играли с куклами, поглядывая то и дело на Снурру. Потом пришла мама и спросила девочек, не хотят ли они ей помочь: снять ножом меренги с противня. Они, конечно, с радостью согласились. Ведь ломаные меренги им разрешалось съесть. Но вот меренги были сняты, а Снурра все не появлялась.

– Я просто лопну от злости, – сказала Анна Стина.

И они побежали в мастерскую искать котят. Но там они даже хвоста Снурры не увидели! Сёдерквист, папин помощник, стоял и малевал красивые розы на дверцах шкафа. Малявка спросила его, не видал ли он Снурру. Нет, ответил Сёдерквист, малюя красивую загогулину, никаких кошек он не видел.

Так где же ее искать? В сарае? Или в прачечной? Нет, кошки и след простыл.

Недовольная Анна Стина уселась читать библейские истории. Но Малявка не желала так легко сдаваться. Подумать только, а вдруг она сама найдет котят! Она нахмурила брови и стала думать. Где ей еще искать? Она поднялась на чердак мастерской. Лезть туда по крутой лесенке было для крошки Малявки делом опасным. Здесь стояли пустые ящики, картонные коробки, валялись палочки и доски. А на куче стружек уютно разлеглась Снурра с тремя черными котятами.

– Как мы их назовем? – спросила Малявка чуть позднее, когда она и Анна Стина, торжествуя, притащили котят в кухню.

Анна Стина бросила взгляд на страницу книжки, которую только что читала.

– Садрак, Месхак и Абеднего, вот как мы их назовем. Как тех троих в горящей печи. Этот вот, с белым пятнышком на лбу, будет Садрак. Он самый хорошенький. Мы подарим его Калю-Колченожке.

– Значит, у него будет наконец что-то живое! – мечтательно сказала Малявка.

Каль-Колченожка сидел один почти весь сочельник. Его мама должна была прийти только поздно вечером. Начало смеркаться, Каль собирался уже было зажечь свет. И тут послышался знакомый топот ног по лестнице.

– Вот идут ангелочки меня повеселить, – сказал сам себе Каль и с надеждой поглядел на дверь.

И в самом деле в дверях показались два ангелочка. Ведь только у ангелов бывают такие сияющие глаза и круглые, румяные щеки.

– Вот тебе что-то живое! – с восторгом крикнула Малявка и протянула ему корзинку.

– Открой ее! – воскликнула Анна Стина. – Не бойся, там не змея.

Каль-Колченожка, мечтавший о чем-нибудь «живом», радостно прижал к груди маленького черного Садрака. Теперь ему не придется лежать в полном одиночестве.

Мама терпеливо объяснила своим девочкам, что нельзя держать в доме так много кошек. И теперь в саду маляра под вишней стоит маленький белый крестик. А на нем химическим карандашом довольно криво нацарапано: «Здесь покоятся Месхак и Абеднего, оплакиваемые Анной Стиной, Малявкой и многими другими кошками».







Астрид ЛИНДГРЕН

Кто выше!

– Эй ты, мелочь пузатая! Мелочь!!

Астрид ЛИНДГРЕН

Несколько слов о Саммельагусте

А теперь я расскажу тем, кому хочется слушать, о маленьком смоландском мальчонке, которого звали Самуэль Август. Самуэль Август? Нет, нет, нет, это невозможно!