Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Гунхильд ЗЕХЛИН

Гунхильд ЗЕХЛИН
Ожидание

Добавлено: 22 сентября 2013  |  Просмотров: 1759


— Мы так долго отсутствовали, — думал Иосиф. — Может быть, нас уже и не ждет никто.

— Ах, что ты, — отвечала Мария. — Моя сестра никогда нас не забудет. И все наши друзья, и животные в доме.

Но их возвращения ждал кое-кто еще.

Прежде всего, их ждал старик, которому принадлежал тот хлев в Вифлееме.

— Где-то они теперь? — часто спрашивал он, встречая пастухов. — Никак не могу их забыть. Они бежали от злого Ирода, но как могли они пересечь пустыню? Боюсь, что солдаты нашли и схватили их.

— Да, пустыня очень опасна для одиноких беглецов, — отвечали ему пастухи. — Можно всего ожидать.

— Как вы можете так говорить, — возмущался младший пастух, которого звали Рубен. — Как может Господь их оставить, раз Он сам послал Дитя на землю. Я думаю, что они живут где-то, целые и невредимые. А теперь, раз Ирод умер, скоро вернутся. Буду-ка я их посматривать. Так хочется снова увидеть их Сына. Что за чудесная тогда была ночь!

— Да, я хорошо помню сверкающую звезду над головой Младенца, — говорил Рубен деду. — Словно корона. И хотя светили только звезды, было так светло.

— А я никогда не забуду пение ангелов, — вспоминал отец Рубена.

— Так хочется, чтобы они поскорее пришли, — продолжал старик. — Я знаю, мне недолго осталось жить. Так подсказывает мне мое сердце.

— Они скоро придут, — утешал его Рубен. — Они обязательно придут, и мы все увидим маленького ослика. Я часто о нем думаю.

В маленьком городе, неподалеку от Вифлеема, жили еще три человека, которые часто разговаривали об Иосифе и Марии. Это были три благородных человека, которые раньше были известны как разбойники.

— Что за удивительный день был, когда мы оставили разбой, — с новой силой говорил всегда младший. — Насколько же лучше работать, чем постоянно вынашивать злые замыслы.

— И как чудесно тогда пели птицы, — прибавлял другой.

— Но как часто с тех пор нам приходилось тяжело, — замечал старший. — Часто мы остаемся без заработка, и нам приходится голодать.

— Не раз меня так и подмывало пойти и украсть — сказал младший, — но пока я держусь.

— Мне тоже трудно поверить, что я так надолго оставил разбой. Когда я голоден, я не властен над своими руками.

— Вот было бы хорошо, если бы добрая Мария снова пришла сюда, — заметил старший. — Мне бы только увидеть ее, поговорить с ней, и тогда, я верю, смогу переносить бедность дальше.

— Я тоже, — подтвердил любитель птиц.

— И я, — сказал юноша. — Тогда все снова покажется не таким тяжелым для нас. Но я точно знаю, что мы ее увидим снова.

— Что-то с ними сталось? — вопрошал сам себя старший.

Дети из того бедного семейства, где Мария и Иосиф провели свою первую ночь на пути в Вифлеем, тоже думали о них.

— Они больше никогда не вернутся, — плакала старшая девочка. — А ведь мы с Марией договорились, что она позволит мне поносить ее маленького Сына.

— А мне бы хотелось почистить маленького ослика, — думал мальчик, который плакал, пока отец не посадил его на осла.

— Мария такая милая, — восклицали дети.

— И Иосиф тоже, — отвечал мальчик, — а у меня так много припасено сена для осла. Хватит на целый год.

Мальчик действительно все время собирал траву и теперь у него была огромная копна сена.

— А помните, как мы их провожали? — спрашивала старшая сестра.

— Да, было так весело, — отвечали дети. — А прогулка на ослике была самой чудесной в моей жизни.

— Я часто вспоминаю Марию, — говорила старшая сестра. — Нет никого добрее и нежнее ее!

— А я хочу поиграть с их Ребенком, — подумала младшая девочка, которая между тем подросла и стала тоже совсем большой.

Но больше всего их ждали, конечно, дома, в Назарете.

— Мария все не возвращается, — говорила ее сестра. — Где же они могут быть?

— Они уже больше никогда не вернутся, — объявил ее муж.

От этих слов сестра сильно опечалилась.

— Я еле успеваю ухаживать за ее животными, — жаловалась она. — Так много времени нужно, чтобы их напоить, накормить. В конце концов, мне надо и о себе подумать! Пока Юдифь еще могла помогать, все было в порядке, а теперь она слегла, и мне приходится вместо того, чтобы она помогала мне, еще и за ней ухаживать.

— Мы можем продать животных, — предложил муж. — И будет лучше, если мы продадим и землю, и дом.

— Ни в коем случае, — воскликнула сестра. — Потерплю еще немного, они скоро вернутся!

— Старый корчмарь сказал мне вчера, что он охотно купит все вместе. Он даст нам хорошую цену.

— Нет-нет! Подождем еще немного! — попросила сестра. — Я еще поухаживаю.

— Корчмарь хочет купить, — сказал муж.

— Он нехороший человек, — заметила сестра. — Животным Марии у него будет плохо. И им негде будет жить, когда вернутся. Нет, пусть еще немного будет как есть.

Но кто мог ждать Марию больше, чем ее животные?

— Где-то теперь маленький ослик? — блеяли маленькие овечки и козочки. Они быстро росли и становились все больше и больше. В один прекрасный день оказалось, что это уже не маленькие ягнята и козлята, а взрослые овцы и козы. Но они не теряли надежды и рассказывали про сына доброй Марии, которая скоро придет домой. И тогда они будут нянчить ее маленького Сына. Они объехали весь мир с самым умным и самым способным осликом.

— Скоро ли они придут, мама? — блеяли уже новые ягнята.

И молодые козлята нетерпеливо прыгали, также, как прежде их матери и отцы. И мекали:

— Мама, как ты думаешь, они завтра вернутся? Скажи, что да.

— Не мекайте! — говорила старая коза-бабушка. — А то они вообще не придут!

Так проходила дни за днями. Скоро и эти козы и овцы повзрослели, и у них появились малыши, которые так же мекали:

— Мама, как ты думаешь, они придут завтра?

То же самое было и с птицами из Назарета. Они прилетели домой с известием о рождении ребенка. Для всех животных в Назарете это была большая радость. Все верили, что однажды Мария и Иосиф вернутся вместе с ребенком. Но они все не возвращались. Где же они?

Птицы ждали и ждали. Они всегда помнили об этом. Все новые и новые поколения птиц сидели в гнездах и пищали:

— Скоро ли они придут, мама?







Гунхильд ЗЕХЛИН

Веселые странники

И вот ослик возвращается домой, вместе с Иосифом, Марией и Сыном. Никто еще не знает об их возвращении.

Гунхильд ЗЕХЛИН

Путь домой

— Смотрите-ка, — восклицали верблюды, — это маленький ослик Марии. — Вы уже можете вернуться домой? Вот замечательно!