Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Гунхильд ЗЕХЛИН

Гунхильд ЗЕХЛИН
Путь домой

Добавлено: 22 сентября 2013  |  Просмотров: 1552


— Смотрите-ка, — восклицали верблюды, — это маленький ослик Марии. — Вы уже можете вернуться домой? Вот замечательно!

— Так это ты маленький ослик Марии, — сказали два новых верблюда и приветствовали его как полагается. — Мы много о тебе слышали. Ты, верно, умнейший в мире осел. Нам рассказывали, что ты можешь видеть ангела. Это правда?

— Раньше я мог, — ответил ослик, — но теперь, должен я сказать, мои глаза помутнели. Не знаю, смог ли бы я увидеть его сегодня.

— Да конечно сможешь, если будет нужда, — дружелюбно успокаивал его старейший верблюд.

И вот началось долгое путешествие домой. Мальчик возликовал, когда Ему позволили ехать на верблюде. Но когда все становились на отдых, Он шел к маленькому ослику, обнимал его за шею и шептал ему на ушко что-то секретное.

— Я больше ни на что не гожусь, — думал ослик печально. — Я стал просто обузой.

Неужели мальчик понимал его? Именно тогда, когда ослику приходили в голову подобные мысли, Он нежно говорил ему, что во всем мире нет лучшего товарища для игр и друга. И как подолгу приходится им теперь разлучаться. Это просто невозможно вынести.

Ослик забывал от таких слов свою усталость и боль в ногах уходила. Он терся носом о щеку Мальчика.

— В Его руках большая целебная сила, — говорил он верблюдам.

И они верили этому, потому что однажды, когда одного из них укусил гнусный слепень, Мальчик погладил своей пухлой ручкой укушенное место, и опухоль спала, а боль утихла.

Путешествие на этот раз проходило быстро и хорошо. Не было песчаных бурь, и не надо было искать убежище. И когда они приходили к очередному колодцу, тот был полон воды.

Но ночами было очень неспокойно. Вокруг каравана бродило множество диких зверей. И как только темнело, вокруг поднимался ужасный шум. Шакалы выли так страшно, что в жилах застывала кровь, и львы рычали, словно гром раздавался в пустыне. Люди разжигали огонь и всю ночь горели костры. Погонщики верблюдов по очереди несли стражу.

Однажды ночью вой поднялся сильнее обычного. Вопли, рев и лай стояли такие, каких еще не слыхали. Только Мальчика шум нисколько не заботил. Верблюды же и осел дрожали от страха. Люди тоже боялись и нервничали. Но в конце концов к утру все заснули. Даже стража задремала.

На небе стояла луна и освещала все своим светом. Пустыня казалась словно посеребренной. Маленький ослик внезапно проснулся и почувствовал, что воцарился совершенный покой. Он стоял и жмурился в мягком свете луны. Мутными глазами осматривал он пустыню и думал, что здесь действительно прекрасно.

— Хорошо, — думал он, — что дикие звери разбежались. Они увидели, что ничего не выйдет, потому что у нас всю ночь горит огонь. Как хорошо, что у нас есть огонь. Он греет и охраняет от диких зверей. Но до утра далеко, можно поспать еще. Как крепко спит Мария, и Иосиф, и ма...

Ослик проморгался и посмотрел внимательней. Он нигде не видел Мальчика. Ему стало страшно, и он принялся искать Его по всему лагерю. Но Мальчика словно след простыл.

— Где же Он? — думал осел. — Где? Неужели лев? Неужели лев? Нет, этого не может быть. Но где же Он? Неужели все-таки лев?

Осел еще раз обыскал весь лагерь, но Мальчика нигде не находил.

И тогда бедный маленький ослик один побрел в пустыню. Он должен узнать, что случилось с Ребенком.

— Если Его разорвали дикие звери, пусть они разорвут и меня. Зачем мне теперь жить? — думал он печально.

Неподалеку от лагеря виднелся большой камень. Ослик направился к нему. Когда же он подошел поближе, он почуял крепкий запах льва. Он остановился. Было довольно жутко отправляться в пасть льву. Ух! Ослик весь дрожал.

Вдруг он услышал веселый смех, и тут же узнал его.

Мальчик!

Ну, ступай же! И осел пошел дальше на голос своего маленького друга. И тут он увидел, что камень-то живой. Это был большой лев. Он лежал, свернувшись клубком, а Ребенок сидел внутри живого кольца. Он играючи толкал льва, а гигант осторожно отвечал. Мальчик кувыркался. Но это совершенно определенно была игра, потому что Он вскакивал на ноги и кричал: «Еще раз!» И тут же следовал новый толчок. Затем Он подошел к носу льва и подул ему в глаза. Ослик затаил дыхание. Но лев спокойно позволял делать с собой все, что угодно. Мальчик погладил львиную морду, и лев замурлыкал, словно большой котенок.

Другой лев неслышно прохаживался неподалеку. Он тоже хотел, чтобы его погладили. Но и шакалы тоже расположились вокруг кольцом и ждали своего очереди полизать ноги Мальчика.

Тут Мальчик заметил маленького ослика и радостно воскликнул.

Лев поднялся и подошел к ослу, который задрожал пуще прежнего.

— Не бойся, — прорычал лев, — мы тебе ничего не сделаем. Почему только люди так не хотят, чтобы мы чествовали Доброго Пастыря?

— Откуда вы знаете, что это Он? — удивился ослик.

— Птицы в Египте повсюду разнесли эту весть, — ответил лев. — Мы все время следуем за вами, чтобы посмотреть на Него и воздать Ему честь. А люди никак не позволяют нам это сделать.

— Они не знали об этом, — сказал ослик.

— А сегодня Он пришел к нам Сам. Мы так сильно рычали, чтобы Он проснулся и пришел. Он не боялся, нисколечко не боялся.

— Он нисколечко не боялся, — думал ослик. — Но зачем Он им? Дикие звери не нуждаются в пастыре.

— Ты ничего не знаешь, — пояснил лев. — Сказано: Однажды все звери будут друзьями и будут жить в мире друг с другом. Львы и пантеры вместе с коровами, ослами и овцами. И маленький мальчик будет их пасти. И кому же это быть еще, как не Этому Мальчику? Добрый Пастырь!

И большой дикий зверь покорно потерся головой о ногу Мальчика.

— Но откуда вы это знаете? — удивился осел.

— Так заповедано Господом в начале времен. Ветер рассказывает об этом, и вода поет про это. Надо только иметь время слушать. Не так ли, Малыш?

Мальчик согласно кивнул.

— Мы всегда знали, что так будет, — заметил другой лев. — Когда Он пришел, мы все почувствовали себя в мире и безопасности. И не хотелось никому причинять зло.

Подошел третий лев.

— Не хочешь ли Ты немного поездить верхом? — спросил он и лег на живот.

Мальчик словно понял, что тот предложил, и попробовал забраться на мощную спину дикого зверя. Наконец Ему удалось, и Он гордо восседал, уцепившись за гриву. И началась неслыханная езда. Лев рычал, Мальчик заливался смехом.

В лагере между тем проснулся Иосиф. Он тут же разбудил других, и все, вооружившись палками и факелами, принялись искать Ребенка.

Все боялись самого плохого.

Но кто это едет навстречу? Мальчик на льве! До изумленных людей оставалось шагов десять, когда лев остановился, лег и позволил Мальчику слезть. А потом развернулся и исчез так же быстро, как появился.

Иосиф прижал к себе Мальчика.

— Где Ты был, мой Малыш?

— У диких зверей!

— Зачем? Разве Ты не знаешь, как они опасны?

— Но они меня позвали, и я пошел.

— Ах, Дитя, Дитя, как мы волновались, — сказал Иосиф.

— Но они вовсе не опасны, — отвечал Мальчик. — Они такие славные.

— Что это за Ребенок такой? — спросил погонщик верблюдов. — Он восседал на льве так гордо, словно царь на своем коне. Наяву это или во сне?

На следующую ночь Мальчик снова проснулся от зова диких зверей. Иосиф, увидев что Он поднялся, попросил лечь.

Но Мальчик ответил, что звери страстно тоскуют, ожидая Его. Он должен пойти к ним.

— Тогда иди, мой Мальчик, — сказала Мария. — Для Тебя дикие звери словно пес и кошка, что были в Египте. Никто Тебя не обидит.

Три ночи провел Мальчик в пустыне среди диких зверей. Всякий раз это было так весело, и все больше и больше зверей сходилось к Нему. В последнюю ночь лев отвез Его в маленький оазис, расположенный далеко от лагеря. Там маленькая обезьянка нарвала для Него чудесных фруктов. На следующее утро никто не хотел верить Его рассказам. Но когда Он показал финиковую ветвь, все удивились. Глава каравана сказал:

— Мы уже удивлялись маленькому ослику Марии, который может видеть ангелов. Но еще больше удивил нас этот Ребенок. Не сам ли это ангел, пришедший на землю? Кто еще может чувствовать себя у диких зверей так же безопасно, как у матери на коленях?

Наверное, днем в пустыне было так же горячо, как и в первое путешествие, и путь был ничуть не короче, но Мальчик все время так радостно сиял, что и люди, и животные забывали об усталости и жажде. Было просто невозможно оставаться вблизи Него в плохом расположении духа.

Однажды Он спросил верблюдов:

— Вам уже приходилось пересекать пустыню. Что там за горы на горизонте, не страна ли иудеев?

— Мы идем так быстро, — подумал Иосиф. — Мы уже почти у цели.

Когда они дошли до такого места, где дорога на Иерусалим сворачивала в сторону, Мария и Иосиф должны были попрощаться с остальными путешественниками.

— Тысячу раз благодарю тебя за помощь, — сказал Иосиф торговцу.

— Я уже больше чем вознагражден, — ответил он.

— Кольцо оказалось таким драгоценным? — удивился Иосиф.

— Кольцо! Конечно, оно драгоценное. Но я его так и не осмелился надеть. Но скоро я это сделаю. Позволь мне быть вашим другом, вот лучшая для меня награда.

— Ты так добр, — сказала Мария. — Мы никогда тебя не забудем. Когда твой путь проляжет через Назарет, добро пожаловать к нам.

— Я никогда не был в этом городе, — ответил торговец. — Но я полюбил вас всей душой и с удовольствием к вам приду. Мне хочется увидеть, как подрастет Мальчик. Поверьте моему слову, Он будет когда-нибудь величайшим человеком в Израиле.

— До свидания, маленький ослик, — сказали верблюды. — Может быть, мы больше не увидимся, но мы никогда не забудем тебя, и Марию, и Ребенка. Ни с кем нам не было так хорошо, как с вами. Пока Мальчик был рядом, как светло и ясно было на сердце, и погонщики были добрее обычного. Они нагружали нас не так тяжело, и есть давали больше!

— Милые мои! — сказал маленький ослик. — Я тоже никогда не забуду вашу дружескую помощь.

Иосиф и Мария смотрели вслед уходящему в сторону Иерусалима каравану. Самим им еще несколько дней надо идти на север, чтобы попасть в Назарет. Но это уже знакомый для них путь, и люди, что попадаются навстречу, говорят на их языке, они того же народа. Ведь они вернулись в землю иудеев! Осел пощипывал зеленую травку.

— Я совсем забыл, какая вкусная тут трава, — думал он.

— Милый маленький ослик, — сказала Мария. — Теперь тебе придется весь день трусить одному. Выдержишь ли ты?

Ослик радостно помахивал хвостиком.

— Смотри, Иосиф, как он рад. Он понимает, что скоро мы будем дома.

— Но это слишком большая для него поклажа, — сказал Иосиф. — Торговец на прощание столько нам надарил.

— Я могу идти, — сказала Мария. — Я снова чувствую себя сильной, раз могу дышать этим воздухом. И Мальчик тоже сможет идти, Он достаточно большой и крепкий. Смотри, как проворно Он бегает. А если нужно, я могу Его немного пронести.

— Да, так будет правильно, — решил Иосиф. — А я могу нести часть поклажи.

Так и отправились они в Назарет, Иосиф с большим узлом на спине, маленький ослик, нагруженный так, что едва выглядывал, и Мария с Мальчиком за руку. Всю дорогу Он пританцовывал, так легко, словно за спиной у Него были невидимые крылья.







Гунхильд ЗЕХЛИН

Ожидание

— Мы так долго отсутствовали, — думал Иосиф. — Может быть, нас уже и не ждет никто.

Гунхильд ЗЕХЛИН

Радостное известие

Время от времени их навещал богатый торговец. Когда его путь пролегал мимо деревеньки, он всегда находил время зайти в бальзаминовый сад и поприветствовать Марию и Иосифа.