Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Гунхильд ЗЕХЛИН

Гунхильд ЗЕХЛИН
Сон

Добавлено: 22 сентября 2013  |  Просмотров: 1795


Во сне на маленького ослика внезапно напал страх. Сердце его забилось, и он очень перепугался.

В этот момент он услышал из яслей крик Младенца.

— Ах, это Ты меня разбудил, — обрадовался он. — Теперь весь страх остался во сне. Как это было ужасно. Что только не приснится!

Но что же приснилось ему? Ему приснилось, что они пришли в Назарет. Все животные прискакали, чтобы сказать им добро пожаловать.

— Мы хотим видеть Ребенка! Мы хотим видеть Дитя! — кричали козлята и ягнята и танцевали вокруг них от радости. — Где же Он?

Тут ослик обнаружил, что ребенка нет, и Марии тоже нет. Никто не ехал в его седле. Там лежала только тяжелая поклажа.

— Где же ты оставил Ребенка? — спросила старейшая овца.

— Он только что был тут, — заикнулся сбитый с толку ослик.

— Но где Он теперь? И где Мария?

Да, где же они, где Мария и ее Ребенок? Ослик совсем отчаялся.

— Ты потерял их в пустыне, и их слопали львы? — спросили козы.

— Ты сбросил их в ущелье, и они разбились о скалы? — сетовали овцы.

— Их унесло вниз по течению, когда ты перебирался через реку? — кричали ягнята.

Ослик ничего не мог вспомнить. Только как он с трудом взбирался на гору, как хотел показать друзьям Дитя.

— Мы по вас так соскучились! — блеяли ягнята.

— Мы так надеялись и ждали! — мекали козлята.

Ослик почувствовал, что его сердце замерло от ужаса. Тут он проснулся и понял, что все это было во сне. Он стоял в темноте в хлеву в Вифлееме; Мария, Иосиф и хозяин спали на полу на соломе, а Ребенок лежал в яслях.

— Мы так по вас соскучились, — услышал он какое-то эхо из своего сна.

— Это все оттого, что вчера Мария и Иосиф много разговаривали о возвращении, — подумал он.

Иосиф рассказывал, что уже все готово, и они могут отправляться в обратный путь.

— Как я хочу этого! — отвечала Мария. — Мы здесь уже почти три месяца. Ребенок стал уже совсем большой.

— Весеннее солнышко тоже уже светит и греет. Все так чудесно, что можно подумать, будто мы у Бога в Эдеме и гуляем по райским лугам, — сказала Мария. — Ах, милый Иосиф, что это будет за чудесное путешествие домой.

— Да, оно будет совсем другое, чем наш путь сюда. Тогда была холодная зима. И было так дождливо! Ты помнишь?

— Наш славный ослик нам очень помог тогда, — сказала Мария. — Теперь он, наверное, только и думает, как бы вернуться домой. Я заметила, что он очень тоскует по родине.

Так они разговаривали друг с другом, пока не заснули. Осел был необычайно счастлив. Даже смешно, что может присниться такая чушь.

— Впрочем, сон есть сон, и не стоит ему придавать большое значение, — думал он.

В это мгновение в хлеву воссиял свет. Сначала появилось слабое свечение, но оно все разгоралось и разгоралось. Наконец, осел отчетливо увидел Ангела в светящемся одеянии. Тот склонился над Иосифом и прошептал:

— Иосиф! Иосиф! Слушай хорошо!

Но Иосиф перевернулся во сне на другой бок, и при этом даже махнул рукой, словно хотел прогнать Ангела, нарушившего его сон.

— Иосиф, — продолжал Ангел, — проснись скорее и разбуди Марию. Вам нужно уложить свои пожитки, взять Ребенка и бежать. Но не домой. Царь Ирод хочет убить Младенца. Поэтому вам нужно на время бежать от него в Египет и укрыться там. Не бойтесь, Ангел вас бережет. Иосиф, проснись же, наконец, пора!

Иосиф пошевелился, потянулся, что-то пробормотал и открыл глаза.

Ангел нежно погладил ослика по ноздрям. Это было так, словно повеял нежный западный ветерок.

— Милый маленький ослик, — прошептал он, — ты поможешь мне отвезти ребенка в безопасное место.

— Что такое мне приснилось, Господи? — спросил Иосиф. — Будто бы я должен идти с младенцем в Египет! Чего только не приснится! Все, рано утром отправляемся в Назарет! Это будет хорошо.

Иосиф снова улегся и хотел опять заснуть. Но ослик не позволил. Он так топал, поднял такой шум, что Иосиф окончательно проснулся и встал.

— Что тут происходит? — спросил он.

Осел закричал так громко, что его крик разнесся по всему хлеву. Он звенел на самой высокой ноте. Мария проснулась, и старик тоже.

— Что такое? — спросила Мария. — Я так беспокоюсь. Мне кажется, мы в большой опасности.

— Это осел раскричался, — успокаивал ее Иосиф. — Ложись, поспи еще немного.

— Нет, — сказала Мария, — если бы ничего не случилось, он бы так не кричал.

В конце концов Иосиф стал рассказывать: «Я видел странный сон. Ангел пришел ко мне и сказал, что нам надо скорее идти в Египет и оставаться там некоторое время, Ирод хочет убить нашего Ребенка.»

— О, — воскликнула Мария, вся задрожав. — Я так боюсь его! Бежим! Скорее! Прямо сейчас!

— Но Мария, это был лишь сон. Поспи еще. Мы можем обсудить это завтра утром.

Осел закричал снова.

— Нет, — уверенно сказала Мария. — Я думаю, ослик видел Ангела и знает, что он действительно говорил с тобой. Похоже, нам действительно угрожает опасность. Бежим скорее, Иосиф!

Тут Иосиф впервые осознал, что Ангел хотел его предостеречь во сне. Он помог Марии уложить вещи и навьючить осла. Было еще темно, поэтому он раздул угли в очаге, чтобы можно было хоть что-то видеть.

Старик, хозяин хлева, опечалился.

— Вам уже в самом деле надо ехать? — спросил он. — Среди ночи? Останьтесь хотя бы до утра.

— Надо торопиться, Ребенок в опасности, — объяснил Иосиф.

— Кто может причинить вред маленькому ребенку, — заметил старик. — Тебе просто приснился страшный сон.

— Но Ангел, которого я видел во сне, указал мне, что надо бежать, — отвечал Иосиф. — И наш маленький ослик тоже его видел.

— Подождите хотя бы, пока рассветет, — советовал старик. — Еще бродят дикие звери. Они всех убьют, и вас, и Ребенка.

— Мы не боимся диких зверей, не они угрожают нашей жизни.

— Но кто же? — спросил старик и потряс головой.

— Ирод!

— Но чужеземцы с Востока не встретятся с ним на обратном пути. Так что он не знает, кто этот Ребенок, — уговаривал старик.

— Он легко может выведать это у какого-нибудь мудреца, — сказал Иосиф. — И захочет убить Его, потому что не потерпит, чтобы на земле получили власть Добро и Справедливость.

— Ну что ж, делайте как знаете, — сказал, наконец, хозяин. — И да хранит вас Бог!

— Мы хотим поблагодарить тебя за все, ты дал нам кров на это время, — сказал Иосиф. — Смотри, вот ярмо, это я сделал для тебя из оливкового корня. Я нашел этот корень в овраге неподалеку.

— Это очень хорошая работа, — сказал старик. — Я тебе очень благодарен. Мое старое ярмо сломалось и больше не годится.

— Да, я заметил, что тебе нужно новое, — сказал Иосиф, улыбаясь.

Мария взяла старика за руки.

— У меня есть для тебя пальто, сшитое из ткани, которую мне оставили чужеземцы с Востока, — сказала она.

— Какое теплое и мягкое. Оно слишком хорошо для меня. Но я очень рад. Мое старое пальто износилось, и я не знал, где взять новое.

— Да, я видела, что тебе нужно новое пальто, — сказала Мария. — Как хорошо, что я заранее успела закончить.

— Раз уж вы сейчас уходите, я тоже хочу вас поблагодарить, что вы мне сделали честь, остановившись в моем маленьком хлеву, что Спаситель здесь родился. Ни одно место на земле не будут почитать так, как этот маленький хлев, — молвил старик.

Маленький ослик становился все более и более нетерпелив. Как долго можно стоять и прощаться? Ангел ведь сказал, что надо торопиться. Он затопал копытцами и потянул Иосифа, державшего поводья.

— Знаю, — сказал Иосиф, — нам надо поторапливаться.

Мария пошла в хлев. Ребенок еще спал в яслях. Он улыбнулся во сне, когда Мария взяла Его на руки.

— Позволь мне еще разок подержать Его, — попросил хозяин.

Мария завернула ребенка в шаль и передала старику. Тот поднес Ребенка к ослику. Иосиф передал Марии поводья, старик поцеловал в щечку Ребенка и подал матери.

Ослик потрусил так быстро, что Иосифу пришлось бежать, чтобы поспевать.

Была еще темная ночь, но осел хорошо видел в темноте и знал правильный путь, как им выйти на дорогу.

— Как хорошо, что мы тогда не нашли пристанища внутри каменной стены, на постоялом дворе, — заметила Мария задумчиво. — Нам пришлось бы ждать до утра, пока откроют ворота. Может, утром было бы уже поздно.

— Да, это хорошо, что мы жили здесь, а не за стеной, — сказал Иосиф и внезапно воскликнул: — Постойте-ка, тут мое пальто зацепилось за куст!

Мария придержала маленького ослика, пока Иосиф освобождал пальто.

— Как тихо вокруг, — промолвила Мария. — Смотри, на востоке уже потихоньку светает. Скоро взойдет солнце.

Тут ослик навострил ушки. Он услышал вдалеке стук копыт. Скоро его услышал и Иосиф.

— Всадники скачут. Кто бы это мог быть так рано?

Цокот быстро приближался.

— Лучше нам остаться в кустах, — сказал Иосиф и потянул ослика с дороги.

В ту же минуту мимо них проскакала группа солдат. Они очень торопились и не заметили беглецов.

Иосиф и Мария наблюдали за всадниками. Вскоре перед ними распахнулись ворота, взошло солнце, и его первые лучи сверкнули на их заблестевших шлемах.

— Как хорошо, что мы сошли с дороги, — подумала Мария.

— Но теперь надо торопиться, — сказал Иосиф.

Ни Иосиф, ни Мария не догадывались, что это были солдаты царя Ирода. Они были посланы, чтобы схватить их Сына.

Весь день путники шли на юг и не отваживались отдыхать. К вечеру они совсем устали. Солнце зашло и стало темно.

— Жутковато оставаться здесь в лесу, — сказала Мария.

— Все же нам надо остановиться, — заметил Иосиф.

Мария слезла с осла. Они поели хлеба, что дал им старик, хозяин хлева, а ослик пожевал травы. Поводья были свободно брошены.

Иосиф и Мария легли на землю и прислонили головы к ослиному брюху. Ребенок радовался и протягивал ручонки к небу, словно хотел поиграть с сияющими звездами.

Тут упала большая звезда. Ребенок ликовал, пока она скользила по небосклону.

— Малыш не боится темноты, — подумал Иосиф. — Он чувствует себя здесь так же уютно, как и в хлеву.

— Видишь, как Он тянет ручонки к звездам? — спросила Мария. — Они мерцают ему, словно хорошие друзья.

Мария и Иосиф были так отвлечены игрою и радостным сиянием Младенца, что скоро забыли о страхе и горе. Ослик начал тихонько похрапывать. Скоро задремал и Малыш. Сами Мария и Иосиф спали спокойно, пока снова не настал день.







Гунхильд ЗЕХЛИН

В трактире

Весь следующий день трусил маленький ослик в сторону юга. В седле он вез Марию и Ребенка. Иосиф молча шел рядом.

Гунхильд ЗЕХЛИН

Чужеземцы

— Какой примечательный вечер, — молвила Мария. — Так тихо и светло.