Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Гунхильд ЗЕХЛИН

Гунхильд ЗЕХЛИН
В Вифлееме

Добавлено: 22 сентября 2013  |  Просмотров: 3347


Иосиф и Мария скоро обнаружили, что Вифлеем — это город с точно такими же маленькими домами и точно такими же угловатыми улицами, как и Назарет. Где же найти им приют?

Они брели наугад и скоро пришли в один постоялый двор. «Здесь сдают комнаты путешественникам, — объяснил Иосиф. — Подожди, я спрошу, не сможем ли мы здесь остановиться.»

Но все комнаты были уже заняты. Не было ни уголка свободного. Все было переполнено.

— Нам нужно поискать другой постоялый двор, — сказал Иосиф Марии. — Наверняка тут есть еще.

На этой же улице они нашли другие.

— Моя жена устала, у нее в любую минуту может родиться ребенок, — говорил Иосиф везде, заходя на постоялый двор.

И хозяева всегда отвечали одинаково: «Но у нас все занято. Поищите где-нибудь в другом месте.»

Когда они обошли несколько постоялых дворов, Иосиф сказал: «Может быть, нас примут в какой-то семье».

— Меня очень беспокоит наш маленький ослик, — вздохнула Мария. — Посмотри, как он хромает. Ему нужно отдохнуть.

— Попробуем-ка мы в этом доме, — сказал Иосиф и постучал.

Дверь отворил седой старик.

— Дружище, не примешь ли ты нас на сегодняшнюю ночь, — спросил Иосиф. — Мы обошли весь Вифлеем, но для нас не нашлось места ни на одном постоялом дворе.

— Очень жаль, — отвечал старик. — Я охотно бы пустил вас, но прямо перед вами пришла одна семья с детьми, и я оставил их. У меня нет ни уголка свободного. Сходите к соседу. У него доброе сердце.

— Спасибо на добром слове, — сказал Иосиф и постучался в следующий дом.

Там произошло то же самое. И также в следующем, и в следующем, вдоль всей улицы; в Вифлеем пришло слишком много людей по приказу могущественного императора.

— Если бы у ослика были силы, мы бы лучше пошли опять к пастухам, — подумал Иосиф озабоченно. — Но я не знаю, найдет ли он дорогу назад в темноте.

— Бог поможет нам и охранит нас, — возразила Мария. — Не беспокойся, Иосиф, ослик всегда находит убежище для нас.

— Я хочу, чтобы ты оказалась права, Мария, — сказал Иосиф. — Но ослик очень изменился.

Да, ослик был совсем иной, чем прежде. У него была сильная боль в ноге и он ужасно устал. Он уронил голову почти до земли. Поэтому он и не видел Ангела.

Но Ангел знал, как быть. Раз ослик его не видит, он позвал птиц из Назарета. Они были тут как тут. Все послеполуденное время следили они за осликом, Иосифом и Марией, облетели весь Вифлеем вдоль и поперек и очень беспокоились. Как же обрадовались они теперь! Они защебетали ослику прямо в уши. Что это за птичий щебет, такой громкий и ясный в темноте и холоде?

Конечно, это птицы из Назарета. И что же они поют?

— Идем, идем, идем, маленький ослик! Тут кров и тепло.

Ослик снова выпрямил шею и высоко поднял голову. Он увидел Ангела в конце переулка. Не хромая, решительно потрусил он в этом направлении.

— Ты слышал, Иосиф? — спросила Мария удивленно. Мои птицы запели.

— Да, — сказал Иосиф. — Действительно, я еще никогда не слышал птичьего щебета ночью, когда к тому же так холодно.

— Ослик показывает путь, — улыбнулась Мария, — он вдруг стал резвым.

Теперь ослик перешел даже на рысь, и Иосифу приходилось бежать следом.

Тут внезапно исчезли плотные облака, которые окутывали все небо после обеда и вечером, и небо стало ясным.

Прямо над городом загорелась большая звезда, которую никто раньше не видел.

Когда ослик в очередной раз повернул за угол, он остановился у сияющего белого дома. У ворот кивал Ангел и улыбался, в саду щебетали птицы из Назарета. Иосиф и Мария слышали пение птиц, но Ангела они не видели.

— Чей это дворец? — спросил Иосиф изумленно. — Он все больше и больше сверкает. Из чего он может быть построен? Это, должно быть, дом богатых людей.

— Разве можем мы туда войти, — сказала Мария робко, — такие простые люди, как мы. Но Иосиф, похоже, что ослик нас ведет именно сюда.

Иосиф попытался удержать осла, но ослик был настойчив.

— Милый Иосиф, — сказала Мария, — а, может, так и нужно, ведь мои птицы поют в этом саду.

— Вот как? — спросил удивленно Иосиф. Подойдя поближе к дому, Иосиф и Мария увидели, что он совсем не знатный и большой, как им сначала показалось. Это был простой старый хлев с перекосившимися стенами. Но в сияющем свете звезды, зачаровавшем их, он представился ослепительно белым и значительным.

— О! — обрадованно воскликнула Мария, — это всего лишь хлев. Тут нам обязательно позволят жить. Я совсем не думала, что мы войдем в чудный дом, мы такие пыльные и грязные.

— Хорошо, — сказал Иосиф, вздыхая. — Здесь мы и поселимся. Пусть будет так. Пойду-ка спрошу старика в дверях.

Там действительно стоял старый, сгорбленный человек, хозяин этого хлева. Он услышал необычный птичий концерт в темной ночи и вышел, чтобы посмотреть на этих птиц. И увидел звезду, ее яркий свет. Так как он стоял перед хлевом, он не замечал, как звезда его посеребрила. Но он увидел на дороге Марию на ослике и Иосифа. И перед ними лежал звездный блеск. Так сияло, что старик подумал, будто к нему идут царь и царица.

— Сюда идет сам царь, как мне и приснилось, — думал он. — И царица с ним. Какие чудные на них одежды, словно сотканные из чистых серебряных нитей. У кого же еще может быть такой великолепный осел! Его шкура блестит, как дорогой шелк, а копыта сверкают, словно чистое золото. Как же могу я отважиться пригласить их сюда?

Старик от волнения задрожал, но когда путешественники приблизились, он успокоился. Они тоже были бедняки, совсем обычный осел вез на своей спине бедную молодую женщину, и платье мужчины, который вел осла, было простое и пыльное.

Пока старик стоял и моргал от удивления, Иосиф глубоко ему поклонился и сказал: «Добрый человек, дай нам кров на эту ночь. Мы все очень устали. Моя жена и мой осел должны отдохнуть.»

Старик открыл ворота: «У меня есть только этот старый хлев. Возле двух моих овец и коровы достаточно места, где вы можете расположиться.

— Этого мы и хотим, — сказал Иосиф, — что может быть лучше для нас.

— В прошлую ночь, — объяснил хозяин, — мне приснился удивительный сон, мне приснилось, что я должен привести в порядок свой хлев и устелить сеном пол: меня посетит царь. И когда я проснулся, я все так и сделал, хотя и усмехался. Что у меня делать царю? Зачем ему сено? А теперь вы пришли по дороге, и все так сверкало, словно вы действительно царь Соломон и царица Савская. Хотя мне милее вы, бедные путешественники; с царем бы я был в затруднении. Но что это я здесь стою и болтаю! Входите внутрь. Проходите!

— Знаешь ли ты, старик, — сказала Мария, — что мы сначала подумали на твой хлев, что это сияющий дворец, но потом поняли, что его так посеребрила яркая звезда.

— Примечательный вечер, — заметил старик, — и эта большая звезда. Никогда еще не было такой звезды. И песни птиц среди ночи.

— Это поют мои птицы, — объяснила Мария. — Они сопровождают меня из самого Назарета. Они позвали осла сюда.

— Удивительны пути Господни, — сказал старик. — Может быть, вы разделите со мной мой обычный ужин и затем будете отдыхать? Какая удача, что я внес все сено, вы сможете прилечь.

— Здесь нам будет хорошо, — заметила Мария.

— Лучше, чем может быть царю и царице, — улыбнулся Иосиф.

Маленький ослик уже спал в своем углу.

Он довез Марию до цели. Наконец-то он мог поспать.







Гунхильд ЗЕХЛИН

Дитя

Маленький ослик видел сон.

Гунхильд ЗЕХЛИН

У пастухов

— Знаешь, Мария, — сказал в этот день Иосиф, — мне кажется, если все пойдет хорошо, завтра мы придем в Вифлеем!