Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Гунхильд ЗЕХЛИН

Гунхильд ЗЕХЛИН
В разбойничьем стане

Добавлено: 22 сентября 2013  |  Просмотров: 1490


День за днем брели Иосиф, Мария и их маленький ослик по дороге на Вифлеем. Не раз дела их принимали плохой оборот, но всякий раз Ангел указывал путь маленькому ослику.

Но однажды едва не случилась настоящая беда.

Путешественники шли через пустынную местность. После обеда они пришли в одну деревню. Они зачерпнули воды из источника, и пока они отдыхали, Иосиф задумался: «Надо ли нам сегодня еще идти? Боюсь, что до следующего селения будет далеко. Может быть, мы не доберемся до наступления темноты.»

— Но не кажется ли тебе, что еще слишком рано, чтобы уже искать ночлег, — ответила Мария. — Чем ближе мы будем к Вифлеему, тем лучше для нас.

— Я спрошу у хозяйки, как туда идти, — сказал Иосиф.

— Если вы пойдете быстро, вы успеете добраться до следующего селения до наступления темноты, — сказала хозяйка, с любопытством на них посматривая. — Но путь трудный, крутой и каменистый. Впрочем, ваш ослик выглядит выносливым и осилит его.

— Это лучший в мире ослик, — сказала Мария.

— Но по дороге есть разбойники, — продолжала женщина. — Они хозяйничают в пустынных горах. Они очень опасны, если попасть к ним в руки. Может быть, лучше вам подождать до утра. Несколько крестьян из деревни собираются утром в Иерусалим, и они могут вас проводить. Если вас будет много, разбойники не отважатся напасть.

— Да, — заметил Иосиф. — Наверное, лучше будет нам подождать. Крестьяне точно отправятся завтра утром?

— Я думаю, да, — ответила хозяйка. — Или послезавтра.

— Может, нам стоит попытаться дойти до следующего селения, — заметила Мария. — Еще только перевалило за полдень. Наш маленький ослик надежен. От разбойников же нас Бог обережет.

И они отправились дальше. Сначала был очень чудесный день, но через несколько часов внезапно налетел ветер, и ужасный ливень настиг их. В мгновение стало совсем темно, и наступила едва ли не труднейшая часть пути.

Ослику пришлось идти впереди с Марией и своими копытцами нащупывать дорогу. Иосиф ступал следом, ибо тропа была очень узкая.

— Нам надо искать убежище, — прокричал Иосиф. — Здесь слишком продувает.

Но ослик ничего не находил, и Мария начала зябнуть.

— Если мы не найдем никакого дома, мы непременно замерзнем, — думал Иосиф.

Внезапно ослик скрылся у него с глаз, и Иосифу пришлось побежать, чтобы его опять догнать.

Ослик снова увидел Ангела. Он кивал ему с другой стороны мощной каменной глыбы. Туда вела узкая тропинка, и вскоре ослик пришел к хижине.

— Иосиф! Здесь хижина! — закричала Мария, повернувшись к Иосифу, который шел далеко сзади за ними.

Ослик был уже у хижины. Это была лишь обветшалая хатка без дверей. Но на полу горел огонь, и трое бородатых мужчин сидели вокруг и грелись. Когда они увидели ослика, один вскочил, схватил за поводья и завел его в хижину.

Как рад был ослик, что Мария обрела наконец крышу над головой от ужасной непогоды.

— Добрые люди, позвольте нам немного обогреться, — попросила Мария. — Мы совершенно промокли.

Мужчины ничего не ответили.

Марии было недостаточно хорошо их видно, потому что она смотрела на огонь и протягивала к нему руки. Но Иосиф, как только вошел, увидел, что это была за троица. Маленький ослик привел их прямо к разбойникам. Прямо в вертеп!

— Добрые господа! — продолжала Мария, — мы не хотим причинить вам хлопот, позвольте нам только посидеть у огня.

— Заходите уж! — хрипло сказал один.

Мария протянула к нему руки, и он направился помочь ей слезть со спины ослика. И в это мгновение он заметил, что огонь стал гореть ярче, и воздух в хижине благоухает по-весеннему. Мария опустилась на солому на полу. Иосиф замешкался у входа. Он не знал, что сейчас было бы лучше.

— Иосиф, подай мне сюда нашу корзину. — Она что-то достала и сказала: «Господи, благослови наш хлеб!» Она протянула часть Иосифу и затем трем разбойникам. Те были так смущены, что едва могли есть. Как давно они не ели благословленного хлеба!

Мария и Иосиф поели, и маленький ослик поел, пожевав вокруг на полу соломы.

Трое разбойников, как и прежде, сидели молча и наблюдали за незнакомцами. Им было непонятно, как они смогли найти их хижину, так скрытую, но, в сущности, это было удобно, что люди пришли прямо к ним. Можно было лишь забрать их пожитки, когда они будут спать, и потихоньку выбраться с ослом. Не придется применять никакой силы.

Трое разбойников поглядывали друг на друга и перемигивались. Иосиф понял, что это значит. Он забеспокоился и едва не подавился своей едой. Но Мария, ничего не подозревая, сияла. Она смотрела на разбойников чудными чистыми глазами и улыбалась, словно это были старые добрые друзья.

Когда Мария поела, она погладила своего ослика и сказала: «Вы не представляете, что за умница этот ослик!»

И она принялась рассказывать, как ослик перевел их через бурную реку, как именно он каждый вечер находил для них ночлег. «Но сегодня вечером мы уже полагали, что нам придется ночевать под открытым небом. И тут появился Ангел, который показал путь нашему маленькому ослику. Иначе бы мы никогда не нашли эту хижину здесь в пустынных горах», — заключила она.

Разбойники слушали удивленно. Они находили, что эта женщина слишком наивна. Как это Ангел приведет их осла прямо в разбойничий притон! Она так легковерна!

Но тут предводителю пришла мысль, вогнавшая его в страх. Он внезапно побледнел и его прошиб холодный пот.

В этой женщине была какая-то странность, которую он почувствовал с первого взгляда. Когда он снимал ее с осла, вблизи нее было так хорошо и светло. Но это посветлело не от огня, хотя сначала ему так показалось. Нет, теперь он знал: ее сопровождало какое-то другое существо, от которого исходило это тепло и свет. Ангел! А он-то еще здесь сидит и строит планы против людей, ведомых Ангелом! Ему стало холодно от мысли, что могло бы случиться с ним и его приятелями, если бы они подняли руку на этих людей. К его счастью, женщина все рассказала прежде, чем они причинили им какое-то зло. Он должен сделать так, чтобы его приятели подружились с этими чужеземцами.

Оба других разбойника насмешливо улыбались, когда слушали веселую, простодушную женщину.

Неожиданно защебетали птицы. Мария прервала свой рассказ и воскликнула: «Послушай, Иосиф! Наши птицы нашли и сюда дорогу!»

И тогда она начала еще одну удивительную историю о птицах из Назарета. Она рассказала, что птицы сопровождают их по всему пути, чтобы приветствовать ее Дитя, когда оно придет в мир. Каждый раз, когда они отдыхают, птицы садятся на дерево и щебечут для нее, каждое утро они будят их песней.

Те двое разбойников считали женщину ужасно наивной, но им ничего не оставалось, как слушать ее. Они бессознательно подняли головы и увидели, что бревна и балки облеплены птицами.

Второй разбойник был суровый парень. Он бы никого не пощадил и безжалостно прихлопнул бы, чтобы получить желаемое. Но маленьким мальчиком он полюбил птиц и всегда имел к ним особую тягу.

Как зачарованный, смотрел он на птиц Марии. Он собрал крошки и держал их в протянутой руке. Затем он засвистел. Из-под крыльев выглянула головка. Три-четыре птицы спорхнули и окружили его, но они побаивались. Они поворачивались к Марии, как бы спрашивая совета. Можно ли им? Мария кивнула. Смелые, маленькие, настороженные, они кричали, пролетая над рукой разбойника и склевывая крошки. В момент целая стая была около него. Они садились на его руки, садились на плечо, голову, щебетали и пищали.

Разбойник сидел тихо, чтобы не спугнуть.

— Как я соскучился по птицам, — сказал он. — По птичьему пению. Здесь, в горах, слышны только крики коршунов.

— Ты любишь птиц? — спросила Мария.

Тут разбойник оттаял и стал расспрашивать Марию и Иосифа, как называются птицы, где они строят свои гнезда, сколько выводят птенцов и многое, многое другое. Он хотел все узнать, пока она была в состоянии отвечать.

— Никак не могу понять, — думал он, — как это я так долго выдержал в этих пустынных горах. Все, утром ухожу прочь, в край, где на деревьях есть птичьи гнезда, я хочу там остаться и зарабатывать на жизнь трудом своих рук. Без этих гостей и их птиц я бы до конца своих дней творил безобразия. Как я благодарен, что они пришли. Я хочу сделать так, чтобы мои приятели оставили их на свободе. Какое же счастье доставили мне птицы.

Тут младший разбойник спросил опять об Ангеле. Он был совсем юным и только недавно примкнул к двум другим разбойникам. Он был из хорошего рода, но с детства славился диким и неукротимым нравом. Ему всегда хотелось быть первым и лучшим. Но однажды в деревне кому-то другому был оказан еще больший почет. В ярости он ушел к разбойникам, взяв себе имя «Гроза пустыни». Он еще покажет всей деревне! Они должны его бояться и дрожать от одного его имени. Он стал очень диким и свирепым, занимаясь со своими приятелями грабежом.

Третий смотрел на своих товарищей и сердился. Он тоже хорошо заметил, что они оба расположились к незнакомой женщине и думали о том, как поберечь ее и ее мужа.

— Жалкие старики! — думал он сердито. — Скоро они и сами станут как дети и не смогут больше разбойничать. Не правда ли, это будет скоро. Сегодня ночью, когда все заснут, я возьму поклажу, осла и исчезну.

Затем он начал мысленно представлять, что может оказаться в поклаже. Непременно что-то ценное.

Но чужеземцы были странные, он тоже это чувствовал. Вероятно, они были не настолько бедны, как казались. У женщины был благородный облик. Наконец, он догадался: она переоделась! Наверное, она подумала, что надежнее пронесет через страну свои драгоценности, если сама прикинется бедной и спрячет все в этом узле! Но он разоблачил ее! Его не проведешь! И этот осел принадлежит совсем не бедным людям! Нет!

Наверняка в этом узле много драгоценных вещей! И утром это все будет его! В дальних местах раскроет он сундучок и станет богатым! И тогда он хотел бы стать отчаянным сорвиголовой, чтобы собрать вокруг себя разбойников и стать во главе. «Гроза пустыни!» О нем еще услышат дома, в деревне! Что же эти люди не ложатся и не спят! Сидят всю ночь и болтают!

Он был так нетерпелив, что беспрерывно грыз свои ногти. Да, несомненно, скоро все утихнут.

Но старший разбойник не мог молчать.

— Кто ты, собственно, такая? — спросил он Марию. — Птицы сопровождают тебя, но Ангел привел твоего осла прямо в хижину разбойников.

— Я всего лишь Мария из Назарета, — объяснила Мария. — И Иосиф всего лишь Иосиф. Не ради нас сопровождают нас птицы и оберегает нас Ангел, но ради Младенца, что скоро придет в мир, ради Сына.

— Младенца? — прошептал старый разбойник.

Мария кивнула и улыбнулась ему. И в это мгновение прошел страх, который внушило этому разбойнику явление Ангела. Ему стало радостно и хорошо.

— Удивительно, — думал он.

— Я покажу тебе сейчас что-то совершенно замечательное, — сказала Мария таинственно разбойнику. — Иосиф, помоги мне, пожалуйста, разобрать поклажу.

Иосиф развязал ремень. Младший разбойник в напряжении сдерживал дыхание. Правая рука так крепко обхватила рукоять ножа, что суставы побелели.

— Что же было у этой женщины для Младенца? Чем она гордилась?

Она уселась справа и сняла с сундучка замок. Затем она отряхнула со своей юбки всю солому, вынула маленькие красивые детские вещички и показала их изумленным разбойникам.

— Смотри! — сказала она и протянула каждому из них какую-то крохотную маленькую рубашонку, — разве они не чудесны?

Младший разбойник был так ошеломлен, что нож выпал у него из рук.

Иосиф видел это и мгновенно запихнул нож ногой в солому. Но разбойник совершенно ничего не заметил. Он стоял, уставясь и крутя рубашонку с одной стороны на другую, и лицо его становилось все краснее и краснее.

Какой позор! Вот бы он похитил этот узел с маленькими детскими вещицами, какой смех пошел бы от города к городу, от селения к селению! Самый малый бы ребенок смеялся, слыша его имя: «Гроза пустыни! Он похитил белье первенца! Ох!»

Он бросил рубашечку на юбку Марии. Мария заботливо сложила детские одежки снова вместе. Все молчали.

Тут молодой разбойник заговорил: «Я хотел быть героем. Но невозможно прославиться, если воровать одежку ребенка, который еще не родился. Расскажите своему сыну, когда он подрастет, что «Гроза пустыни» собирался украсть его пеленки; пусть он знает, какие бывают люди.»

— Мой Сын придет в мир и для того, чтобы помочь тем, кто встал на ложный путь, — сказала Мария.

Вернуться назад и стать честным человеком. Разбойником не добьешься ни почести, ни славы. «Гроза пустыни»! Ха-а! Как я был глуп!

— Я иду с тобой, — сказал старик.

— Я тоже не хочу больше здесь оставаться, — встал тот, кто любил птиц. — Я серьезно решил завтра идти туда, где цветут цветы и поют птицы.

— Мария из Назарета, — сказал старый разбойник. — Расскажи своему Сыну, что благодаря ему трое самых плохих разбойников ушли из этих пустынных гор, чтобы стать честными людьми.

— Я ему расскажу, — улыбаясь, возразила Мария, — что три хороших человека в такую непогожую ночь сжалились над бедными путешественниками.

Затем все спокойно проспали остаток ночи в хижине разбойников. На следующее утро птицы из Назарета защебетали для трех веселых мужчин, которые больше не были разбойниками.

— Я покажу вам лучшую дорогу к следую щей деревне, — сказал юноша.

Он взял за поводья ослика и повел по едва заметной тропинке до тех пор, пока вдали не появилось какое-то селение.

— Спасибо, дорогой маленький ослик Марии, — сказал он, — спасибо, что ты вчера вечером пришел к нам.

Он потрепал ослика на прощание и простился с Марией и Иосифом. Они пожелали ему много счастья. Затем он вернулся к своим друзьям, которые уже упаковали свои скудные пожитки для путешествия в другие земли.







Гунхильд ЗЕХЛИН

У пастухов

— Знаешь, Мария, — сказал в этот день Иосиф, — мне кажется, если все пойдет хорошо, завтра мы придем в Вифлеем!

Гунхильд ЗЕХЛИН

На пути в Вифлеем

От Назарета до Вифлеема было далеко, почти целая неделя пути для маленького ослика, если бежать рысью с раннего утра до позднего вечера.