Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Гунхильд ЗЕХЛИН

Гунхильд ЗЕХЛИН
На пути в Вифлеем

Добавлено: 22 сентября 2013  |  Просмотров: 1771


От Назарета до Вифлеема было далеко, почти целая неделя пути для маленького ослика, если бежать рысью с раннего утра до позднего вечера.

Но ослик был горд, что ему позволили целыми днями нести Марию в седле. Как всегда, он выступал с высоко поднятой головой, послушный и окрыленный.

— Иосиф, как я довольна нашим маленьким осликом, — говорила Мария. Я бы ни за что не смогла пройти весь путь. Как хорошо, что ты его купил.

В первый день путь проходил по местам, которые были им знакомы. Они шли мимо пастбищ и пашень, виноградников, оливковых рощ и зарослей смоковниц под Назаретом, затем мимо незнакомых селений, которые выглядели все же похожими на Назарет.

Не раз их настигал ливень. Мария и Иосиф радовались, потому что много дождя хорошо для растений и животных. Порой светило солнце, и это тоже радовало их, потому что солнце высушивало их влажную одежду.

Наконец они вышли к какой-то реке, которая из-за бурных дождей вышла из берегов. Прежде это был лишь узкий ручей, который можно было легко перейти. Но сейчас это была широкая, бурная река!

Иосиф озабоченно и задумчиво погладил бороду.

Как же им переправиться на ту сторону реки?

Он подвязал свою длинную одежду на бедрах. Затем осторожно сделал шаг в воду. Ух! Река чуть не унесла его. Поспешно выбрался Иосиф назад на берег.

— Что же нам делать, — думал Иосиф. — Мне кажется, вряд ли ослик сможет перебраться на ту сторону. Придется ждать, пока спадет вода. Но это может продлиться несколько дней.

— Я полагаю, Бог укажет нам путь, — уверенно ответила Мария.

— Иосиф, смотри-ка, что делает ослик!

Маленький ослик с Марией на спине вдруг важно направился вдоль берега. Он увидел светлый образ, который им кивал, и направился к нему! Это был Ангел, но ни Иосиф, ни Мария не могли его видеть.

Когда ослик подошел к Ангелу, тот взял за поводья и повел в воду.

— Держи! Назад! — испуганно закричал Иосиф. — Мария, заверни его назад!

Но ослик шел через реку, и Ангел вел его по большим плоским камням на другой берег. Хотя Иосиф и не видел камней, их захлестывала вода, но он бросился вслед за осликом и также удачно вышел на другой берег.

— Мария, — спросил он, — ты сильно испугалась?

— Испугалась? — удивилась Мария. — Чего мне бояться? Я полагаю, Божий Ангел вел ослика, хотя и не видела его.

— Ты, пожалуй, права, Мария, — ответил Иосиф. — Это было глупо с моей стороны так пугаться. Как забилось мое сердце!

Вскоре наступило время обеда. Мария слезла с ослика. Она поела и отдохнула под фиговым деревом, полном распускавшихся новых почек. Иосиф нашел еще несколько съедобных прошлогодних фиг и дал Марии.

— Смотри, — сказала Мария, — как хорошо пришелся дождь этим деревьям. Они уже не такие сухие. В них новая жизнь.

В это мгновение воздух наполнился ликующим птичьим пением. Стайка птиц уселась на дерево и щебетала, так что душа радовалась.

— Как они веселятся, — сказала Мария. — Ты слышишь, они поют для моего ребенка.

Иосиф рассмеялся.

— Откуда ты знаешь?

— А вот знаю, — сказала Мария таинственно. — Разве ты не заметил, Иосиф, что это наши птицы?

— Наши птицы?

— Да, ты их не узнал? Это птицы из нашего сада в Назарете. Я узнала их. Вот эту, маленькую, которая всегда так боком прыгает, вот эту, совсем ручную, она отваживается клевать даже из моей руки. Ты не узнаешь их, Иосиф? И эту тоже я знаю! И эту! И эту! Да, это они все. О Иосиф! Птицы летят вслед за нами. Они хотят быть с нами и приветствовать Дитя.

— Ты действительно уверена, что это наши птицы? — спросил Иосиф. — Ему казалось невозможным их узнать.

— Вполне, — сказала Мария. — Не так ли, мой маленький ослик? Ты ведь тоже их узнаешь!

Да, ослик узнал их. Но он уже давно заметил, что птицы их сопровождают. Иногда они залетали вперед, иногда отставали, затем снова садились на дерево и щебетали, когда ослик шествовал мимо, и, чирикая, пролетали возле Марии, Ослик удивлялся только тому, что Мария так долго не узнавала их. — После отдыха они продолжили путешествие до вечера. Было очень утомительно столько идти, час за часом. Все трое были изнурены, когда солнце закатилось.

— Дальше идти нельзя, — заметил Иосиф. — Нам нужно искать место, где мы могли бы приготовиться к ночлегу.

— Лучше в каком-нибудь доме, Иосиф, — попросила Мария.

— Ты озябла? Пройдем еще немного, может быть, мы придем в деревню, — сказал Иосиф.

Скоро стемнело, а они все шли и шли, и Иосиф уже боялся, что они не найдут никакого дома и придется им ночевать под открытым небом.

— Не волнуйся, Иосиф — сказала Мария. — Я полагаю, Бог нам поможет.

Едва она это сказала, как ослику снова явился Ангел и настойчиво замахал. Осел поднялся к нему на пригорок. Оттуда можно было видеть слабый свет.

— Иосиф, деревня! Слава Богу! — радостно воскликнула Мария.

Скоро путешественники были в деревне. Иосиф постучался в первый же дом и попросился на постой. Они пришли к очень бедным людям. Хозяин пригласил их войти, а хозяйка разделить с ними ужин.

Скоро Мария, Иосиф и ослик крепко спали.

Утром всех разбудило пение птиц.

— Что это за птицы? — спросил хозяин.

— Это мои птицы, — объяснила Мария. — Они сопровождают нас, потому что хотят своим ликованием поприветствовать мое Дитя, когда Оно придет в мир.

— Птицы из Назарета? — спросил хозяин удивленно.

— Что же это за Ребенок должен родиться, — спросила хозяйка, что птицы летят за ним так далеко, чтобы пропеть рождение. Что особенного в этом Ребенке?

Мария таинственно улыбнулась.

— Ты должна снова зайти к нам и показать своего Сына, когда будете возвращаться назад, — попросила хозяйка.

— Охотно, — сказала Мария.

Дети этих бедных людей тем временем подружились с маленьким осликом. Они помогли Иосифу его выскрести, задать сена и воды и никак не хотели с ним разлучаться. Маленький мальчик даже заплакал. «Мама, давай купим такого ослика», — рыдал он.

— У нас нет денег, — сказала мама. — Но когда ты вырастешь, ты сам заработаешь и купишь.

— Но мы хотим сейчас, мама, и хотим ездить на нем, — плакал мальчик.

Другие дети ничего не говорили. Они робко стояли вокруг маленького ослика, поглаживали и почесывали его.

— Пусть малыши нас немного проводят, — предложил Иосиф. — Они смогут прокатиться.

Мать согласно улыбнулась.

Какая радость!

Иосиф посадил самого маленького из детей к Марии и вся компания, ликуя, с песнями отправилась дальше. Иосиф позволил старшему мальчику вести осла, а сам шел в конце.

Через какое-то время Мария передала малыша старшей сестре и посадила следующего ребенка. Это был мальчик, который перед тем горько плакал. Теперь он был горд и щелкал вожжами, чтобы ослик бежал быстрее. Он так раззадорился, что Марии стоило большого труда его утихомирить.

Так по очереди прокатились все братья и сестры. Они уже действительно далеко ушли от дома, но настойчиво требовали еще и еще. Но вот маленькая компания сделала привал, и Мария дала детям отведать своих лепешек.

— А теперь вам нужно идти домой, чтобы родители не беспокоились, — объяснила Мария.

— Никогда еще нам не было так весело, — сказала старшая сестра, — Мария такая милая.

— И ослик, — закричал самый смелый маленький мальчик.

— И Иосиф, — добавили все остальные.

— Вы точно придете снова? — спросили они. — И мы снова будем вас провожать?

— Конечно, — ответил Иосиф.

— И я смогу сам прокатиться на ослике? — спросил маленький мальчик. — Ведь к тому времени я подрасту.

— Конечно, — сказал Иосиф, — ты сможешь сам править.

— Я буду каждый день собирать сочную траву, — сказал малыш, — наберу целую большую копну. Это будет тебе от меня, мой маленький ослик.

— От нас тоже, — заметили другие.

Старшая сестра робко спросила: — А можно будет мне, когда вы вернетесь, немного покачать вашего Сына?

— Конечно. Я вижу, как хорошо ты обращаешься со своими младшими братьями и сестрами. Приведи всех благополучно домой. Я буду волноваться о вас; вам предстоит долгий путь назад.

Наконец дети попрощались окончательно.

Но до тех пор, пока можно было видеть Марию и Иосифа, они шли обернувшись и махали.

Перед ужином путешественники пришли в совершенно пустынную местность. Селения лежали очень далеко друг от друга.

— Боюсь, нам придется сегодня ночевать на свежем воздухе, — сказал Иосиф печально. Отсюда хороший обзор, но я нигде не вижу огней. Как ты полагаешь, ты не замерзнешь, Мария?

— Только бы не начался дождь, — отвечала Мария. — Ночь звездная, пройдем еще. Ветер довольно холодный, но мы можем завернуться в шали.

Иосиф помог Марии слезть с осла. Она уселась на обочину, и Иосиф заметил, что она дрожит от холода. Он снял свою хламиду и укрыл Марию.

— Нет, — сказала Мария, — ты озяб, как и я.

— Оставь пока, — попросил Иосиф, — я хочу посмотреть, нет ли где безветренного места.

— Бог поможет нам и эту ночь поспать хорошо, — заметила Мария. — Но где же наш ослик?

Ослик снова увидел Ангела, который привел его в большой грот поблизости. Несомненно, там часто ночевали путешественники, потому что на земле лежало немного соломы и пара сухих веток на выжженном кострище. Как был рад Иосиф, когда в слабом свете звезд он увидел, что нашел ослик. Он сходил за Марией и сделал ей ложе из соломы. Затем он высек огонь и разжег несколько поленьев. В темном гроте стало действительно уютно.

— Как нам покровительствует Бог, Иосиф, — сказала Мария. — Каждый вечер мы находим ночлег, даже среди пустыни.

Они спали спокойно и в безопасности, пока на восходе их не разбудили птицы.







Гунхильд ЗЕХЛИН

В разбойничьем стане

День за днем брели Иосиф, Мария и их маленький ослик по дороге на Вифлеем. Не раз дела их принимали плохой оборот, но всякий раз Ангел указывал путь маленькому ослику.

Гунхильд ЗЕХЛИН

Царский указ

На следующий день дождь лил как из ведра. Ослика оставили в покое в хлеву с друзьями. Было так чудесно наконец-то отдохнуть.