Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Гунхильд ЗЕХЛИН

Гунхильд ЗЕХЛИН
Царский указ

Добавлено: 22 сентября 2013  |  Просмотров: 1574


На следующий день дождь лил как из ведра. Ослика оставили в покое в хлеву с друзьями. Было так чудесно наконец-то отдохнуть.

Вечером, пока Мария доила, вошел Иосиф.

— Такая гроза! — сказал он. — Как хорошо, что мы дома, и собрали весь урожай и дрова на зиму.

— Да, нам хорошо, — отвечала Мария. — Как ты думаешь, Иосиф, не можем ли мы поделиться дровами с Юдифью?

— Да, пожалуй, можем, — подумал Иосиф. — Пусть возьмет завтра вязанку.

— Вот она обрадуется, — улыбнулась Мария.

— Ты права, Мария. Я хочу...

Раздался сильный стук в ворота. Иосиф вышел и открыл. Он долго оставался снаружи, и когда вернулся, то выглядел опечаленным и обеспокоенным.

— Кто это был? — спросила Мария робко. — Что-то нехорошее?

— Нам нужно немедленно отправляться в Вифлеем! — промолвил Иосиф.

— Вифлеем? Это же так далеко! Что нам понадобилось в Вифлееме?

— Император приказал сосчитать всех людей в империи, — объяснил Иосиф. — Всех запишут в большую книгу, и каждый человек должен прибыть в город, откуда происходит его род.

— Но разве нельзя с таким же успехом записаться в книгу в Назарете? — спросила Мария.

— Нет, каждый должен прибыть в город своего отца; так повелел император. Я происхожу из рода Давидова из Вифлеема, поэтому нам придется туда отправиться.

— Но как раз сейчас я не могу, — сказала Мария. — Мое Дитя в любой день может прийти в мир.

Ягнята пришли в большое волнение от такого известия.

— Тс! — напомнила им старейшая овца.

— Император приказал всем отправляться немедленно, — сказал Иосиф. — Мы не можем откладывать.

— Милый Иосиф, иди тогда один. Ты же не хочешь, чтобы Дитя родилось на дороге? Или в пустыне среди диких зверей?

— Может, мы все-таки успеем в Вифлеем, — утешал Иосиф.

— Но мы не знаем там ни одного человека, кто бы нас мог приютить, — сетовала Мария.

— Я очень беспокоюсь, Мария, — произнес Иосиф. — Но ты тоже должна идти вместе со мной. Император приказал сосчитать всех людей. Его писец хочет самолично видеть всех членов семьи, прежде, чем он их запишет. Надо слушаться императора.

Мария уселась и призадумалась. Потом она встала и сказала: «Пожалуй, ты прав. У нас такой способный ослик. Кто знает, может, Бог нам как раз и посылает это путешествие. Я уложу все детские вещи вместе, да еще теплую шкуру, в которой Ребенок сможет спать, и много еды на дорогу. Ослик сможет нести все это, да и меня, если я устану.»

— Но кто присмотрит за нашими животными, пока мы будем в пути? — рассуждал Иосиф.

— Утром я схожу к своей сестре и попрошу ее об этом. Ее муж происходит из Назарета, поэтому им не надо никуда идти. Она, наверное, охотно позаботится обо всех, пока нас не будет дома. Я думаю, все будет хорошо, Иосиф.

Мария пошла в комнату подавать ужин. Иосиф закрыл тщательно хлев, чтобы никакой дикий зверь не проник внутрь и не разорил скот. И тоже пошел в дом.

В хлеву воцарился сильный страх. Животные все слышали, но ничего не поняли. Ягнята и козлята вообще заметили только слова Марии о том, что Ребенок может прийти в мир в любой день. Взрослые, напротив, уразумели, что что-то тут не в порядке.

— Он скоро придет! Он скоро придет! Он скоро придет! — кричала молодежь.

— Но не сюда, — ответила старейшая овца. — Иосиф ясно сказал, что они скоро должны отправиться, и Марии тоже придется идти.

— Но Ребенок вполне может остаться с нами — думали маленькие козочки. — Такой чуши я еще не слыхала, — укоряла их старейшая овца. — Мать не оставит своего Младенца и не отправится в путь. Да прежде всего Ребенок еще и не родился.

— Разве Марии непременно надо идти сейчас, когда должен наконец явиться Сын? — застонали ягнята и козлята, которые потихоньку понимали, в чем дело, но никак не могли с этим смириться.

— Имейте терпение, — напомнили старшие. — Разве вы не слышали, как Мария сказала, что скоро вернется.

— Но это будет так долго, — жаловались молодые.

— А если она не найдет дороги домой? — спросил самый маленький ягненок.

— Наш благоразумный ослик приведет ее, — отвечала старейшая овца. — Так что тут нечего бояться.

— Да, бояться нечего, — согласились малыши. — Но ты торопись изо всех сил, маленький ослик.

— Обязательно, — уверял он. — А еще я буду очень осторожен, чтобы не повредить ребенку. Мы скоро вернемся, и тогда все будет хорошо. А сейчас спите.

Постепенно успокоились и ягнята, и козлята, и большие животные, и скоро все спали в доме Марии.

Неутомимо трудились Мария и Иосиф в эти дни. Но маленького ослика оставляли в хлеву.

— Отдыхай хорошенько, — говорила ему Мария. — Нам предстоит долгий, долгий путь в Вифлеем.

Иосиф заканчивал все заказы, какие у него были. Он разнес все покупателям. И когда отдал последний заказ, вымел мастерскую, вычистил инструмент и запер.

Мария тем временем напекла хлебов и упаковала их вместе с высушенными спрессованными смоквами, оливковым маслом и другими припасами в общий сундук.

Затем она выложила все, что было сшито для Ребенка: пеленки, рубашечки и свивальник. Как они были красивы и нарядны! Она разложила все на столе, рассматривала и позвала Иосифа: он тоже должен восхититься этими вещичками.

Затем она связала все в чудесную белую овечью шкуру.

Собравшись, Мария выстирала и вычистила свое и Иосифа платье, чтобы они оба могли отправиться на чужбину в достойном виде.

Конечно, она побывала и у сестры и попросила ее присмотреть за животными. Сестра была очень огорчена, что Марии приходится покидать Назарет, но охотно согласилась позаботиться о скотине. Попросили помочь и старую Юдифь.

— Я все надеялась, что доведется побаюкать твоего Сына, — сказала она. — Я бы охотно это делала, но вместо этого постерегу теперь твоих ягнят.

— Спасибо, Юдифь, — отвечала Мария. — Ты меня обрадовала.

Когда Мария в последний вечер перед отъездом доила, все животные толкались больше, чем обычно.

— Дорогие мои, — говорила Мария, — вы знаете, что мне нужно уезжать? Я вижу по вашим глазам. Не печальтесь. Моя сестра пообещала, что будет заботиться о вас. И старая Юдифь тоже. Кроме того, у Юдифи есть время, она может вам многое порассказать и побаловать, потому что у нее нет других забот. Моя сестра всегда немного спешит.

Тут все заблеяли, и это звучало ужасно жалобно.

— Ну-ну, — сказала Мария. — Я скоро вернусь. И тогда, да, тогда я принесу на руках маленького Сына. Вы слышите, шалуны, вам придется быть поосторожнее, не пихаться и не напирать, потому что Он будет маленький и нежный и не перенесет таких толчков. Будьте славными, пока я буду в пути. И набирайтесь терпения, потому что путь неблизок.

В этот вечер Мария простилась со всеми. «Вы еще будете спать утром, когда мы отправимся в путь,» — сказала она.

Но все проснулись и невесело смотрели, как Иосиф запрягает осла и закрепляет поклажу.

— Не смотрите так печально, — попросил ослик своих друзей. — Сейчас нам надо идти, но мы скоро вернемся.

— Береги Марию и ее Сына, — наказывали животные.

— Это я обещаю, — важно отвечал ослик.

— Идемте, — сказал Иосиф и подсадил Марию в седло. — Пора. Еще темно, но близок рассвет. Запахни поплотнее шаль, Мария, ветер сегодня утром такой холодный.

Так и отправились Иосиф, Мария и их маленький ослик в далекий путь в Вифлеем.







Гунхильд ЗЕХЛИН

На пути в Вифлеем

От Назарета до Вифлеема было далеко, почти целая неделя пути для маленького ослика, если бежать рысью с раннего утра до позднего вечера.

Гунхильд ЗЕХЛИН

Сбор урожая

Пришло время собирать урожай. У Марии и маленького ослика действительно оказалось много работы.