Peskarlib.ru: Русские авторы: Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК
Яблоко раздора

Добавлено: 1 мая 2013  |  Просмотров: 3026


После завтрака ребят срочно по тревоге выстроили у столовой. Лица у пионервожатых были серьезные и взволнованные. Третий отряд промаршировал до своей дачи и остановился под окнами. Все понимали, что в лагере произошло что то неприятное.

– Вольно! – скомандовал пионервожатый Кравцов. – Из строя не выходить!.. Слушайте меня внимательно… Сегодня ночью кто то из пионеров забрался в сад к гражданину Татьину и уворовал яблоки. Если кто нибудь из нашего отряда участвовал в ночном налете, пусть наберется мужества и признается!

Кравцов обвел взглядом притихших пионеров. Он знал и любил ребят. Ему казалось, что он сразу же определит виновников, если только они из его отряда.

Отряд молчал.

– Выходит, никто из наших в саду не был и яблок не воровал? – спросил пионервожатый. – Значит, я спокойно могу доложить начальнику лагеря, что третий отряд состоит из честных пионеров? Так?

– Так! Так! – зашумели ребята.

– Я за свое звено головой ручаюсь! – выкрикнул Анатолий Тихомиров.

– И я! И я! – закричали остальные звеньевые.

– Верю! – коротко сказал Кравцов. – Пока не расходитесь… Ждите меня!

Пионервожатый направился к домику, где жили начальник лагеря и старший пионервожатый.

В комнате у стола сидел хозяин сада – грузный сорокалетний мужчина в поношенной соломенной шляпе. Лицо его одновременно выражало оскорбленное достоинство и туповатое упрямство.

– Я забочусь не столько о себе, сколько о будущем ваших воспитанников, – говорил он, выразительно играя узкими, словно подбритыми бровями.

– Я понимаю! – раздраженно ответил начальник лагеря. – Виновные будут найдены, и обещаю вам: это не повторится!

– Еще бы повторилось! – с пафосом воскликнул гражданин Татьин. – Убежден, что не повторится! Я сумел обуздать местных, так сказать, неорганизованных любителей чужих фруктов, а уж пионеров лагеря, да еще с вашей помощью!..

Он развел руками и выжидательно посмотрел на вошедшего Кравцова.

– В третьем отряде участников вылазки в сад не обнаружено! – доложил пионервожатый начальнику лагеря.

С такими же рапортами явились вскоре и другие пионервожатые.

– Может быть, действительно местные, как вы говорите, неорганизованные ребята побаловались? – спросил начальник у Татьина.

– Помилуйте! Местных я бы узнал, а тут были совершенно незнакомые мне лица.

– А вы их запомнили?

Хозяин сада пожал плечами.

– Кажется, да… Увижу – признаю.

– Хорошо! – Начальник лагеря встал. – Посмотрите наших ребят!

Обход пионеров начали с третьего отряда.

Увидев начальника лагеря и своего пионервожатого, ребята подтянулись. Рядом с Кравцовым тяжело шагал незнакомый мужчина.

– Это и есть тот самый… как его – Татьин, что ли! – сказал Анатолий Тихомиров.

Пионеры зашушукались и встретили хозяина сада недружелюбными взглядами.

«Жадюга, наверно! – подумал Анатолий. – Из за паршивого яблока весь лагерь поднял!»

Гражданина Татьина не смутили взгляды ребят. Он пошел медленно вдоль шеренги и вдруг указал пальцем на Анатолия.

– Да вот он, кажется, один из тех…

Анатолий вздрогнул от неожиданности и широко раскрыл глаза.

– Ты… лазал за яблоками? – спросил пионервожатый с таким видом, точно его самого обвинили в краже.

– Н н… н нет! – Анатолий так замотал головой, что его длинные, зачесанные назад волосы упали на глаза. – Это… неправда!

– Спал он всю ночь! – спокойно и глухо произнес Саша Чудов – высокий медлительный паренек.

– С кровати не вставал даже в… уборную! – поддержал Чудова Алик Сысоев. – Наши койки рядом!

Хозяин сада посмотрел на двух дружков Анатолия, приоткрыл рот и проговорил скороговоркой:

– Так так! Да ведь и вы там, голубчики, были! То то я смотрю – знакомые фигуры! Вот почему вы защищаете приятеля!

Гражданин Татьин повернулся к начальнику лагеря и, сокрушенно причмокнув губами, сказал:

– Это они. Трое…

– Мы их накажем! – сухо ответил начальник лагеря и обратился к Кравцову: – Распустите отряд! Тихомиров, Сысоев и Чудов – ко мне!

– Разрешите! – вмешался хозяин сада. – Наказание – наказанием, я согласен с вами, но дело – делом! Во первых, компенсация, хотя это и не главное… Важнее всего внушить пионерам уважение к чужому труду… Разрешите несколько слов. Сад – это мой труд. Я умру, а плоды моего труда останутся – будут украшать землю, служить людям…

– Простите! – перебил его начальник лагеря. – Внушениями мы займемся сами! А насчет компенсации… Сколько?

– Э э… Округленно – три кило яблок… поломанный сук антоновки… Сто рублей!

Начальник лагеря вынул из кармана сотенную бумажку.

– Получите и… до свиданья! Надеюсь, у вас больше не будет поводов приходить к нам… в гости!

– Буду очень, оч чень рад!..

Разговор в комнате начальника лагеря продолжался долго. Но выяснить ничего не удалось. Ребята клялись, что никаких яблок не воровали. Обвинение казалось им таким нелепым, что они не возмущались и не обижались, а дружно доказывали свою непричастность к этому делу. Алик Сысоев даже начал рассказывать сон, который снился ему всю ночь, но начальник лагеря остановил его.

– Ладно, ребята! У нас нет причин не доверять вам. Будем считать, что произошла какая то путаница. Идите!

– А с деньгами как же? – спросил Анатолий Тихомиров.

– Ладно, ладно!.. Идите! – повторил начальник лагеря и, когда пионеры вышли, сказал Кравцову: – Объяви отряду, что ребята не виноваты… Какой все таки неприятный тип этот Татьин!

– Думаете, он соврал?

– Просто спутал! Ночью все кошки серы, а мальчишки одинаковы…



* * *



Ребята – народ незлопамятный. Уже на второй день неприятная история стала забываться, а когда объявили, что на пятницу назначена военная игра, сад и гражданин Татьин совсем вылетели из головы.

Условия игры были захватывающие. Каждый отряд разбивался на две армии: первое и второе звено – «синяя» армия, третье и четвертое – «зеленая». И жезлы были – у одних зеленый, а у других синий. Побеждала та армия, которая раньше находила и завладевала жезлом противника. А прятать жезлы разрешалось в любом уголке большого леса, раскинувшегося сразу за деревней, в которой размещался пионерлагерь. Поиски облегчались тем, что жезлоносцы носили повязки и не имели права отходить от жезла дальше чем на десять метров.

В пятницу после завтрака пионеры выстроились на площадке. Вожатые стали придирчиво проверять обувь и носки, чтобы кто нибудь не натер ноги. Ребятам не терпелось. Над лагерем стоял сплошной треск. Вооружившись деревянными трещотками, все отряды практиковались в стрельбе. По условиям игры, пионер, попавший под обстрел трещотки, выбывал из строя.

Запела фанфара, призывая к вниманию. На трибуну поднялся начальник лагеря.

– Сейчас речь толкнет! – произнес Саша Чудов.

Анатолий Тихомиров одернул его:

– Тихо!

– Сегодня мы проводим военную игру! – сказал начальник лагеря. – Пусть выиграют те, кто будет лучше ориентироваться в лесу, кто умеет читать следы, хорошо маскироваться, кто смел и находчив, кто быстро ходит и зорко видит! Эти качества необходимы вам, подрастающее поколение, чтобы в случае войны вы смогли с оружием в руках защищать свою Родину! У нас есть враги, в первую очередь – фашисты Германии и Италии, японские самураи! Ось Рим – Берлин – Токио угрожает миру и спокойствию советских людей. Но эти происки обречены на провал! – Начальник лагеря вобрал в грудь воздуха и крикнул: – Юные ленинцы, будьте готовы отстоять завоевания Октября!

– Всегда готовы! – дружно ответили ребята.

Доктор Мария Петровна, прикомандированная к «синей» армии в качестве посредника, повела первое и второе звенья на исходный рубеж. Лагерное начальство на время игры мобилизовало всех взрослых.

Посредники не командовали армиями. Они выводили «войска» на определенные рубежи и затем превращались в посторонних наблюдателей, имеющих право вмешиваться в игру только в непредвиденных или спорных случаях.

В «синей» армии обязанности распределили быстро. Все было обдумано заранее: Саша Чудов – самый высокий в отряде – стал командиром. Анатолий Тихомиров получил под свое руководство группу разведчиков. Охрану жезла поручили трем пионерам из первого звена. Девочек назначили санитарками.

Жезл запрятали в дупло старого тополя. Жезлоносцы с синими повязками залегли поблизости в кустах. На пригорках, у полянок, на тропах вокруг старого тополя устроили замаскированные стрелковые ячейки для пионеров с трещотками. Остальные разбились на три группы и ровно в девять тридцать вышли в поиск.

Где находится «противник», никто не знал. Мария Петровна предупредила, что заходить за речку Каменку не надо, – там проводили игру другие отряды.

Одна группа пошла на юг, вторая, вместе с посредником, – на север, а третья, во главе с Анатолием Тихомировым, – на восток. Командир армии Саша Чудов сначала хотел остаться при штабе, у жезла, но потом решил присоединиться к разведчикам Анатолия.

Как сразу изменился лес! Все теперь казалось таинственным и даже опасным. За любым кустом, в каждом овраге могли прятаться снайперы «зеленых» с трещотками.

– Надо рассредоточиться! – посоветовал Саша Анатолию. – Если нарвемся на засаду, – всех перестреляют!

– Рассыпаться в цепочку! – крикнул Анатолий.

Разведчики раздвинулись в стороны, а Саша укоризненно сказал:

– Кричишь… Услышат… Команду по цепи передают шепотом!

Анатолий понял, что сплоховал.

– Забыл! – буркнул он.

Впереди разведчиков пробирался по лесу Алик Сысоев. Толстенький, маленький, он шел втянув голову в плечи. Ему думалось, что именно так ходят настоящие разведчики. Трещотку он держал обеими руками, выставив вперед, как винтовку. Алик целился в подозрительные кустики и серьезно, точно выполнял важное дело, шевелил губами:

– Пух!.. Пух пух!.. Бах!..

Разведчики «синей» армии продвинулись вперед на километр. О «противнике» не было ни слуху ни духу. Под ногами стелились мягкие мхи, потом пошел черничник. Ребята на ходу срывали ягоды, и вскоре у всех почернели пальцы и губы. Только Алика Сысоева не соблазнила черника. Он намного обогнал других и мысленно посылал пулю за пулей в каждый встречный кустик, за которым мог притаиться «зеленый» лазутчик.

Глаза у Алика были маленькие, бегающие и острые, как два шильца. Он издали заметил незнакомого мальчишку, который мирно собирал чернику. Алик остановился, еще больше втянул голову в плечи и, присмотревшись, определил, что мальчишка не из третьего отряда и вообще нелагерный. Сысоев беззвучно стрельнул губами: «Пух! Бах!» – и попятился, а когда зашел за кусты, припустился бежать к командиру.

Анатолий и Саша выслушали Алика с оскорбительным безразличием.

– Мало ли тут ягодников и грибников бродит! – сказал Анатолий. А Саша просто махнул рукой с полным пренебрежением.

Алик загорячился:

– Да поймите ж вы: это «язык»! Он наверняка с утра в лесу околачивается… С ведром, а ведро почти уже полное! Он, может, видел «зеленых»!

– А что? – насторожился Анатолий и вопросительно посмотрел на Сашу.

– Как хочешь! – флегматично ответил Чудов. – Ты командуешь разведчиками…

– А ты всей армией!

– Ну и что?.. В общем, я не возражаю…

Тихомиров подозвал разведчиков и приказал окружить и взять «языка» в плен. Алик повел ребят к тому месту, где заметил мальчишку. Его застали врасплох. Собрав полную пригоршню черники, он высыпал ее в ведро, выпрямился и… увидел ребят.

– Оружие есть? – грозно спросил Алик.

Мальчишка быстро сообразил, что перед ним пионеры из лагеря. Он знал, что драку они не затеют и ягоды отнимать не станут.

– Чего? – переспросил он. – Оружие?.. Есть! Во!

Перед носом Алика очутились два кулака.

– Руки вверх! – еще более грозно произнес Алик.

– Да ну у? Вверх, да?

Мальчишка явно издевался над разведчиками. И тогда вперед выступил Саша Чудов. Высокий, мрачный, он надвинулся на мальчишку и посмотрел на него сверху вниз. Тот понял, что раздражать этакого верзилу не стоит, и поднял руки.

– Опусти! – глухо сказал Саша. – Мне твои кулаки – тьфу! А теперь говори: видел кого нибудь в лесу?

– Видел!.. Сороку и ужа! Один полз, а другая летела!

Чудов сделал еще шаг вперед. Нос мальчишки коснулся средней пуговицы на Сашиной рубашке. Паренек перестал болтать и сказал совсем серьезно:

– Никого не видел…

– Честно?

– Без обману!

– Иди…

Разведчики нехотя расступились. Мальчишка подхватил ведро с черникой, вышел из круга и оглянулся с лукавой усмешкой.

– Кого ищете то?.. Никого вы не найдете!

Пионеры не ответили.

– Потому что вы лопухи! – продолжал мальчишка. – Это мы за яблоками лазали, а вам всыпали! Ха ха а а!

Неожиданное признание потрясло ребят. У Алика Сысоева выпала из рук трещотка, а он и не заметил – стоял приоткрыв рот, пока Анатолий не закричал:

– Догнать воришку!

В лесу затрещало – ребята бросились к пареньку. Но тот не ждал, пока его окружат во второй раз. Теперь бы ему не поздоровилось! Ловко прыгая через кочки, он побежал к деревне. Тяжелое ведро мешало ему. Пионеры догоняли мальчишку. Тогда он поставил ведро на пенек и, освободившись от груза, сразу же оторвался от преследовавших его ребят.

Разведчики остановились около ведра. Остановился и мальчишка на безопасном расстоянии.

– Испугался! Ведро от страха оставил! – прокричал ему Анатолий.

– А я не жадный! – ответил мальчишка. – С ведром побежишь – все равно ягоды рассыплешь: ни себе, ни вам. А так хоть вы полопаете!

– Смотрите, какой добряк нашелся! А сам воришка!

Затеяв этот разговор на расстоянии, Анатолий незаметным движением руки показал ребятам в сторону мальчишки: давайте, мол, потихоньку окружайте! Кое кто из разведчиков за кустами, за стволами деревьев двинулся вперед. Паренек заметил ловушку, но все же успел ответить:

– Я не вор! А этому Татьину мы еще все яблоки стрясем! Мы то его знаем как облупленного – выжига, каких нет!.. Стрясем, а он к вам опять припрется!

Мальчишка хохотнул и опять скрылся, оставив ребятам и ведро, и ягоды.

Пока пионеры обсуждали происшествие и спорили, что делать с черникой, доставшейся им таким необычайным образом, их окружили «зеленые». Загремели трещотки. Из за деревьев высыпали пионеры третьего и четвертого звеньев.

– Вы убиты! – объявил командир «зеленых», – Ложитесь на землю!

Но «синие» не хотели сдаваться.

– Это еще посмотрим! – крикнул Алик.

– И смотреть нечего! – возразил Кравцов – посредник «зеленой» армии. – Из игры ваша группа выбыла. Черника подвела! – добавил он, кивнув на ведро с ягодами.

Санитары отвели «раненых» и «убитых» на опушку леса. Здесь собирались все, кому не повезло в игре. Чтобы ребята не скучали, старший пионервожатый рассказал им о Красной Армии. Потом читали вслух книгу Гайдара. В два часа пообедали, добавив к сухому пайку трофейную чернику.

А «убитые» прибывали. Были среди них и «синие», и «зеленые». «Синяя» армия, потеряв командира и группу разведчиков, не сдавалась. Где то в лесу шли жаркие «бои». Но, судя по рассказам выбывших из игры, до жезлов пока не добрались ни те, ни другие.

В шесть часов пропели фанфары. Игра так и закончилась вничью.

В лагерь возвращались с песнями, усталые, но довольные не столько результатами игры, сколько тем, что история с яблоками выяснилась до конца. Весь отряд уже знал и о встрече с деревенским мальчишкой, и о чернике, которая давно была съедена. Кравцов попытался сберечь остатки ягод, но пионеры считали их военными трофеями, а ведро обещали вернуть хозяину.

Дорога пересекла поле. Уже показались колхозные строения. За мостом через речку Каменку начинался забор, за которым зеленел сад. К забору была прибита доска с надписью: «Дорожный мастер». Все это пионеры видели не раз. Но они не знали, что дорожный мастер и есть тот самый гражданин Татьин. Они увидели его у калитки.

– Ни слова! – предупредил Кравцов и повторил: – Ни одного грубого слова!

Рядом с Татьиным стоял председатель колхоза. Они крупно разговаривали между собой, и ребята услышали несколько фраз.

– Вы все на дармовщинку метите! – с надрывом произнес Татьин. – А пора бы уж научиться ценить чужой труд!

– Колхоз дает за сад настоящую цену, – ответил председатель. – Больше мы заплатить не можем. Да и никто не даст больше!

– Нет! – почти крикнул Татьин. – Вы пользуетесь тем, что меня переводят на другое место, и хотите за бесценок прибрать мой сад к своим рукам! Не выйдет! Я знаю, что делать! Моих яблок вы не попробуете!

– Ваше дело! – Председатель резко махнул рукой. – Приходите в правление, деньги за дом вам выписаны. А сад забирайте с собой… Если сможете!..

– Никак он уезжает куда то? – спросил Анатолий.

– Туда ему и дорога! – отозвался Саша Чудов. – Правильно этот паренек назвал его – выжига!..



* * *



Прошло несколько дней.

Ребята завтракали. Алик Сысоев с аппетитом уплетал манную кашу с вареньем и чуть не подавился от резкого толчка в бок. Он обиженно посмотрел на сидевшего справа Сашу Чудова, который недобрым взглядом провожал знакомую тучную фигуру гражданина Татьина, спешившего к домику лагерного начальника.

Алик подтолкнул соседа слева. Сигнал облетел стол, и все пионеры уставились на дорожного мастера.

– Опять! – произнес Анатолий, когда Татьин вошел в дом. – Чтобы у него сгорел этот сад! Кляузник несчастный!

– Зря мы отпустили того шкета! – сказал Алик. – Это он лазает за яблоками, а нам отвечать приходится!

Саша Чудов решительно отодвинул тарелку, медленно вытер губы и объявил:

– Сегодня пойдем… с ведром. Найдем, поговорим.

Кравцов не рассказал отряду, зачем приходил гражданин Татьин. Но ребята видели, что пионервожатый не в духе, и поняли, что разговор был неприятный. Хотя никто не чувствовал за собой никакой вины, настроение у всех упало. Кто знает, что подумали начальник лагеря и Кравцов? Может быть, они на этот раз поверили хозяину сада?

Особенно не по себе было Тихомирову, Сысоеву и Чудову. Им казалось, что пионервожатый подозрительно поглядывает на них.

С трудом дождались ребята двенадцати часов, когда по распорядку дня наступало свободное время. Как только пионеров распустили, Саша, не говоря ни слова, вытащил из под кровати трофейное ведро и вышел из дачи. Алик и Анатолий двинулись за ним. Кое кто хотел присоединиться, но Чудов остановил их.

– Пока втроем. Потребуетесь – Алика пришлем…

Деревня была небольшая. Дважды ребята прошлись по ней из конца в конец, заглядывая во дворы и на огороды. На третьем заходе они увидели знакомого мальчишку. Он копал червей на задворках.

Ребята перелезли через изгородь. Парень заметил их и воткнул лопату в землю.

– Ведерко принесли! – воскликнул он, когда хмурая троица приблизилась к нему. – Как ягоды, сладкие?

– А как яблоки, не кислые? – с угрозой спросил Анатолий.

Мальчишка залился смехом.

– Опять вам досталось?

Алик и Анатолий чуть не набросились на него с кулаками, но Саша удержал их.

– Ты знаешь, что сейчас с тобой будет? – произнес он с расстановкой.

Мальчишка не испугался. Он сунул в рот три пальца и оглушительно свистнул. Точно эхо, раздался ответный свист. Удивленным пионерам показалось, что свистят со всех сторон.

– Сигнализация то у нас – во! – хвастливо произнес паренек и показал оттопыренный большой палец. – На все сто с присыпкой! Смотрите!..

К месту происшествия бежали деревенские мальчишки. Пионеры невольно придвинулись друг к другу. Теперь им надо было думать об обороне, – вокруг них столпилось больше десятка крепких пареньков, с любопытством разглядывавших незваных гостей.

– Давайте ведерочко! – миролюбиво сказал бывший пленник, который сейчас стал хозяином положения. – Спасибочко, что сохранили и на дом доставили!.. А теперь, хотите, мы проводим вас до лагеря, чтобы вы не заблудились, а желаете – поговорим. Выбирайте!

– Поговорим! – выпалил Анатолий. – И не думайте, что мы вас побоимся! Ты мелкий воришка и к тому же трус! Свою вину сваливаешь на других! А мы не хотим отвечать за тебя!

Деревенские мальчишки зашумели. Кто то крикнул:

– Илюшка! Чего смотреть, как они лаются! Давай всыплем, чтоб не ругались!

Илюшка – а это и был знакомый пионерам паренек – поднял руки. Шум прекратился.

– Может, еще и всыплем! – сказал Илюшка. – Но сначала объясним… Мы ведь тоже пионеры! – обратился он к гостям. – Это наш отряд. Боевой отряд! У нас и раненые есть. Витя, покажи ка ногу!

Один из мальчишек задрал штанину. На икре у паренька виднелось несколько красных пятнышек.

– Это ваш Татьин постарался! – произнес Илюшка.

– Почему наш? – возмутился Анатолий.

– Вы его защищаете… Мы в сумерках играли у речки. Витька зафутболил мяч за забор. Пришлось лазать за ним. А этот Татьин из ружья солью ка ак бабахнет… За это мы и дали ему жизни – потрясли яблони! А он подумал на вас – лагерных, потому что в деревне воровства сроду не было.

– Надо в милицию про такие дела сообщать, а не яблоки воровать! – возразил Анатолий. – Тоже еще, мстители нашлись!

– Ха ха!.. В милицию! – ответил Илюшка. – Да он там такого наплетет, что нас же и оштрафуют или в суд потянут!.. Мы ногу Витьке подорожником перевязали – она и подсохла через неделю.

Разговор принимал мирный оборот. Общая неприязнь к хозяину сада сблизила ребят. Они уселись на траву, и Илюшка рассказал, как они организовали опасную вылазку в сад, чтобы отомстить за Витьку.

– А яблоки мы и не ели! – сказал Илюшка. – Не поспели еще, кислые… Свиньям скормили.

– Говоришь – кислые, а сегодня ночью второй раз полезли! Зачем? – спросил Анатолий. – Он с утра прибежал в лагерь жаловаться!

– Тут дело другое!.. Это он так подумал… А мы не за яблоками! Мы, наоборот, сад караулили! – Илюшка загадочно улыбнулся и посмотрел на своих ребят. – Расскажем, что ли?..



* * *



Мирно спал лагерь. Ночь была темная и теплая. Из открытых окон доносилось сонное посапывание ребят.

Вдруг скрипнула калитка. Чья то фигурка пробежала по усыпанной песком дорожке прямо к даче третьего отряда и ловко забралась в окно.

Анатолий проснулся оттого, что кто то легонько дернул его за ногу.

– Чего? – спросил он, не открывая глаз.

– Вставай! Буди ребят!.. Вы обещали помочь! Помнишь?

Анатолий сел на кровати.

– Илюшка?

– Ага! Быстрей!

Анатолий вскочил и побежал босиком вдоль ряда кроватей.

– Подъем!.. – шептал он, сдергивая с ребят одеяла. – Тревога!..

А лагерь спал все так же спокойно. Никто не услышал, как часть пионеров третьего отряда оделась, вылезла из окон дачи и вышла за ограду. Никто – так, по крайней мере, думали ребята…

– Бегом! – скомандовал Илюшка.

Деревня осталась позади. Впереди была речка и стоящий на отшибе дом дорожного мастера. Когда в темноте показался забор сада, ребята услышали ровное постукивание топора.

– Ну и человек! И откуда такие люди берутся! – выругался Саша Чудов и побежал еще быстрее.

Метрах в двадцати от забора пионеры столкнулись с двумя пареньками из Илюшкиного отряда.

– Две уже порубил! – чуть не плача, выпалил один из них.

– А у вас готово? – спросил Илюшка.

– Готово!

Илюшка громко свистнул.

Постукивание топора за забором прекратилось, а на дороге в нескольких местах одновременно вспыхнули спички. Затрещали сухие сучья – и четыре костра вскинули к небу яркие языки пламени. Все вокруг осветилось: и плотный забор, и зеленые кроны яблонь, и коричневая железная крыша дома дорожного мастера.

– На абордаж! – крикнул Илюшка.

Пионеры бросились к забору и оседлали его во всю ширину сада. В колеблющемся свете костра белели стволы яблонь, покрытые известкой. Желтыми огоньками светились в густой зелени яблоки. Два дерева в первом ряду лежали на земле. Сиротливо торчали свежие пеньки. Растерявшийся Татьин стоял с топором в руке у третьей яблони.

– Что делаешь, жадюга? – крикнул Анатолий. – И не стыдно?

Татьин шагнул вперед – к забору.

– Пошли вон! Не ваше де…

Но ему не дали закончить: ребята закричали, засвистели, забарабанили ногами по забору. Гам поднялся такой, что за мостом испуганно закаркали вороны. Шум утих только тогда, когда Саша Чудов спрыгнул с забора и подошел к Татьину.

– У меня отец строитель, – внятно произнес Саша. – Он построил сотню домов. Так что, по вашему, он имеет право разрушить их?

– Пошли вон! – повторил Татьин и перехватил топор в левую руку. – Вон пошли! Сад мой! Я для себя его сажал и растил!

– А земля наша, колхозная! – крикнул Илюшка и тоже спрыгнул с забора. За ним поскакали вниз и остальные пионеры. Татьин оказался в кольце орущих на разные голоса мальчишек.

– Уезжаешь – и сматывайся!

– Сад не тронь!

– Яблони наша земля вырастила, а не ты!

Кто то выдернул топор из руки Татьина. Это окончательно разъярило его. Он вскинул кулак над стоявшим перед ним Сашей.

– Берегись! – крикнул Илюшка, но Чудов не двинулся с места. В эту секунду между Татьиным и Сашей протиснулся Алик. Кругленький, с втянутой в плечи головой, он бесстрашно уперся руками Татьину в живот и сказал высоким пронзительным голосом:

– А ну тронь – попробуй!

И Татьин отступил. Не совесть в нем заговорила. Не самоотверженность Алика заставила его опустить кулак. Татьин заметил над забором широкие плечи и головы двух мужчин. Хозяин сада попятился.

Его провожали свистом и гиканьем, пока он не скрылся за дверью дома, из окна которого выглядывало испуганное лицо жены.

Костры догорели. На востоке уже занялась заря. Часов в пять к дому дорожного мастера подкатил грузовик. Татьин вместе с женой быстро, по воровски погрузил вещи. Машина тронулась. Татьин в бессильной злобе погрозил кулаком в сторону сада, где все еще сидели у срубленных яблонь пионеры.

– Что ж теперь будет с садом? – спросил Алик.

– Ничего! – ответил Илюшка. – Колхоз пошлет ему деньги, сколько положено. Ему и раньше предлагали, только он не хотел брать – требовал уплатить втридорога. Сейчас возьмет!.. А сад наш будет, общий. И уж тогда здесь ни одно яблочко не пропадет.



* * *



Было около шести часов утра. По влажным дорожкам протопали босые ноги. Ребята через окно влезли в дачу – и над лагерем опять наступила утренняя тишина. Только из кухни долетало потрескивание дров в плите – там уже готовился завтрак – да в комнате начальника пионерлагеря раздавались приглушенные голоса.

– С юридической точки зрения, он, конечно, владелец сада, – говорил начальник, вытирая тряпицей ботинки, намокшие от росы. – А всякий владелец может распоряжаться своим имуществом, как…

– Я плохой юрист! – прервал начальника Кравцов. – Я сужу по человечески, по советски! И с этой точки зрения ребята правы!

Начальник лагеря улыбнулся.

– Если бы я думал по другому, мы бы с тобой не предприняли ночную прогулку!..







Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Под землей

В сумерках разведчик Смоляков добрался до зарослей малины и залег. Надо было дождаться полной темноты и тайком перемахнуть через передний край и нейтральную полосу – к своим.

Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Урман Одноглазого

Урманы – это самые густые и труднопроходимые места сибирской тайги. Стоят здесь темнохвойные гиганты тридцатиметровой высоты.