Peskarlib.ru: Русские авторы: Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК
Урман Одноглазого

Добавлено: 1 мая 2013  |  Просмотров: 3469


Урманы – это самые густые и труднопроходимые места сибирской тайги. Стоят здесь темнохвойные гиганты тридцатиметровой высоты. Стоят плотно, накрепко переплетаясь ветвями, преграждая путь солнечным лучам. Земля в урмане покрыта моховой шубой, на которой медленно гниют павшие деревья. Сюда никогда не доходят ни лучи солнца, ни порывы ветра. В полутьме нижнего этажа теплится скрытая от всех, глухая таежная жизнь.

Урман умеет хранить тайны. Много лесных драм знает он. Много человеческих судеб похоронено в непроходимой чащобе. Но кто осмелится раскрыть секреты урмана? Какой человек без особой нужды полезет в дебри, которые старается обходить стороной даже царь тайги – медведь?

Один из таких урманов, прозванный урманом Одноглазого, начинался в шести километрах от прииска.

За годы советской власти прииск превратился в обширный поселок с клубом, школой, баней, хлебопекарней и кирпичной конторой. По новым столбам дошло до поселка электричество и радио. Мощенная булыжником дорога связала прииск со станцией.

Изменилась жизнь бывших старателей.

Только урман Одноглазого не изменился. Ни одна тропка не пересекла мрачный лесной массив, по сравнению с которым окружающий лес казался городским парком. И дремал урман, отгородившись от людей непроницаемой стеной толстых стволов.

Но человек настойчив и пытлив. Дошел черед и до урмана. Первыми взялись за его исследование приисковые мальчишки.

В Москве, Ленинграде, в других городах и даже деревнях, расположенных поближе к крупным центрам, давно уже существовали пионерские отряды. На прииск организационная волна докатилась с опозданием и принесла ребятам не только радость, но и огорчение.

Стоило в клубе на одной из дверей вывесить дощечку с надписью «Пионерская комната», как ожила забытая история.

Золотоискатели – народ суровый и прямой. Честь свою они оберегают крепко. Слово «пионер» напомнило им давно исчезнувшего старателя, судьба которого не была выяснена до конца. Большинство старожилов считали его предателем.

У этого золотоискателя был, как говорили, «талан». Он первый отыскивал новые золотоносные жилы и поэтому получил прозвище Пионер. Одноглазый от рождения, он был нелюдим, жил одиноко и, несмотря на постоянную удачу, богатства не скопил. Все, что получал от перекупщиков за добытое золото, уходило у него на новые поиски. Пионер набирал партию рабочих, а то и один направлялся в тайгу и пропадал там месяцами.

Судя по слухам, вскоре после революции разведал он в глубине урмана богатейшую золотую жилу и в доказательство принес большой самородок. Но как раз в тот день на прииск нагрянула банда унгерновцев. Старатели ушли в тайгу, а Пионер пропал. Говорили – продал и себя, и золото белогвардейцам и перебрался в Маньчжурию.

Родной брат Пионера – Кедров Игнат Демидович – и сейчас работал на прииске. Одно время его вызывали в областной центр, где проводилось следствие по делу о Пионере. Игнат Демидович ничего определенного сказать не мог. Его оставили в покое. Дело сдали в архив.

Постепенно забывалась темная история Пионера. А молодежь – та даже и не знала, почему урман называется так странно: урман Одноглазого.

Дощечка на двери пионерской комнаты разворошила прошлое. Упрямые старики недовольно брюзжали в бороды: «Не могли уж лучшего имени для ребят придумать!»

Пионеры считали, что на их организацию легло пятно. Были они в отцов – крутые, гордые. Собрались они на сопке за поселком, встали в круг под суровой, как судья, вековой елью и вывели на середину Тита Кедрова – сына Игната Демидовича.

– Что скажешь? – спросил Олег Поземов, неделю назад выбранный командиром пионерского отряда. – Из за твоего дядьки нас позорят!

Тит повертел лобастой головой, глядя прямо в глаза товарищам, и сказал:

– Срок дайте.

Будь на его месте другой парень, не такой решительный, смелый и добрый, никакого срока бы не дали. Отколотили бы сгоряча и здесь же, на сопке, исключили бы из отряда. Но с Титом считались – сроку дали ровно сутки.

Вечером в тот же день Тит за ужином потребовал у отца и матери объяснений.

Мать возмутилась тоном сына. Но отец остановил ее:

– Не горячись. Бывают случаи, когда родители должны держать ответ перед детьми.

И он рассказал сыну все, что знал о своем брате. А знал Игнат Демидович ничуть не больше, чем любой старожил прииска.

Тит спросил:

– Ты, значит, не веришь, что он подлец? Почему?

– А потому что у него сто раз была возможность стать подлецом. Какие жилы он откапывал! За год в миллионеры мог вылезть. У иных руки тряслись от жадной зависти! А он продаст находку за бесценок – и снова в тайгу! Сдается мне, не золото манило его: очень уж он безразлично к нему относился… Да и душа у человека была… Жил у нас Аким… Так себе старателишко… невезучий. А тут еще изба у него сгорела. В самый притык пришлось – хоть по миру, хоть в петлю… Заявился к нему Пионер, поманил за собой, привел на берег реки, указал место: «Копай!» И за сезон выправился Аким, скопил деньжат и уехал – бросил старательское дело… Пионер и другим помогал…

Ночью Тит спал спокойно, а наутро раньше всех пришел на сопку.

Когда собрался отряд, Тит не стал пересказывать услышанное от отца. Он спросил:

– Верите, что не совру?

– Верим! – ответили ребята.

– Мой дядя не был подлецом! Он не мог опозорить нас! Не тот человек…

– Докажи, – спокойно предложил Олег Поземов.

– Один не смогу… Помогите!..



* * *



Сибиряки, да еще золотоискатели, – народ особый. Заночевать в лесу для настоящего таежного жителя, пусть ему еще и пятнадцати нет, – обычное дело.

Когда пионерский отряд начал готовиться к многодневному походу, никого это известие не встревожило. «Пускай побродят по лесу, – думали родители. – Тайга – второй дом».

– Только с кострами осторожно! – предупреждали ребят. – За пожар шкуру сдерем! И в урман не суйтесь – там и черт ногу сломит!

Мальчишки дружно поклялись не баловаться со спичками. А про урман промолчали, хотя именно туда и направлялся отряд.

Встали около шести часов утра. С мешками и ружьями собрались на сопке. Всего отправлялось в поход девять человек: шесть мальчишек и три девочки. Остальные пришли, чтобы проводить товарищей. Все в отряде знали, куда и зачем отправляется отважная девятка. Настроение было торжественное и чуточку тревожное. Напутственных речей не говорили: сибиряки немногословны. Условились о знаках, которые будут вырубать на деревьях участники похода. Установили срок: если через десять дней никаких вестей из леса не поступит, оставшиеся пионеры поднимут тревогу и обо всем сообщат взрослым.

Шесть километров для привычных к ходьбе ног – не расстояние. Часа не прошло, а отряд уже миновал знакомые места, где росли черника, гоноболь и морошка. Вышли к узкому длинному болоту, поросшему низкорослыми осинами и березами. За ними виднелся урман – темный дремучий лес. Пихты и ели урмана стояли неподвижно.

Сделали короткий привал. Олег Поземов последний раз напомнил распределение обязанностей: он командует всем отрядом, Тит Кедров – проводник, Люба и Ната – поварихи, Марина – врач, остальные – охотники. Охотников было четверо. С собой ребята забрали только сухари, соль и сало. Забота о других продуктах лежала на охотниках.

Отряд разбили на четыре пары. Каждой парой руководил старший пионер. Второй полностью ему подчинялся. Паре строго настрого запрещалось терять друг друга из виду. В одиночку мог действовать только проводник – Тит. Он засек по компасу направление и повел отряд через болото. Олег занял место замыкающего.

Поход в глубь урмана начался.

Четкого плана поисков ребята не выработали. Какой план, если неизвестно, что нужно искать и что можно найти? Ребята надеялись только на одно: где проходит золотоискатель, там надолго остаются следы. Нельзя жить месяцами в тайге и не иметь пристанища – какой нибудь временной хибарки. А чтобы брать пробы, надо копать ямы, И ямы, и хижина должны сохраниться. Но попробуй найди их в бескрайнем темно зеленом море!

На самой опушке, где еще не было так мрачно, как в глубине, ребят ожидало неприятное зрелище, которое заставило бы суеверных людей повернуть назад.

Продираясь сквозь буйные заросли бузины, заполонившей нижний ярус урмана, Тит поднял голову, уклоняясь от сухой колючей ветки, и остановился. В развилке дерева прямо перед ним висела иссеченная когтями кабарга. Ребята остановились.

– Рысь затащила, – сказал Олег Поземов. – Сыта, на завтра оставила.

Олег хорошо знал повадки диких зверей. И хотя он еще никогда не видывал висящей на дереве кабарги, но слышал от старших о таких проделках рыси.

– Пошли!

Тит сделал на пихте вторую зарубку (первая осталась на опушке урмана) и повел отряд дальше.

Зеленый свод над головой потемнел. Потемнело и внизу. Бузина уже не преграждала дорогу. Под ногами раскинулись мягкие влажные ковры однотонного серовато бледного мха, на котором белели редкие звездочки – маленькие хилые таежные цветы.

Еще полкилометра – и на ребят накинулась мошкара. Она лезла в нос, в уши, в глаза. Казалось, она вытеснила весь воздух.

Девочки развязали мешки. Появились марлевые сетки. В таком наряде ребята были похожи на пасечников. Теперь мошкара беспокоила меньше. Зато идти пришлось медленнее. Облепленная насекомыми марля мешала смотреть под ноги.

Тит подумал, что если они будут продвигаться с такой черепашьей скоростью, то долго не отыщут следы Пионера…



* * *



Аким Петрович Безродных – доцент Горного института – засиделся в ту ночь допоздна. Днем он принимал у студентов экзамены по минералогии, а вечером стал проверять курсовые работы. Надо было не позже завтрашнего дня проставить зачеты.

Первокурсники – еще не геологи. И Аким Петрович снисходительно относился к их знаниям. Читал он работы внимательно, хотя и без особого интереса. Кого заинтересуют азбучные истины, изложенные наивным, восторженным языком первооткрывателя! Но одна тетрадь взволновала его. Студент Крутояров писал о полезных ископаемых Сибири. Работа открывалась экскурсом в прошлое. Студент использовал новые архивные материалы. Характеризуя политику царского правительства в отношении исследования и освоения неиссякаемых природных богатств Сибири, автор привел один из документов того времени. Аким Петрович прочитал его и задумался.

Это был короткий рапорт золотоискателя Демьяна Кедрова. «Обуреваемый желанием познать недра нашего края, – писал Кедров, – я на свой риск и страх предпринял поиск и обнаружил вблизи от прииска богатейшие хранилища никеля, хрома и других руд. Почитаю за честь уведомить вас о находке и радуюсь, зная, что России не токмо золото, а и другие металлы небесполезны. Буде на то ваша воля, пришлите горнорудных мастеров. Без них дело не двинется. Люди жадны до золота. Их на другое не скрянешь. К сему Демьян Кедров, старатель. Прииск «Коваль».

Резолюция, наложенная на рапорте, гласила: «В архив!»

Но не эта чиновничья пометка взволновала Акима Петровича. Он сидел за столом с закрытыми глазами и видел черные курные избы прииска «Коваль», затерянного в тайге. Видел пожар, спаливший его бревенчатую избенку, видел Демьяна Кедрова, прозванного Пионером. Потом припомнил берег речушки и короткое: «Копай!»

Когда в оловянном ковше зажглись первые искорки золота, неудачник Аким поклялся скопить денег и уехать подальше от злосчастного прииска. Намыв золота рублей на семьсот, он собрал свои пожитки. Перед отъездом хотел дать Пионеру двести рублей, но тот так посмотрел своим единственным глазом, что Аким Петрович поспешно спрятал сотенные бумажки в карман.

Как давно все это было!.. Что с ним, с Пионером? Талантливый был человек! Нюх имел на золото… Ему бы образование! Никель вот раскопал, неугомонная душа!..

Вспомнив о никеле и хроме, Аким Петрович еще раз, теперь уже глазами специалиста, прочитал рапорт Демьяна Кедрова. Память не подсказывала никаких новых разработок в районе бывшего прииска «Коваль». Тогда Аким Петрович снял с полки справочник, полистал его. Нет!.. Обнаруженное Пионером месторождение хрома и никеля до сих пор лежало нетронутым в тайниках обширной сибирской кладовой. К такому же выводу пришел и автор курсовой работы – студент Крутояров.

Чем больше думал об этом Аким Петрович, тем больше волновался.

В стране шла техническая реконструкция народного хозяйства. Выпускали новые станки и сельскохозяйственные машины. «Стали! Как можно больше стали!» – требовали заводы. Стали разных марок: быстрорежущей, нержавеющей, жаростойкой, сверхпрочной. А для выплавки таких сортов нужны различные присадки: хром, никель и другие металлы.

Демьян Кедров в своем рапорте не указывал запасы руды. Но Аким Петрович почему то верил, что они значительны. Особенно радовало предположение, что руда залегает неглубоко. Действуя в одиночку, Демьян Кедров мог обнаружить только то, что лежит на поверхности и само просится в вагонетку.

К утру Аким Петрович твердо решил ехать на родину, тем более что к отъезду все уже было подготовлено. Неделю назад его назначили руководителем группы студентов, которые отправлялись в Киргизию на летнюю практику. «Вместо Киргизии будет Сибирь!» – подумал Аким Петрович.

Десять студентов и Аким Петрович прибыли на прииск как раз в тот день, когда истекал срок, установленный пионерами: заканчивались десятые сутки похода в урман. Оставшиеся в поселке ребята по очереди дежурили на сопке, поджидая своих товарищей, но отряд Олега Поземова был очень далеко от прииска…



* * *



Три дня Тит Кедров вел пионеров по прямой в глубь урмана. По их расчетам, отряд прошел километров шестьдесят – семьдесят. Привычные к лесу, ребята чувствовали себя так же бодро, как в первый день похода. Поднимались с солнышком. Засыпали тоже с солнышком. В день делали три привала. Беспокоило только одно – полное отсутствие каких либо следов человека; ни зарубки на дереве, ни куска ржавого железа, ни ямки, выкопанной лопатой.

На третью ночь у костра Тит Кедров предложил разбить отряд и двигаться дальше веером. В центре он, Тит, а справа и слева по две пары. Таким образом, отряд мог охватить широкую лесную полосу. Договорились, что до полудня пары будут постепенно удаляться от центральной линии, по которой пойдет Тит, а после полудня – сходиться, описав большой ромб. Если кому нибудь посчастливится найти след, – будет подан сигнал: три выстрела. Это значит, что остальные должны оставить свой маршрут и присоединиться к тем, кому повезло.

Утром отряд раздвинулся попарно в стороны и растворился в тайге. А уже через два часа с левого крыла, где шел Олег Поземов, долетели три отдаленных выстрела. Тит засек направление и пошел на звук. Если бы он был с кем нибудь в паре, то ни за что бы не проявил бурной радости, услышав выстрелы. Но вокруг никого! И он даже запел! Он уже видел перед собой старую замшелую хибарку и дневник, пожелтевшие листы которого открывают тайну Пионера.

Но когда Тит добрался до своих товарищей, никакой избушки он не увидел. Две пары, которые шли слева, сидели у пригорка. Тайга вокруг ничем особым не отличалась. Только лица у ребят светились радостью.

– Ну? – спросил Тит.

– Поищи сам! – ответил Олег Поземов и невольно скосил глаза на пригорок.

Тит посмотрел туда же. По пригорку елочкой уходили кверху заросшие ямки.

– Шурфы?

– Шурфы! – подтвердил Олег.

Когда есть предположение, что под слоем земли залегает золотоносная порода, старатели роют шурфы – вертикальные колодцы – и определяют, как идет жила, под каким углом, какова ее ширина. Много лет назад кто то поработал на пригорке.

– Смотри, еще! – сказал Олег.

Но Титу не пришлось доказывать остроту своего зрения. Ребята не выдержали и потащили его к ручейку. Там валялся полусгнивший лоток. Потом они показали чуть заметную тропку. Им не терпелось узнать, куда она ведет. Но Олег приказал ждать, когда соберется весь отряд.

Время тянулось бесконечно. Час показался вечностью. Но вот появилась первая пара с правого фланга. Вторую прождали еще часа два. Но двое последних мальчишек – Костя и Лаврушка – пропали. В полдень Олег повторил сигнал – трижды выстрелил из ружья. Ни крика, ни ответного выстрела! Тайга стояла молчаливая и строгая, будто недовольная тем, что ребята прикоснулись к ее тайнам.



* * *



Костя и Лаврушка слышали выстрелы. Первый сигнал Олега долетел до них, когда они, перебравшись по мелководью через реку, шли по берегу километрах в трех от переправы. Брода поблизости не оказалось. А впереди река заворачивала влево – как раз туда, откуда слышались выстрелы.

– Пойдем! – сказал Костя. – Может быть, через реку и не придется переходить. Видишь, как она круто сворачивает.

И они быстро пошли по берегу – почти побежали. Зарубок на деревьях больше не делали. Но река снова отклонилась вправо. К счастью, ее перегораживал на изгибе высокий залом, образованный сваленными в бурю деревьями. Пробиваясь сквозь стволы и сучья, вода ревела и пенилась.

Лаврушка первый пошел по залому на другой берег. Он миновал середину, вступил на сосну, давно свалившуюся в воду, но все еще цеплявшуюся могучими корнями за земляную осыпь. Подгнившая сырая кора разорвалась под ногами, и Лаврушка шлепнулся на оголившийся ствол сосны. Твердая древесина под корой была скользкой, точно ее намазали мылом. Лаврушка отчаянно изогнулся, чтобы удержаться, царапнул ногтями по стволу и под испуганный крик Кости сорвался вниз. Это произошло у противоположного берега. Лаврушка упал ногами в воду и присел. Он почему то даже не попытался выбраться из реки.

Костя увидел его белое, напряженное лицо, запрокинутое кверху. Не думая об опасности, Костя побежал по предательской сосне, поскользнулся на том же месте и, как был, с ружьем и мешком за плечами, упал в воду рядом с другом.

Здесь было неглубоко – по грудь. Швырнув ружье и мешок на берег, Костя протянул Лаврушке руку.

– Только не дергай! – крикнул Лаврушка. – Я, кажется, сломал ногу. Мне ее защемило там… под водой.

– Бро ось! – не поверил Костя. – Ушиб, наверно…

– Сломал… – тихо, извиняющимся тоном сказал Лаврушка. – И зажало – не двинуться…

Костя скользнул руками по мокрой Лаврушкиной штанине.

– Не та, – терпеливо поправил его Лаврушка.

Костя взялся за другую ногу. Чтобы добраться до ступни, ему пришлось окунуться с головой. Но и тогда он довел руку только до лодыжки. Мешали сучья и палки. Они, как в капкане, держали ступню.

Костя поднял голову, отдышался и, взглянув на бледное лицо друга, опять погрузился в воду. На этот раз он открыл глаза и увидел коричневую плетенку из затонувших веток и сучьев. От ноги тянулось розовое облачко. Костя догадался, что это кровь, и яростно заработал руками, ломая и вытаскивая из мягкого ила скользкие пружинистые палки, зажимавшие ногу.

Когда ребята оказались на берегу, оба были измучены. Опираясь на друга, Лаврушка проскакал шагов пять и опустился на траву. Костя тотчас осмотрел его ногу. Больше всего он боялся открытого перелома, при котором кость, прорвав мускулы и кожу, высовывается наружу.

Но кровь шла из глубокой царапины, а перелом был внутренний. Костя понял это, увидев повыше лодыжки синеватую припухлость. Легкое прикосновение к ней заставляло Лаврушку вздрагивать и скрипеть зубами. Но он не сказал ни слова, пока Костя не окончил осмотр.

– Нужны лубки!

– Плохо? – спросил Лаврушка.

– Обычно… Настоящий перелом, – беззаботно ответил Костя, хотя очень беспокоился за Лаврушку. – Ничего особенного! Сейчас позову ребят! Соорудим носилки…

– Как позовешь?

Лаврушка глазами указал на ружье, валявшееся на берегу. Из ствола сочилась мутная вода.

Косте не надо было объяснять, что произошла новая беда. Он схватился за патронташ. И кожа, и картонные гильзы – все отсырело. Ребята сами набивали патроны. Надеяться на то, что суконные пыжи не пропустят воду, не приходилось. И все же Костя перезарядил ружье и нажал на спусковой крючок. Вместо выстрела глухо щелкнул боек. Попробовав без всякого результата пяток патронов, Костя положил на землю бесполезное ружье и вытащил нож.

– Пойду вырежу лубки… Придумаем что нибудь.

– Спички положи на солнце.

Раскладывая спички на согретом солнцем сухом песке, Костя посмотрел на друга и ободряюще улыбнулся. Их глаза встретились.

– Ты не хитри! – сказал Лаврушка. – Я ведь не дурак. Вижу, что влипли мы здорово… И про зарубки помню – мы не ставили их на том берегу… Не найдут нас ребята.

– Ладно, лежи! – грубовато ответил Костя и пошел с ножом в кусты.

Нога Лаврушки, стиснутая двумя лубками и перевязанная изорванной на бинты запасной рубашкой, превратилась в толстую неподвижную колоду.

Закончив перевязку, Костя накормил друга подмоченным невкусным салом, перевернул начавшие подсыхать спички и присел рядом.

– Ждать не стоит, – сказал он. – Найти нас трудно…

– Иди, – ответил Лаврушка.

– Вернусь вечером, не раньше. – Костя испытующе посмотрел на друга. – Но обязательно вернусь… Слышишь?

– Знаю…

– Очень больно?

– Скребет… Иди!

В это время до ребят докатился далекий слабый отзвук выстрела. Потом второй и третий. Было двенадцать часов.



* * *



Костя пошел прямо на выстрелы. В это же время Тит, которого Олег Поземов направил на поиски заблудившейся пары, возвращался назад. Чтобы найти ребят, ему нужно было дойти до места, где ночевал весь отряд, и дальше держаться зарубок, оставленных Костей и Лаврушкой.

А Олег повел отряд по заросшей тропе, оставляя за собой на деревьях отчетливые метки.

– Смотрите в оба! – предупредил он. – Тут на каждом шагу можно увидеть что нибудь важное!

Любой лесной завал казался ребятам старой, заброшенной хибаркой. Но всякий раз, подойдя ближе, они видели, что это всего лишь бурелом. Однажды между стволов впереди показалось что то серое, высокое. Но это был валун. Каменные глыбы попадались все чаще. Как они попали сюда, никто не мог объяснить.

Во второй половине дня погода испортилась. Над тайгой пролетел сильный порыв ветра. Немая тишина урмана нарушилась. Лес наполнился глухим шумом. Внизу не чувствовалось ни малейшего дуновения, а над головой в верхних ярусах ветер яростно раскачивал макушки деревьев. Небо потемнело. С востока шла гроза. Ее раскаты уже долетали до ребят.

Еще через несколько минут сосны и пихты застонали. Уже не шум, а рев стоял в тайге. Точно сумерки опустились на урман.

– Переждем? – спросил Олег.

Но ждать никому не хотелось. Гроза и дождь – дело привычное. Они не пугали. Кроме того, всем казалось, что впереди лес редеет. И Олег повел отряд дальше. Идти пришлось недолго. Деревья расступились, и ребята увидели две скалистые гряды. Между ними виднелась глубокая расселина. Правая гряда была гладкой и острой, как высунувшийся из воды плавник рыбы. А левая представляла собой хаотическое нагромождение выветренных каменных столбов. Одни из них стояли вертикально, как часовые. Другие наклонились и опирались друг на друга, образуя причудливые треугольные арки. Перед этой грядой бил из земли фонтан пара.

На минуту ребята забыли и о цели своего похода, и о приближающейся грозе, и даже о Косте и Лаврушке. Особенно поразил их гейзер. Вода толстой струей вскидывалась на полметра вверх, а пар поднимался метра на три. Люба осторожно опустила палец в небольшой прудок, образовавшийся вокруг фонтана. Вода была горячая, как кипяток. От гейзера по каменистому ложу бежал ручеек. Он исчезал в расселине.

Проследив взглядом за ручейком, Олег увидел у входа в расселину на высоком вертикальном столбе длинную остроносую стрелу, нарисованную суриком, и крест такого же цвета. Он указал ребятам на знаки. Никто еще не успел высказать ни одной догадки, как над тайгой раздался оглушительный удар грома и хлынул ливень.

– За мной! – крикнул Олег и бросился под защиту скал.

Пионеры побежали за ним и не услышали приглушенный дождем крик:

– Ребя а а та!

Лишь пронзительный свист заставил их оглянуться. Из леса показался Костя. Все подумали, что за ним идут Лаврушка и Тит.

– Ура а а! Давайте сюда! Скорей!

От дождя и туч вокруг совсем потемнело, и только молнии опаляли скалы и тайгу ярко белым огнем. Вспышки ослепляли. Гром прокатывался над самой землей, сотрясая воздух.

Спрятавшись под высокой каменной аркой с нависшим над входом многотонным гранитным козырьком, ребята обступили Костю.

– Где остальные? – спросил Олег.

– Я один!

Новый удар грома обрушился на скалы, дрогнула земля, и долго после этого еще что то катилось сверху и с боков, сотрясая каменные своды арки, под которой наступила непроглядная темнота и стало глухо, как в склепе.



* * *



Гроза настигла Тита Кедрова у реки. Он дошел до брода, перебрался на другую сторону и, набросив на голову брезентовый капюшон, двинулся под дождем по зарубкам Кости и Лаврушки. Гроза обрадовала Тита. Он думал, что ребята спрячутся где нибудь под густым деревом и будут ждать, когда пройдет дождь. За это время он и догонит их. Тит был уверен, что ничего с ними не случилось. Просто они не услышали выстрелов.

Над густой кроной деревьев полыхали ломаные стрелы молний, от беспрерывных раскатов грома ломило в ушах. Дождь не капал, а лил сплошными струями. Но Тит все прибавлял и прибавлял шагу.

Откровенно говоря, он очень неохотно отправился разыскивать исчезнувшую пару. Он верил, что шурфы на пригорке выкопаны Пионером. Титу хотелось вместе со всеми пойти по следам. Но обязанности проводника требовали, чтобы именно он, Тит, отказался от самой интересной части поисков. «Ребята наверняка уже нашли что нибудь еще! – подумал он с сожалением. – А все из за них! Два парня, а хуже девчонок!»

Ботинки скользили по корневищам. Тит раза два чуть не упал. Намокшие штанины облепили ноги. Но все это мало тревожило Кедрова. Простуды он не боялся. Хуже было другое – он вдруг потерял зарубки. Тит вышел на самый берег взбухшей от обильного дождя реки, потом углубился в лес, внимательно осматривая стволы. Нет, зарубок не было. Пришлось вернуться назад – к последней замеченной им зарубке. Под этим деревом он постоял, подумал, снова прошел вперед несколько шагов, но так больше и не нашел ни одной зарубки.

Небо между тем постепенно прояснялось. Гроза уходила на запад. Дождь прекратился, но ветки продолжали сбрасывать на землю крупные капли.

Тит раздумывал недолго. Прикинув расстояние и время, он сообразил, что сигнальные выстрелы Олега раздались как раз тогда, когда Костя и Лаврушка дошли до этого места. Услышав их, они, вероятно, повернули назад, чтобы перейти реку знакомым бродом. А дальше они двинулись прямиком на выстрелы. Вот почему кончились зарубки! Костя и Лаврушка давно присоединились к отряду и сейчас шагают где нибудь по тропе Пионера! А он, Тит, бродит без толку по урману. Ему, конечно, давали сигналы вернуться, но кто услышит выстрелы в грозу!

Рассудив так, Тит ругнулся и заспешил назад. Ноги у него устали, а выглянувшее из за туч солнце уже низко висело над горизонтом и по вечернему отливало спокойной неяркой медью.

«Придется ночевать одному, – подумал Тит. – До ночи отряд не догонишь!» Но он все таки попытался сделать это. Преодолев усталость, он почти побежал, придерживая руками мешок и ружье, до боли нарезавшие плечи.

В сумерках Тит достиг пригорка с шурфами и, зная, куда Олег повел отряд, свернул туда же. Он шел до тех пор, пока не стало совсем темно. Нельзя было разглядеть зарубки. Оставалось разжечь огонь и ждать утра. Прежде чем взяться за эту работу, Тит присел, чтобы хоть чуточку передохнуть. Но стоило ему прислониться к сосне и вытянуть усталые ноги, как сон навалился на него и он проспал до рассвета.

Первая утренняя белка сердито швырнула в Тита сосновую шишку и разбудила его. Он вскочил, поеживаясь от холода, протер глаза, сдернул с плеча ружье и выстрелил в воздух. Прошло минут пять – ответа не последовало.

– Спят еще! – проворчал Тит и припустился вперед, на ходу вытаскивая из мешка ломоть крепко посоленного сала.

Эта мысль подогнала его. Вскоре Тит очутился на опушке леса и увидел ту же картину, которой любовались вчера ребята. Он с удивлением пощупал горячую воду гейзера, заметил стрелу и крест, подошел к скале, на которой они были нарисованы, и вдруг пригнулся от неожиданно раздавшегося за его спиной выстрела. Тит обернулся: из за большой груды обломков гранита поднимался дымок. «Засаду устроили! – подумал Тит. – Попугать вздумали!» Он прислушался и на всякий случай взял ружье на изготовку. Откуда то долетели до него придушенные голоса:

– И и т!.. И и т!..

– Хватит вам! Вылазьте! – крикнул Тит и пошел к каменному завалу.

Оттуда еще раз пальнули из ружья и опять между обломков гранита поднялось голубоватое облачко. Это уже не было похоже ни на шутку, ни на игру. С оружием ребята баловались редко.

Ничего не понимая, Тит бросился бежать к завалу, откуда разноголосо долетало:

– Ти ит! Сюда!

– Ти и ит!..

Осыпая мелкие обломки камней, Тит забрался на высокую насыпь. Теперь голоса слышались отчетливее.

– Где вы?

– Здесь! Зде есь! – раздалось снизу.

Потом Тит услышал голос Олега.

– Тихо! Не все сразу!.. Тит, ты нашел Лаврушку?

– Нет… Но где же вы?

Под камнями опять зашумели, и голос Олега произнес:

– Нас завалило… Попробуй скинуть верхние камни! Щель будет побольше – тогда поговорим…

Только тут Тит сообразил, какое произошло несчастье.

– Все целы? – испуганно заорал он.

– Все! Одного Лаврушки нет… Он ногу сломал… В тайге остался… у реки.

– А Костя? – спросил Тит и даже прильнул ухом к камням, чтобы лучше слышать.

– Костя здесь.

– Бро… бросил… Лаврушку?

– Да откапывай!.. Потом расскажем!

Куски гранита покатились вниз один за другим. Отворотив большую угловатую глыбу, Тит увидел темную щель шириной в две ладони. Сквозь нее смотрели снизу серьезные, строгие глаза Олега.

– Сейчас, сейчас! – заторопился Тит, хватаясь за очередной камень. – Сейчас освобожу вас!

– Хватит! – остановил его Олег. – Больше ты ничего не сделаешь – под тобой огромная плита. Она весь ход загородила – не сдвинешь!

– Как же вы выйдете?

– Пока не знаю… Но дело не в этом. Мы тут всю ночь решали, как быть. Самое лучшее – это послать тебя на прииск. Мы б неделю продержались. Но Лаврушка… Он двинуться не может! Его и на день нельзя оставлять! Иди к нему – кормить его надо, поить, за ногой смотреть.

– А вы?

– Что мы… мы здоровы… Ты нам воды набери во все фляги и принеси дров. Сала у нас дня на три хватит. Сегодня у нас пятый день похода… Еще пять дней, а там нас найдут быстро. Главное, Лаврушку береги!.. Стой! Ребята на тебя посмотреть хотят, за штаны меня дергают!.. А дядя твой где то здесь жил! Это точно!..

Глаза Олега исчезли. Вместо них в щели показался веснушчатый нос Кости. Он не был так спокоен, как Олег.

– Ты иди… – сбиваясь, заговорил он. – И быстрей! Он один!.. Ты найдешь его?.. Найдешь ведь?

– Найду! – успокоил его Тит.

– У самой реки! Там еще залом – вода шумит!..

У щели побывали Люба, Наташа, Марина и двое других ребят. Марина передала Титу пакетик с лекарствами и бинты.

– На каждой коробочке написано – от чего: от жара, от головы, – объяснила она. – В бутылочке йод. А ногу обязательно перебинтуй с глиной!

– Это как? – не понял Тит.

– А так! Между лубков положи чистой глины. Много много, чтобы слой был сантиметра в три И забинтуй туго. Глина подсохнет – и будет вроде гипса. Только смотри, чтобы нога была прямой!..



* * *



Оставшись один, Лаврушка лежал на солнцепеке. Боль будто чуточку утихла, но его знобило. Ему хотелось, чтобы солнце жгло еще горячее. Время от времени он переворачивал на песке спички.

Когда поднялся ветер и над урманом затемнела туча, Лаврушка засунул все еще влажные спички и коробок под рубаху, перевернулся на живот и, волоча занемевшую ногу, отполз под пихту. Его мутило. Озноб усиливался. Он чувствовал, что тело пылает, но ему было холодно. Лаврушка попытался подсчитать, через сколько часов Костя сможет вернуться с ребятами. Но мысли путались, ноющая боль мешала думать. Он перестал высчитывать часы и километры, зная, что товарищей подгонять не надо: они сделают все, чтобы прийти как можно быстрее. «Намучаются они со мной! – подумал Лаврушка, представив, как его понесут по тайге на носилках. – Угораздило же меня!..»

Гроза свирепствовала около часу. А Лаврушке показалось, что прошли сутки. С пихты, под которой он лежал, лило, как из ведра. Он промок до нитки. Его лихорадило, боль растекалась по всему телу. Минутами он терял сознание, а к ночи начал бредить. Но где то в глубине еще теплилась искорка разума, и Лаврушка понимал, что все это болезненный вздор. Только один раз он принял бред за действительность. Ему показалось, что из за деревьев вышел Костя с большой охапкой хвороста. Лаврушка отчетливо видел и слышал, как Костя подошел, бросил рядом с ним хворост и сказал:

– Ну что же ты? Давай спички! Зажигай – погреемся!

Лаврушка полез за пазуху и вытащил пястку слипшихся спичек.

– Не сохранил! – презрительно произнес Костя. – Эх ты! И нога у тебя не сломана! Притворяешься!

Лаврушка обиженно приподнялся – и все пропало: и Костя, и хворост. Только спички остались в руке. Лаврушка пощупал в темноте головки. Вместо них под пальцами была мокрая кашица, попахивавшая серой. Он отбросил их в сторону и снова лег на спину. Холода он больше не чувствовал.

В другой раз ему показалось, что наступило утро. Лаврушка открыл глаза и увидел солнце и Тита Кедрова, который бежал к нему, радостно махая руками. «Шалишь! – подумал Лаврушка. – Опять чудится!» Он застонал, закрыл глаза и поверил, что это не бред, только тогда, когда Тит положил его голову себе на колени и чем то влажным и холодным вытер пылающий лоб.



* * *



Олег сидеть без дела не мог. Как только в каменном мешке, в котором очутился отряд, запылал костер и девочки наполнили водой котелки, чтобы приготовить завтрак из сала и муки, он пошел осматривать пещеру. Отряд пробыл здесь уже много часов, но ребята ни на шаг не отходили от завала, перегородившего выход. Тьма стояла кромешная, а спичек имелось только три коробка. Олег не разрешил их трогать. Зато теперь, когда загорелся костер, света хватало.

Пламя осветило мрачные серые своды и массивную двухметровую гранитную плиту, которая во время грозы рухнула вниз и закрыла выход. Дым тянуло в щель между плитой и сводом пещеры. Сзади метрах в семи возвышалась глухая стена. Вот и все, что мог увидеть Олег.

Пионеры молчали. Страха они не испытывали, но и радости было мало. Все занимались своим делом. Мальчишки рубили сучья, заготовленные Титом и с трудом просунутые сквозь щель. Девочки месили тесто для лепешек.

Олег выбрал палку посуше, запалил ее и пошел в тупик. Когда он вплотную приблизился к стене, сердце у него забилось учащенно. В конце пещеры у самого пола чернел лаз. Олег сунул туда горящую палку и увидел, что лаз недлинный – каких нибудь полметра, а там пещера опять расширялась.

– Эй! Ребята! – позвал он.

Подбежали все, но тут палка затрещала и потухла. Олег никому не разрешил исследовать в темноте узкую лазейку. Пришлось вернуться, растопить немного сала, смочить им тряпицу и сделать факел. С этим коптящим огоньком Олег пролез в соседнюю пещеру. За ним пробрались туда и остальные.

Вторая пещера ничем не отличалась от первой. Те же мрачные каменные своды и непроницаемые стены. И только в одном углу вместо серого гранита виднелась деревянная дверь. Самая настоящая дверь – плотная, без единой щелочки, на петлях и даже с ручкой. Скрип старых петель одновременно и пугал и радовал. Пионеры, затаив дыхание, вошли в каменную комнату.

Факел догорал, и они успели рассмотреть немногое: грубый большой стол на скрещенных ножках, кровать, покрытую медвежьей шкурой, два ружья, прислоненных к стене, керосиновую лампу на полке.

Факел потух. Олег чиркнул спичку, снял стекло и попробовал зажечь лампу. Но фитиль был сухой и твердый. Он крошился и дымил.

– У хорошего хозяина всегда имеется запас! – сказал Олег. – Ищите бачок с керосином! Я посвечу!

И никто не удивился, когда за дверью действительно нашлась медная банка с винтовой пробкой. В банке плескалась жидкость. Потратив еще пять спичек, ребята заправили и зажгли лампу.

Теперь можно было не торопиться.

Первое, что привлекло внимание ребят, – это небольшие деревянные ящички. Они рядами стояли на столе. А в них лежали пробы разноцветных пород – зеленоватые, черные, серебристые. На каждом ящичке виднелся аккуратно прикрепленный ярлычок с короткой надписью. На одном значилось: «Северо запад, три версты», на другом: «Юг, семь верст». Надписи отличались лишь направлением и расстоянием.

Что за пробы лежали в ящичках, ребята не знали. Лишь одна была им хорошо знакома: кусок белого кварца с толстыми искрящимися прожилками.

– Золото! – сказал Олег и вытащил кусок кварца из ящичка, на дне которого оказался еще и самородок величиной с куриное яйцо. – Ого! – Олег прикинул его на ладони и спросил: – Что это доказывает?

Никто не ответил. Самородок пошел по рукам. Его рассматривали с профессиональным интересом. Когда самородок вернулся к Олегу, он положил его на место и сам ответил на свой вопрос:

– Комната эта – Пионера! И самородок его. А что это доказывает? Вот что! Раз самородок остался, – значит, и Пионер ни в какую Маньчжурию не сбежал! Он жил здесь и погиб где нибудь тут же! И мы не уйдем из тайги, пока не разузнаем все до конца!

Продолжая осмотр, ребята обнаружили еще один ящичек. Из него торчала обычная бутылка, плотно закрытая резиновой пробкой. На горлышке желтела бумажка с надписью: «Газ. Смерть». А на ярлычке ящика было указано: «Расселина под крестом – смерть. Обход по стрелке».

Ребята не поняли значения загадочной надписи, но какое то чувство подсказывало им, что Пионер имел в виду стрелу и крест, которые они уже видели недалеко от гейзера.



* * *



Прошли день и ночь. Часов в одиннадцать дежурившая у щели Марина испугалась: что то большое заслонило дневной свет.

– Это я! – крикнул Тит. – Держите! – и он просунул в щель двух щук и утку.

Ребята сгрудились внизу, задрав головы.

– Как Лаврушка? – Спросил Олег.

– Плохо… Час в сознании, а три бредит… Всю ночь метался. Я его бульоном кормлю. Ногу перевязал…

Освещенное солнцем лицо Тита казалось очень бледным. Он не спал ночь. С рассвета ходил по тайге в поисках дичи и прибрел сюда усталый и разбитый.

Открытия, сделанные ребятами, помогли Титу забыть про усталость. Он быстро заготовил дрова, обновил запас воды и бодро преодолел семь километров, которые отделяли отряд от больного Лаврушки.

Тит торопился – хотел обрадовать его важными новостями. Но Лаврушке было не до них. Его снова била лихорадка и мучил сухой, отрывистый кашель.

Тит догадался, что Лаврушка ко всему еще и простыл.

В каждой местности есть свои способы лечить простуду. Тит вырыл в песке углубление, запалил в нем огонь. Когда костер прогорел, Тит обложил яму ветками и для пробы улегся в нее. Там было жарко, как в печке, нестерпимо жгло спину и бока. «Ничего, вытерпит!» – определил Тит и перетащил Лаврушку в яму. Сам он сел здесь же и наблюдал, чтобы не сдвинулись ветки и Лаврушка не обжегся о раскаленный песок.

К вечеру Тит вырыл новую яму и повторил процедуру, заставив Лаврушку проглотить две таблетки аспирина. К утру следующего дня больной ожил. Зато Тит еле держался на ногах.

Утром, превозмогая свинцовую, накопившуюся за двое суток усталость, он напоил Лаврушку утиным бульоном, улыбнулся и сказал односложно, вложив в это короткое словечко всю радость за товарища:

– Ну?

– Ага! – произнес Лаврушка так же односложно и спросил слабым голосом: – Досталось?.. Глаза то совсем провалились… Спать будешь или расскажешь?

– Расскажу.

Тит прилег в яму к Лаврушке и начал пересказывать события минувших дней. Где то в конце рассказа он сбился и заснул – словно сквозь землю провалился.

Два часа выждал Лаврушка, отгоняя от Тита надоедливых комаров, а потом решительно принялся будить его.

– Идти надо, Титок!

– Идти? – Тит приподнял голову. – Как идти? – он расклеил слипшиеся ресницы. – Ах, идти!.. Иду!

– Надо, Титок! – повторил Лаврушка. – У ребят, может, вода кончилась. Иди…

И началась для Тита однообразная, изматывающая жизнь. Он охотился, приносил замурованным ребятам еду, воду и дрова, возвращался к Лаврушке и кормил его. Наступало новое утро. Он снова спешил на охоту, к ребятам, к Лаврушке. И так изо дня в день.

Все бы ничего, но урман был беден дичью. На охоту уходил почти весь день. С рассвета до заката Тит брел по тайге то в одну, то в другую сторону в надежде добыть что нибудь съедобное.

Спал он урывками – чаще всего под боком у Лаврушки. Ел плохо: сало и мука кончились, а дичь попадалась все реже. Наконец наступил день, когда Тит пришел вечером к Лаврушке с пустыми руками.

Лаврушка сидел, привалившись спиной к дереву. Смеркалось. Взглянув на тропинку, проторенную Титом, он увидел его. Тит шел понуро, как провинившийся. Лаврушка понял все. Он давно готовился к этой минуте. Он знал, что силы Тита на исходе, и каждый вечер ждал, что тот придет ни с чем, измученный и сломленный неудачей. На этот случай берег Лаврушка маленький запас еды, накопленный по крохам в течение последних дней.

Когда Тит подошел к нему, Лаврушка лениво, без охоты, как пресытившийся человек, досасывал вареную щучью голову. Эту щуку Тит подстрелил три дня назад в речной заводи.

– Ты, это самое, не сердись, – сказал Лаврушка. – Не дождался я тебя – есть очень захотелось. Садись перекуси! А я уже наелся.

Лаврушка указал на пару лепешек, несколько ломтиков сала и зажаренное утиное крыло. Тит подозрительно осмотрел еду, спросил устало:

– Откуда?

– Оттуда… Болен был – аппетиту не было. Остатки… Вот и пригодились.

– А у меня сегодня – пусто…

– Тебе хватит! – сказал Лаврушка. – А я – как барабан! – Он благодушно похлопал ладонью по пустому животу.

Тит поверил Лаврушке и даже проглотил ломтик сала, но второй застрял у него во рту – он вспомнил ребят. Сегодня он принес им только пару каких то мелких пичужек. А завтра? Ведь завтра охота может быть совсем неудачной. Пользуясь наступившей темнотой, Тит тайком от Лаврушки отправил сало и утиное крылышко за пазуху. Лепешки он оставил.

– Завтра доедим! Я ведь тоже не очень голоден, – соврал он. – Меня там ребята подкармливают.

Лаврушка промолчал.

На следующий день Тит прошел километров двадцать в поисках дичи. Но его ружье так и не выстрелило: урман точно вымер. Выбравшись из лесу, Тит завернул в тряпочку хранившиеся со вчерашнего дня кусочки сала и крыло утки и, изобразив на лице легкое смущение, какое бывает у охотника, даром потратившего день, пошел вверх по гранитным обломкам к щели.

– Эй, ребятки! – крикнул он. – Не повезло мне сегодня – никто на мушку не попался. Но я все таки кое что принес вам! Держите!

Тит склонился над щелью – и вдруг камни дрогнули, сдвинулись с места… Так ему показалось. А на самом деле у него закружилась голова и он упал. Боль в рассеченном подбородке привела его в чувство.

– Вот ведь… бывает! – выругался он. – Споткнулся!

Из щели, снизу, на него пристально смотрел Олег.

Тит просунул ему узелок.

– Держи!

Олег взял, развернул его, придвинулся к самой щели.

– А ну сядь!

Тит сел.

Олег вытолкнул узелок обратно.

– А ну ешь!

– Да ты что! – возмутился Тит. – Ты знаешь, как мы наелись сегодня утром! Это я случайно захватил… Знал бы – взял в сто раз больше: у нас там запасы!

– Ешь! – повторил Олег тем же строгим тоном.

– И не подумаю!

– Кого обманываешь?.. Я – командир! Приказываю есть!

Тит повел плечами и, как бы подчиняясь несправедливому приказу, принялся жевать. Но челюсти, помимо его воли, заработали быстро и жадно.

Олег на секунду отвел от него глаза, крикнул в темноту пещеры:

– Люба! Дай ка пару лепешек!

Тит съел и их под неумолимом взглядом командира.

– А теперь иди! – сказал Олег. – И помни, что Лаврушка голоден, да и мы не очень сыты… Сегодня ты нам нужен сильный и здоровый… Держись!..

Тит медленно побрел в лес, решив умереть, а найти добычу. Но у тайги свои законы. Он мог умереть хоть двадцать раз – ни зверь, ни птица не попадались ему на глаза. Лишь на закате солнца километрах в двух от Лаврушкиного пристанища счастье улыбнулось ему: он одним выстрелом подбил двух гоголей, нырявших за рыбой.

Третьего гоголя Тит сбил влет. Он добрался до Лаврушки чуть живой, но счастливый.

А Лаврушка в этот день тоже охотился: дополз до реки, каким то чудом поймал двух лягушек, привязал их за лапки на веревку и ловил рыбу. Ему удалось вытащить на берег двух порядочных щурят. Они были настолько жадны, что не захотели выпускать лягушек и без крючка очутились на песке.

Заметив щук, Тит нахмурился и в первую очередь осмотрел забинтованную ногу Лаврушки. Лубки на месте, засохшая глина тоже как будто не растрескалась.

– А если криво срастется? – спросил Тит.

– А если ребята с голоду помрут? – ответил вопросом Лаврушка. – Лучше с кривой ногой, чем с кривой душой!..

Тит зажег костер, сварил в котелке щуку. Ее съели мигом. Вторую щуку Тит засунул в мешок вместе с тремя утками.

– Пошел! – произнес он.

– Может, поспишь капельку?

– Я у них там все съел… Последние две лепешки.

– Не заблудись… Ночь.

– Пошел! – повторил Тит.

– Иди…

С этой тропки Тит не сходил восемь суток. Каждый валун, низко нависший сук, узловатый корень были ему знакомы. Он помнил даже запахи. В одном месте в воздухе плавал аромат смолы. В другом густо пахло хвоей. В низине, как раз на полпути, ударяло в нос болотной прелью. На одном пригорке ощущался запах меда. Но нигде не пахло дымом. А в этот раз, миновав в темноте низину, Тит с удивлением почувствовал запах дыма. Он принюхался и задрожал от волнения.

Для таежных жителей и дым раскрывает свои секреты. Опытный таежник безошибочно отличит едкий, тяжелый дым низового пожара, сжигающего траву, мох и кустарник, от летучего ароматного дыма верхового пожара, несущегося по кронам деревьев. А дым костра – как раскрытая книга. Настоящий сибиряк скажет, далеко ли горит костер, какие дрова пылают в нем, кто его зажег – местный ли житель или случайный человек.

Тит по дыму определил, что это не пожар, что горит костер, что запалила огонь умелая рука. Тит торопливо выстрелил из ружья. А дальше в памяти у него сохранились только отдельные разрозненные картины: ответный выстрел, залитые красноватым светом костра палатки, знакомые лица приисковых пионеров, железные руки отца, сжавшие Тита до боли в ребрах, радостные возгласы каких то чужих людей, лай собак, возбужденных общим волнением…



* * *



На следующий день приисковые рабочие отправились назад, в поселок, с Лаврушкой на носилках. Остальные: пионеры, студенты и Аким Петрович – остались в урмане и разбили палатки рядом с гейзером.

Камни, заперевшие ребят, были уже разобраны.

В «комнате» Пионера с утра шла работа: рассматривали пробы пород, изучали надписи на ярлычках, наносили на карту условные обозначения. Потом Аким Петрович сказал, обращаясь сразу и к своим практикантам, и к ребятам:

– Здесь собрана удивительная коллекция. Если запасы руды достаточно велики, а я думаю, что это именно так, то урман вскоре превратится в рудник. Посмотрите! – Аким Петрович указал на ящички с образцами. – Тут хромовые, никелевые, ванадиевые и вольфрамовые руды, золото…

– А в бутылке? – спросил Олег.

– Всему свой черед, – ответил Аким Петрович. – Дойдем и до бутылки, разберемся. Но я догадываюсь… Геологическое строение этого участка тайги очень своеобразное: горячий источник, скальные образования… Не исключена возможность, что где нибудь по трещинам выходит на поверхность ядовитый газ.

– Если выходит, то рядом – в ущелье между скалами, где крест нарисован и стрела! – высказался Тит.

– Это мы проверим, – отозвался Аким Петрович.

Но проверка произошла сама собой.

Снаружи в пещеру долетели встревоженные голоса. Все поспешили к выходу. Когда выяснилась причина неожиданного переполоха, загадка с бутылкой газа была разгадана.

Поисковая партия захватила из поселка трех псов. Два флегматичных старых волкодава спокойно дремали на солнце. Третья собака – неугомонная вертлявая дворняга – повсюду совала свой нос и поплатилась за любопытство. Она юркнула в расселину, отлого уходящую вниз между скалами. Не прошло и пяти минут, как жалобный вой всполошил всех.

Люди столпились у входа в ущелье, а волкодавы бросились вниз по каменистому дну расселины. Но что то заставило их вернуться. Повизгивая, они выбрались назад и побежали по карнизу над расселиной – как раз туда, куда указывала красная стрела, нарисованная на каменном столбе. Достигнув места, напротив которого внизу, метрах в пяти под карнизом, неподвижно лежала дворняга, собаки остановились и, нервно подергивая хвостами, уставились на свою мертвую подружку.

– Ну, вот и проверили! – печально сказал Аким Петрович. – Расселина, вероятно, наполнена тяжелым газом без цвета и запаха. А волкодавы нашли ту безопасную тропу – обход, о котором упоминал Пионер. Видимо, здесь уровень газа ниже.

Среди студентов нашлись охотники исследовать карниз. Мальчишки сунулись за ними по узкой каменистой тропе, но их не пустили. Только потом, когда трое молодых геологов вернулись из разведки и принесли взволновавшее всех известие, каждый побывал у места разыгравшейся много лет назад трагедии.

Карниз то расширялся метров до двух, то суживался до того, что приходилось продвигаться лицом к скале. Он уводил все дальше и дальше в глубь ущелья, не понижаясь и не повышаясь. А расселина с каждым шагом уходила вниз, образуя длинное и глубокое ущелье. Метрах в пятидесяти от трупа собаки на серой россыпи обвалившихся сверху камней виднелись пятна – белые и темные.

Еще несколько шагов – и можно было разглядеть остатки полусгнившей одежды, прикрывавшей человеческие скелеты. Лежали они друг за другом, точно в строю. Виднелись заржавленные винтовочные стволы. Из погнивших, развалившихся ножен торчали клинки. Оружия не было только у переднего скелета, обутого в грубые сапоги, какие носили раньше золотоискатели.

Что произошло в ущелье? Этот вопрос обсуждался весь день. Аким Петрович считал, что Пионер повторил подвиг Сусанина. Когда унгерновцы нагрянули на прииск и узнали, что какой то одноглазый старатель недавно вернулся из тайги с крупным самородком, они поймали его и заставили вести в тайгу – к месторождению золота.

Пионер привел их в расселину с газом…



* * *



Вскоре мрачный урман Одноглазого оживился. Партии геологов прочесали его вдоль и поперек. Затем приехали строители. И в шестидесяти километрах от старого прииска «Коваль» был заложен новый поселок. В таежной глуши завизжали лебедки, загукали топоры.

В планах по добыче руды появилось название нового рудника – «Пионерский».







Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Яблоко раздора

После завтрака ребят срочно по тревоге выстроили у столовой. Лица у пионервожатых были серьезные и взволнованные.

Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Бабкина аптека

Беда стряслась на третью неделю после того, как в колхозе был построен большой скотный двор.