Peskarlib.ru: Русские авторы: Вильям КОЗЛОВ

Вильям КОЗЛОВ
Валерка идет на охоту

Добавлено: 1 мая 2013  |  Просмотров: 2963


Летом в городе пыльно и жарко, не то что у бабушки в деревне. Деревня называется Дятлово. И неспроста. В лесу, что окружает деревню с трех сторон, почти на каждом дереве можно увидеть красноголового дятла в черном фраке и пестрой манишке. С четвертой стороны (южной) к деревне подступает большое, без конца и без краю, Куликово болото.

Бабушкин дом стоит на отшибе, на самом краю болота. Сразу же за капустными грядами шумят на ветру камыш да рыжие мохнатые кочки, похожие на верблюжьи горбы. Бабушка не разрешает Валерке подходить к болоту и рассказывает страшные истории про него. Ненасытное, трясучее, оно глотает все: и поросят, и коз, и маленьких ребятишек. А когда пропала соседская кошка, бабушка и тут во всем обвинила болото.

Но Валерку, несмотря ни на что, неудержимо тянет к себе топкая даль. Оттуда порой доносятся крики куликов, и ему хочется хотя бы краешком глаза посмотреть, как живут эти длинноногие птицы.

Ранним утром над притихшим болотом колышется густой туман. Он стелется до самого крыльца, и огромный клен, тесно прижавшийся к самому дому, кажется, стоит по колено в молоке. Но появляется солнце, и туман отступает. Белесые клочья, клубясь и цепляясь за колючие кусты смородины, нехотя уползают в болотную даль, туда, откуда пришли.

Когда особенно печет, над трясиной чуть заметно дрожит прозрачный воздух, и Валерке чудится, что она дышит. В такие часы в небе парит ястреб. Делая вид, что его ничто на свете не интересует, кроме голубого небесного раздолья, хитрый хищник зорко высматривает добычу. Но осторожных куликов не так-то легко провести. Надежно спрятавшись в осоке, они криками дразнят ястреба.

К вечеру с болота тянет теплый ветерок. Он приносит ароматные запахи трав, сонные голоса птиц и целую тучу злых кусачих комаров. Пока светло, Валерка не боится болота, но когда темнеет и над крышей свистят потревоженные утки, становится немножко не по себе. А тут еще каждую ночь жалобно ухает какая-то птица, не давая Валерке заснуть. «Что она кричит? Наверное, страшно ей там одной...» − думает Валерка, засыпая, и снится ему ночное болото, притаившееся в ожидании добычи. В подернутом тиной «окне», словно огромный желтый глаз, блестит луна. Острыми пиками ощетинился камыш. С кочки на кочку прыгает большая белая кошка, охотясь за маленькими куликами. Да это Белка! Вот она притаилась. Длинное тело сжалось в комок, только пушистый хвост чуть заметно шевелится да горят два зеленых фонарика. Прыжок − и Белка угодила прямо в «окно»! Чавкнуло болото своим беззубым ртом, и нет Белки, лишь насмешливо щурится желтый круглый глаз...

С утра брат стал собираться на охоту. Валерка занимался своими делами, но Геньку не выпускал из виду. Как только тот выбрался на огород и, перепрыгивая через капустные грядки, двинулся к болоту, он, прихватив доску, зашагал сзади.

Брат, покосившись на Валерку, дошел до последней гряды и стал таскать молодую морковь. Пополоскал ее в маленьком болотном колодце и направился к дому.

− Да не на охоту я, чудак! − на ходу бросил он. − Ружье в мастерскую оттащу... Прошлый раз пять осечек дало.

Валерка проводил брата подозрительным взглядом, но тот и вправду вышел на улицу и отправился в сторону города. Тогда Валерка одним махом взлетел по шаткой лестнице на чердак, ящерицей проскользнул через круглое окошко на крышу и, отодвинув кленовую ветку, огляделся...

А Генька, сделав большой крюк, снова вышел к болоту. Уверенный, что и на этот раз удалось провести младшего брата, он остановился, достал из карманчика патронташа папиросу и закурил. Позади кто-то шмыгнул носом. Генька торопливо бросил папиросу в ржавую воду, выступившую под ногой, и оглянулся. Здесь, в деревне, бабушка не разрешала ему курить. На высокой кочке стоял Валерка и равнодушно смотрел куда-то в сторону. На его плече покачивалась длинная доска.

− Только тебя здесь и не хватало, − сказал Генька. − А ну, поворачивай обратно!

Валерка со скучающим видом почесал грязной пяткой ногу.

− Тебе что говорят?

Валерка подкинул на плече свою ношу и буркнул:

− Задаром, что ли, я тащил эту доску?

Генька шагнул к брату. Валерка на шаг отступил. Генька решил переменить тактику. Он сел на кочку, но тут же вскочил: кочка ушла под воду, а на Генькиных штанах расплылось ржавое пятно. Валерка хихикнул.

− Видал, что делается? − нахмурился Генька. − Это на краю болота. А дальше что будет? Там змеи, крокодилы...

− Врешь! − перебил Валерка. − Крокодилов нету... Они все в Африке.

Генька улыбнулся и махнул рукой.

− Ну, черт с тобой! Но учти: провалишься − ни за что не вытащу.

− А это у меня на что? − кивнул Валерка на свою доску.

Кочки под Генькиными ногами с бульканьем уходили в трясину. Валерка старательно ступал за братом след в след. Его загорелые ноги в коротких штанах уже давно до самых колен были измазаны в черной противной жиже. Острая шершавая осока царапала икры, оставляя на коже белые полосы. Видя, как уверенно шагает брат в высоких болотных сапогах, Валерка уже не раз пожалел, что в спешке не надел сандалии. Один раз он чуть было не наступил на большую ящерицу, а может быть, даже и на змею − толком не успел рассмотреть, кто же это так стремительно метнулся под кочку.

Пок! − прозвучал вдалеке выстрел. Будто пробка вылетела из бутылки. Над самой головой, вытянув длинные шеи, пронеслись три чирка.

− Ну чего же ты? − спросил Валерка. − Надо было палить.

− Забыл тебя спросить, − буркнул Генька.

Но одностволку взял на изготовку. Надоедливо гудели комары. Где-то, спрятавшись в кустах, противным голосом кричала птица.

Трах!!!

Кулик камнем упал на землю. Валерка завизжал, бросил доску и пулей кинулся к птице. Он угодил ногой в трясину, но успел вовремя выдернуть, и вот теплый комочек в его руках! Рассмотрев поближе птицу, Валерка расстроился. Ему стало жалко кулика.

− Маленький-то какой, − сказал он. − Зачем ты его?

Генька положил первый охотничий трофей в сумку и ничего не ответил. И только позже − так, между прочим − заметил:

− Думаешь, мне охота в куликов стрелять? Нет дичи...

Когда они сделали привал, в охотничьей сумке лежали два кулика и три бекаса.

− Эх, ни одной утки, − вздохнул Генька. − Хоть бы чирка какого-нибудь паршивого подстрелить. Тогда и домой не стыдно возвращаться.

Солнце, огромное, красное, подпираемое с боков узкими, будто обугленными тучами, казалось, вот-вот плюхнется прямо в болото. Подул ветерок, и кочки затрепетали, ожили. Волна за волной перекатывались через них травяные валы. Зашуршали высокие камыши, окружившие плотным кольцом небольшое, затерявшееся в болоте озеро, заскрипели длинные осочьи ножи.

Генька достал из кармана патронташа еще одну папиросу и, развалившись на траве, стал пускать дым в небо. Валерка, стараясь не привлечь внимания брата, осторожно прихватил с кочки заряженное ружье и тихонько двинулся к озерку.

− Ты куда это? − окликнул его Генька. − Давай назад!

Но Валерка был уже далеко.

− Я до кустов доскачу-у-у... − крикнул он и даже не оглянулся.

Осторожно раздвигая осоку, крадется Валерка к ослепительно блестевшему сквозь камыши озеру. Чем ближе к нему, тем глубже уходят кочки под воду. Трясина все слабее пружинит под ногами. У Валерки такое ощущение, что она вот-вот прорвется и проглотит его, как крокодил. Он останавливается: не вернуться ли назад?

− Лерка! − зовет Генька. − Поворачивай назад, слышишь?

− Что это?! − шепчет Валерка и, забыв все на свете, прислушивается.

И снова с озера явственно слышится всплеск. Еще три осторожных шага и Валерка видит в просвете высоких камышей большую серо-коричневую утку. Вот она встряхивает головкой с черными точечками глаз и ныряет, только белоперый хвост мелькнул под водой и пропал. Из-за черной камышовой метелки важно выплывает еще одна утка, поменьше.

Валерка, стараясь не дышать, медленно поднимает ружье к плечу. Что-то холодное подбирается к голым коленям. Кочка под ногами пищит и шевелится, все глубже и глубже опускаясь под воду.

− Лерка! Да где ты? − доносится до него тревожный голос брата.

«Только бы не вспугнуть!» − думает Валерка и ловит утку на мушку. А вода все выше! Вот сейчас он плавно нажмет спусковой крючок, как учил Генька, и...

Трах!!!

Утки оглушительно захлопали крыльями и взмыли в воздух. Нет! Одна осталась на месте. Валерка видел, как ее перепончатые лапы еще судорожно сучили, а голова на длинной белой шее безвольно качалась на взбудораженной воде. Он рванулся вперед и ткнулся носом в кочку. Трясина крепко держала ноги. Валерку резанул страх, он на миг оцепенел, в глазах все закрутилось, замелькало.

− Мама, − тихонько прошептал Валерка и, напрягая все свои силенки, стал выдергивать ноги, но с ужасом почувствовал, что погрузился еще глубже. Тогда Валерка выпустил ружье из рук и попытался дотянуться до соседней кочки, с которой свисали длинные стебли осоки. Это ему удалось, но острая как бритва трава больно врезалась в ладони. Совсем рядом что-то громко чмокнуло. Валерка скосил глаза: там, где только что лежало ружье, крутилась маленькая воронка. Черные вонючие пузырьки выскакивали один за другим и лопались у самого лица.

Чвак... чвак... чвак... − ощущает Валерка чьи-то непривычно гулкие шаги. Именно ощущает: в такт этим страшным шагам вместе с трясиной он дрожит и погружается в вонючую жижу. Вдруг свет над его головой померк и перед самым носом, залепив ряской глаза, звонко шлепнулась доска, та самая, которую он тащил всю дорогу.

− Держись... охотник! − незнакомым, охрипшим голосом гаркнул старший брат.

...Генька сидит на кочке и смывает с лица грязь. Густые светлые волосы мотаются перед его злыми глазами. Губы крепко сжаты. Всегда добродушное лицо брата неузнаваемо: крупный нос раздувается, на щеках играют желваки, на лбу вздулась жила. Он искоса смотрит на младшего брата. Валерка сидит на кочке, как мокрая курица на насесте. Отмытые от грязи, такие же светлые, как у старшего брата, волосы слиплись и смешно топорщатся на круглой голове. Посиневшие губы дрожат то ли от холода, то ли от пережитого страха. Валерка тоненько шмыгает носом, но не плачет. На его лбу наливается кровью комар. Генька видит, как на глазах толстеет, раздувается комар, и вдруг щелкает Валерку по лбу.

Валерка ошалело смотрит на брата, его потрескавшиеся губы складываются в виноватую улыбку.

− Жалко утку, − говорит он и поспешно добавляет: − И ружье тоже...

Генька все еще хмурится, но зло уже прошло.

− Ладно... − ворчит он. − Ружьишко-то старенькое было... На, надень! − Снимает с плеча куртку и бросает брату.







Вильям КОЗЛОВ

Белка

Валерка, обдирая колени, с трудом продвигается по коньку крыши. Одной рукой он цепляется за хрупкую мшелую дранку, а другой сжимает продуктовую сетку и старый бабушкин зонтик.

Вильям КОЗЛОВ

Конец хитрой щуки

Генька приехал из Сибири раньше, чем ожидал Валерка. Он наконец построил в тайге громадный завод, и ему дали отпуск.