Peskarlib.ru: Русские авторы: Вильям КОЗЛОВ

Вильям КОЗЛОВ
Хитрый Северцев

Добавлено: 1 мая 2013  |  Просмотров: 2908


В школьном коридоре на доске появилось небольшое, но выразительное объявление: «Завтра после уроков в пятом «а» выступит с докладом председатель совета отряда Вася Снегирев. Явка всех пионеров строго обязательна. Председатель В. Снегирев».

После звонка весь пятый «а» собрался у объявления. Читали. Мрачнели. Ворчали.

− Опять на нашу голову свалился докла-ад! − возмутился Дима Орлов, добродушный сероглазый мальчишка. − Развезе-ет на два часа-а, как в прошлый раз...

Дима говорил медленно, округло, нараспев.

− Ему галочку в журнал поставить, а ты мучайся, − поддержала его толстушка Валя Спиридонова.

Подошел длинный Коля Северцев. Сдвинув светлые брови, прочитал и негромко, словно про себя, сказал:

− Ну и тоска смертная, братцы. Общая тетрадь исписана. Двадцать четыре листа, и все мелким почерком. Сам видел.

Ребята разом загалдели:

− Что же делать?

− Такая на улице погода, а мы тут торчи...

− Спасай, Коля! Придумай чего-нибудь. Не пропадать же всем?

− Замучил нас председатель своими дурацкими докладами!

− Пошевели, Коля, извилинами... Ты ведь дружишь со Снегиревым?

− И лучше всех его знаешь!

− Может, тетрадь спрятать? − предложила Валя Спиридонова.

− Не годится, − прогудел Орлов. − Он их заучивает наизусть, как стихотворение...

− Тише! − зашикал Коля, первый увидевший председателя совета отряда. − Бюрократ наш шагает... Поглядите, какой важный!

Ребята притихли, уступили дорогу. Но Вася их не заметил. Озабоченный, он рассеянно прошел мимо, что-то бормоча себе под нос. Под мышкой у него была зажата толстая синяя тетрадь.

− Зубрит наизусть, − хихикнул Орлов.

− Прямо-таки профессор... кислых щей! − шепнула Валя.

− Весь урок буду думать, − пообещал Коля. − Так и быть, сорвем ему на этот раз доклад...

− На какую хоть тему? − поинтересовался Дима. Он был самым любознательным в классе.

− Отчего пчела издает жужжание, когда летит, − с серьезным видом сообщил Коля Северцев.

Любовь к докладам у Васи Снегирева родилась неожиданно. Как-то попал он на школьную конференцию молодых техников. Там с большим и обстоятельным докладом выступил его старший брат Сергей. Вася мало понял из того, что говорил и чертил на доске брат, но вместе со всеми хлопал ему. А когда выступил преподаватель физики и похвалил Сергея за толковый доклад, Вася загорелся идеей немедленно сочинить собственный доклад и прочитать ребятам на сборе. Долго выбирал подходящую тему и наконец выбрал: «От тачанки до космического корабля». Тему все одобрили, и Вася стал писать доклад. Написал. С выражением прочитал. Не хлопали. И не хвалили. Это его малость озадачило, но, решив, что ребята не привыкли к докладам, он задумал новый подготовить, более обстоятельный. Подготовил, прочел, и опять ребята остались равнодушными. Но все равно читать свой собственный доклад было одно удовольствие. С тех пор Вася нет-нет собирал ребят после уроков и читал им длинные доклады на самые разнообразные темы. Он больше не обращал внимания на реакцию класса, − главное, ему самому доклады нравились. Он просто упивался ими. Испытывал чувство глубокого удовлетворения.

Северцев один раз прослушал доклад до конца, и все − пирогом не заманишь! Молча вставал и, сморщившись, уходил из класса, провожаемый завистливыми взглядами других ребят.

− Ты почему систематически убегаешь с моих докладов? − однажды спросил его Вася.

Коля взял его за рукав, притянул к себе и прошептал:

− У меня почему-то брюхо схватывает, когда ты доклад читаешь.

− Как это «брюхо схватывает?» − удивился Вася.

− Хоть караул кричи... − вздохнул хитрый Северцев. − Так что ты меня лучше не задерживай, а то может и грех приключиться...

Вася, конечно, не поверил ему, и страсть его к докладам отнюдь не уменьшилась. Хоть один слушатель в классе останется − он будет читать доклад!..

Старший брат тоже не одобрил Васиной страсти к докладам.

− Мне жалко твоих ребят, − сказал он, заглянув в исписанную Васей тетрадку.

− Почему? − удивился младший брат.

− Разве мыслимо слушать такую дребедень?

Вася обиделся на брата, но сочинять доклады не бросил.

...Вася и Коля сидят на скамейке в школьном сквере и смотрят на голубей, снующих у самых ног. Голуби клюют рассыпанное уборщицей на тропинке пшено.

− Вася, − задушевно говорит Коля, − отмени этот... дурацкий доклад? И не лень тебе было исписать целую тетрадку?

Снегирев косится на приятеля:

− Почему это «дурацкий»?

− Кому нужны твои доклады?

− Народу, − не подумав, брякает Вася и, видя, как Коля улыбается, добавляет: − А ты попробуй напиши хоть один доклад! Думаешь, так это просто?

− Я такой ерундистикой не занимаюсь.

− Доклады нужны, − убежденно продолжает Вася. − Они развивают у ребят мышление, будят любознательность...

− Это цитата? − перебивает Коля.

− Я сам до этого додумался... Ты знаешь, сколько я интересного рассказал ребятам? Да, ты ведь уходишь... У тебя живот схватывает...

− Хоть караул кричи, − улыбается Коля. − Не выдерживает мой живот твоих докладов!

− Темный ты человек, Коля, − вздыхает Вася. − Нет у тебя тяги к знаниям.

− Все в классе ненавидят твои доклады.

Вася даже бледнеет от обиды, но тут же с торжеством заявляет:

− Толику Воробьеву мои доклады нравятся... Он сам говорил! И ни одного не пропустил.

− Вот подхалим! − удивляется Северцев. − Ты погляди на него повнимательнее: он ведь книжку читает, когда ты языком мелешь с трибуны.

− Не верю я тебе... Это ты от зависти!

− От зависти? − восклицает Коля. − Чему завидовать-то, чудак?

− Доклад состоится, − говорит Вася. Ему надоело спорить.

− Ты же не академик какой нибудь, − уговаривает Северцев. − У тебя даже очков нет.

− Может, мне еще бородку приклеить?

− Если тебе бороду приклеить, ты будешь похож на Карабаса-Барабаса...

− А ты похож на глупого гусака... А в профиль − на верблюда!

− Не читай ты, Вася, этот доклад, − говорит Коля, ничудь не обидевшись, − вот увидишь, все ребята разбегутся... От твоих речей, понимаешь, спать хочется...

− Я тебя в президиум посажу... попробуй засни! − пригрозил Вася. − А если надумаешь удрать, выговор влеплю! На линейке!

Кола озадаченно скребет макушку и расплывается в улыбке:

− Не посадишь. Я вчера двойку по русскому схлопотал. Кто же в президиум двоечников сажает?

Этот доклад доставил Васе много хлопот. Пришлось уговаривать отца, чтобы он принес с завода свой прошлогодний доклад, который он прочел перед рабочими. Матери поручил подобрать у классиков подходящие цитаты. Даже бабушка не осталась в стороне. Ей Вася дал задание вспомнить, как праздновался Первомай в старину. Еще до революции.

− Я ведь в деревне век прожила, сынок, − сказала бабушка, − не сознательная была...

− Вот и отмечу в своем докладе, что ты была одурманена религиозным туманом, − припугнул внук.

− Побойся бога, Васенька, не говори так, − перекрестилась бабушка.

Она так ничего толкового и не вспомнила, а мама наотрез отказалась искать цитаты. Пришлось Васе от корки до корки переписать старый папин доклад. Естественно, он в него вставил злободневные школьные факты, − так сказать, творчески переработал.

Накануне торжественного предмайского заседания Вася решил кому-нибудь из домашних почитать свой доклад вслух. Мама слушала-слушала, да вдруг вспомнила, что ей пора на прием к зубному врачу.

− Вообще-то, доклад как доклад... − совсем неутешительно сказала она уже на пороге. − Только боюсь, скучно ребятам будет слушать...

Из окна Вася увидел пенсионера Сидорова, что жил в соседней квартире. Пенсионер сидел с книжкой на лавочке и грел на солнце свои старые кости. Прихватив с собой тетрадь, Вася обрадованно побежал к нему.

− Послушайте, какой я великолепный доклад сочинил, − сказал Вася.

− Тс-с, − прошипел пенсионер, не отрываясь от книжки, − сейчас поймают...

− Кого? − понизив голос спросил Вася.

− Шпиона, − прошептал пенсионер и еще быстрее зашарил глазами по странице.

Пока Сидоров не дочитает книжки до конца, с ним бесполезно разговаривать. Вздохнув, вернулся Вася домой и, усадив у окна бабушку, принялся ей читать.

− Сынок, − через пять минут перебила бабушка, с тревогой глядя на толстую тетрадку, − а обед кто будет варить?..

− Обед! − рассердился Вася. − Да я и не притронусь к твоему обеду. Доклад важнее всех обедов!

− Читай, сынок, читай, − смирилась бабушка, − только побойчее...

Вася скороговоркой стал читать. Читал долго. Целый час. Бабушка внимательно слушала. Ни разу не перебила. Видно, доклад ей здорово понравился, раз даже забыла про свай обед. Воодушевленный бабкиным вниманием, он закончил чтение прочувствованным призывом: «Покончим с двойкой, как с пережитком прошлой четверти!»

− Ну как, бабушка... − Ом умолк: бабушка, склонив набок седую голову, сладко спала.

Перед торжественным заседанием к Васе подошел Северцев.

− Будешь читать?

− Буду, − сказал Вася, уже чувствуя знакомое возбуждение. − А что?

− Ничего, − отвел в сторону глаза Коля, − я просто так... интересуюсь. Уж больно он у тебя толстый...

− Ровно на час... По будильнику сверял... − Вася поглядел на приятеля. − А ты садись рядом со мной.

− В президиум? − громко спросил Северцев, обводя притихший класс взглядом.

− Нет, сядь на первую парту, − подумав, решим Вася. − До президиума ты еще не дорос...

− Как прикажешь, командир, − ухмыльнулся Коля и сел напротив него.

В классе притаилась подозрительная тишина. Вася положил на самодельную фанерную трибуну свой объемистый портфель и обвел собравшихся начальственным оком: все на местах. И даже не галдят, как обычно.

− Товарищи пионеры! − торжественно начал докладчик, возясь с портфельным замком. − Сейчас я вам прочитаю...

И тут произошло такое, что Васин рот от изумления сам собой открылся и долго не хотел закрываться. Из портфеля всполошно вылетели три перепуганных воробья и один сизый голубь. Они пронеслись над головами ребят и с шумом ударились в окна. Голубь чуть не разбил одно. Поднялся крик, хохот. Все вскочили со своих мест и бросились ловить птиц.

− Да ловите же Васькин доклад, а то улетит! − стоя на подоконнике, кричал Коля. Он наконец распахнул окно, и вся пернатая компания улетела на волю.

Валя Спиридонова, уткнувшись в парту, уже не смеялась, а тоненько повизгивала. Ее косички тряслись, подпрыгивали.

Вася наконец закрыл рот и с опаской заглянул в свой портфель: там, топорщась палочками, лежали эскимо. Много эскимо на палочке. Почему же он не почувствовал, что портфель такой тяжелый?

− А ну, ребята, налетай! − скомандовал Коля. − Председатель совета отряда угощает всех шоколадным мороженым.

Портфель вмиг опустел. Северцев сунул палочку и Васе.

− На, председатель, ешь. Это куда слаще твоего доклада...

− Айда на улицу! − крикнул кто-то, и все затопали в коридор.

− Куда вы? − попробовал удержать ребят расстроенный Вася. − А как же доклад? Я его наизусть помню!

− Твой доклад тю-тю! Улетел! − на ходу крикнул Северцев. − Разве его теперь поймаешь? Пошли лучше с нами!

− Это твоя работа... − сказал Вася.

− Чего не сделаешь для коллектива, − притворно вздохнул бесстыжий Северцев. − Да брось ты дуться... Айда с нами?

Вася вытряхнул из портфеля раскисшую от растаявшего эскимо тетрадку с докладом и сложил туда учебники, которые были засунуты в его парту.

Ну и повеселился пятый «а» в тот ясный весенний день! Всей гурьбой пошли в зоопарк. Там не обошлось без приключений. Проворная мартышка сорвала с Колиной головы кепку и, напялив на себя, стала прыгать по клетке. Толстушка Валя чуть было от смеха не лопнула. Огромный лопоухий слон подождал, пока ребята подошли к самой решетке, а потом взял да и окатил их водой, будто из пожарной кишки.

Поехали на озеро. Разожгли костер и спели много-много разных песен. Даже старинных, которые пели на первомайских сходках революционеры: «Смело, товарищи, в ногу, духом окрепнем в борьбе...» Пели бы еще, да костер потух. Откуда-то появился волейбольный мяч. Разбились на две команды и сразились.

Вася сначала отказывался от игр, а потом все забыл и, когда его команда выиграла, радовался больше всех.

Хитрый Северцев под конец выкинул такую штуку.

− Ребята, − сказал он, − покачаем нашего дорогого Василия-председателя за сегодняшнее великолепное мероприятие?

− Качать! Качать! − закричали ребята.

Схватили Васю за руки и за ноги и стали высоко подбрасывать. Вася понимал, что он не заслужил такой чести − ну что он такого сделал? − но все равно было приятно.







Вильям КОЗЛОВ

Наши игры

Упираясь локтями и коленями в громыхающую железную крышу, Вася Снегирев полез на животе к широкой воронке водосточной трубы. С высоты трехэтажного дома перед ним открывался солнечный двор.

Вильям КОЗЛОВ

Сократ мой друг

В этот день Васе Снегиреву с утра не везло. Стал умываться − мыльная пена попала в глаз. Сел завтракать − чуть крошкой не подавился. Не в то горло попала. Кашлял и кашлял, обливаясь слезами.