Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Румынская народная сказка

Румынская народная сказка
Богатырь Прысля и золотые яблоки

Добавлено: 27 апреля 2013  |  Просмотров: 2871


В некоем царстве жил-был великий и достославный государь. Дворец его был окружён садом, где росли деревья и цветы редкой красоты. Второго такого чудесного сада в тех краях никто и не видывал. Там росла даже такая яблоня, которая давала золотые плоды.

Но царю ни разу не удалось отведать яблок со своей чудесной яблони: едва плоды начинали созревать, кто-то пробирался ночью в сад и срывал все яблоки. Лучшие сторожа всего царства, храбрейшие воины по приказу царя выслеживали воров, но поймать их никому не удавалось.

В один прекрасный день пришёл к царю его старший сын и сказал:

– Отец, я вырос в твоём дворце. Часто гулял я в нашем саду и видел прекрасные плоды яблони, но попробовать их мне так и не пришлось; теперь, когда золотые яблоки снова наливаются, дозволь мне самому посторожить несколько ночей. Бьюсь об заклад, что поймаю разбойника, который грабит нас.

– Дорогой сын, – ответил ему отец, – столько храбрецов уже сторожили в саду, да всё без толку.

Но мне очень хочется видеть на своём столе хотя бы одно яблоко с той яблони, она ведь дорого мне обошлась! Поэтому попробуй и ты посторожить её, но не верю, что тебе будет сопутствовать удача.

Царевич сторожил яблоню целую неделю – всю ночь сторожил, а днём отдыхал.

Однажды утром, грустный, предстал он перед отцом и рассказал, как не спал до полуночи, а потом охватила его такая дремота, что на ногах не мог устоять. Сковал его сон, и он заснул словно убитый, а проснулся, когда солнце было уже высоко, и увидел, что яблок и в помине нет.

Трудно описать, как опечалился отец. Прошёл ещё год, предстал перед царём средний сын и попросил, чтобы и ему тоже разрешили покараулить золотые яблоки. Он тоже обещал изловить воров, причиняющих отцу столько огорчений.

Когда яблоки начали созревать, средний сын царя стал по ночам сторожить. Но и с ним всё случилось как и со старшим братом. Отчаялся царь и задумал срубить дерево, но тут пришёл к отцу Прысля, его младший сын, и взмолился:

– Отец, ты столько лет сохранял это дерево, столько горя вытерпел из-за него. Оставь же его ещё на год, дай и мне попытать счастье.

– Да что ты, несмышлёныш эдакий! – сказал царь. – Ни твои старшие братья, ни много других храбрецов не смогли изловить воров, а такому молокососу, как ты, и подавно с ними не справиться! Ведь ты же слышал, что рассказывают твои братья? Тут не без колдовства.

– Я не знаю – поймаю ли я вора, но ведь моя попытка вреда не причинит…

Царь внял мольбам младшего сына и решил не рубить дерево ещё год.

Наступила весна, яблоня зацвела ещё пышнее и дала больше плодов, чем в прошлые годы. Радовался царь красоте цветущего дерева, а потом и обилию его плодов, но как вспоминал, что и на сей раз не удастся ему отведать золотых яблок, начинал раскаиваться, что не срубил дерево.

Царевич Прысля часто гулял в саду, ходил вокруг яблони и всё прикидывал что-то. Когда наконец яблоки стали созревать, он сказал царю:

– Отец, пора мне начать сторожить.

– Ступай, – ответил царь. – Но и ты, конечно, вернёшься ни с чем, как твои старше братья.

– Мне и не так стыдно будет, – молвил Прысля. – Ведь я самый младший, да к тому же не обещаю поймать разбойников, а хочу лишь попытаться.

Как только настал вечер, взял Прысля с собой книг почитать, взял два колышка, лук и колчан со стрелами, выбрал место для засады неподалёку от яблони, вбил в землю высокие колышки и сел между ними так, что один колышек торчал спереди, а другой сзади.

«Если задремлю, – решил Прысля, – то наткнусь либо подбородком, либо затылком на один из колышков…»

Караулил он так до тех пор, пока как-то раз, после полуночи, не почувствовал, что утренняя прохлада опьяняет его нежным ароматом и расслабляющая дремота смыкает его веки. Но колышки будили его, и он продолжал бодрствовать. На рассвете ему послышался лёгкий шорох. Не спуская глаз с дерева, Прысля взял лук и приготовился стрелять. Шорох усилился, кто-то подошёл к дереву и тронул его ветки. Прысля пустил одну стрелу, вторую, третью. Около Дерева раздался стон, и наступила мёртвая тишина. Едва рассвело, Прысля сорвал несколько яблок, положил на золотое блюдо и отнёс отцу.

Увидел царь золотые яблоки и очень обрадовался.

– А теперь, – сказал Прысля – надо найти и вора…

Довольный, что получил наконец золотые яблоки, царь и знать не хотел о ворах.

Прысля показал отцу кровавый след, оставленный раненым вором, и обещал отправиться на поиски и доставить разбойника, даже если тот схоронился в змеиную щель. Затем Прысля сговорился с братьями пойти вместе по следу вора и поймать его.

А оба брата затаили на Прыслю злобу за то, что он оказался ловчее их, и только ждали случая погубить его. Потому, сейчас они с радостью согласились с Прыслей, и все вместе двинулись в путь.

Шли они, шли по кровавому следу, пока не попали в пустыню. Через некоторое время все трое вышли на край пропасти, где след обрывался. А когда обошли пропасть, убедились, что кровавый след исчез совсем. Дело ясное: в этой пропасти живёт тот, кто ворует в их саду золотые яблоки.

Но как туда спуститься? Решили братья тут же смастерить ворот и свить толстые верёвки. Когда всё было готово, в пропасть спустился старший брат.

– Как только я дёрну за верёвку, – наказал он, – вы меня наверх тащите.

Так они и сделали. Средний брат тоже спустился, но чуть пониже старшего.

– Теперь настал и мой черёд, – сказал Прысля, как увидел, что братья стоят в нерешительности. – Если я дёрну за верёвку, вы меня спускайте ещё ниже, а если верёвка перестанет спускаться, поставьте около неё сторожей, и как только они заметят, что верёвка дёргается на краю пропасти, тяните её вверх.

Начал спускаться и младший брат; он то и дело дёргал за верёвку, и его опускали всё ниже и ниже до тех пор, пока верёвка перестала натягиваться и повисла свободно. Тогда братья посоветовались и решили:

– Подождём, пока он чего-нибудь добьётся, а потом погубим его. Надо нам от него избавиться за то, что выставил он нас на посмешище!

А Прысля очутился в подземном мире. Он робко огляделся и с удивлением увидел, что всё здесь выглядит по-иному: земля, цветы, деревья и звери.

Сперва он немного струсил, но, подбодрившись, пошёл по дороге, и она привела его к замку из чистой меди.

Вокруг не было ни живой души, и Прысля вошёл в замок, чтобы узнать кто в нём живёт. На пороге его встретила красивая девушка.

– Слава богу, довелось наконец мне увидеть человека из нашего мира! – воскликнула она. – Но как ты сюда попал? Ведь здесь владения трёх братьев-змеев. Они похитили нас у родителей. Мы – три сестры, царские дочери, с белого света, откуда явился и ты…

Прысля поведал девушке историю с яблоками, рассказал о том, как ранил вора, пришёл по его кровавому следу к пропасти и как спустился сюда. А потом сам спросил:

– Так ли уж страшны и сильны змеи?

Царевна рассказала, что змеи выбрали себе каждый по царевне и принуждают их выйти за них замуж. Девушки, конечно, противятся, находят всякие отговорки, требуют у змеев невозможного, а те из кожи лезут вон, но выполняют все их желания.

– Как ни сильны змеи, – добавила царевна, – но с божьей помощью ты их, быть может, и одолеешь. А пока что спрячься где-нибудь. Не ровен час, змей вернётся, застанет тебя здесь, тогда берегись: он свиреп, и ярости его нет предела. Сейчас время обеда, змей обычно в этот час возвращается домой, и когда ему остаётся до дома полдня пути, он кидает вперёд свою палицу. Палица ударяется о дверь замка, потом о стол, прыгает на стену и повисает на гвозде.

Не успела царевна вымолвить это, как послышался свист, затем удар о дверь, о стол, и вот палица повисла на гвозде. Прысля схватил палицу и швырнул её обратно, ещё дальше, чем змей. Пролетая мимо змея, палица задела его за плечо.

Испугался змей и остановился, проводил взглядом палицу, потом вернулся за ней и поскакал домой. У самых ворот змей крикнул:

– Что-то здесь человечиной пахнет!

Глядь, а навстречу ему царевич идёт. Говорит ему змей:

– Каким ветром тебя занесло сюда? Видно, хочешь кости свои здесь оставить…

– Я пришёл сюда поймать того, кто ворует золотые яблоки из отцовского сада.

– Яблоки эти воруем мы, – сказал змей. – Как ты хочешь со мной драться: на палицах, на саблях или просто врукопашную бороться?

– Давай бороться, это честнее, – ответил змею Прысля.

Принялись они бороться. И боролись до тех пор, пока змей не вогнал Прыслю в землю по щиколотки.

Но Прысля напряг все свои силы, схватил змея, вогнал в землю до самых колен, и отрезал ему голову.

Девушка, со слезами радости, поблагодарила Прыслю за то, что он избавил её от змея, и попросила его вызволить и её сестёр.

Отдохнув два дня, Прысля, как посоветовала ему старшая царевна, отправился к её средней сестре, в серебряный замок.

Как и старшая сестра, та встретила Прыслю с радостью и повелела ему спрятаться, так как должен скоро явиться домой змей.

Но Прысля прятаться отказался. Запустил средний змей свою палицу, когда до дому оставался ещё целый день пути. Не успела она на гвозде повиснуть, как Прысля швырнул её обратно с такой силой, что палица попала в голову змея. Явился взбешённый змей домой и, поняв в чём дело, начал бороться с Прыслей, как и старший брат.

И этот змей нашёл смерть от руки Прысли.

Девушка поблагодарила Прыслю за своё спасение и упросила его вызволить из неволи и свою младшую сестру.

– Хоть третий змей сильнее двух убитых тобою его братьев, я всё же надеюсь, что с божьей помощью ты и с ним разделаешься, тем более что это он хотел похитить яблоки в вашем саду…

Целую неделю отдыхал и веселился Прысля вместе с двумя сёстрами, а затем зашагал во владения третьего змея.

Увидев золотой замок младшего змея, он вначале оробел, но вскоре собрался с духом и вошёл.

Едва Прысля появился, как царевна на коленях стала умолять избавить её от змея, потому что тот решил, как только выздоровеет, силой заставить её выйти за него замуж.

Вдруг волшебная палица, как всегда, влетела в дверь, ударилась о стол и повисла на гвозде. Прысля узнал у девушки, что змей, возвращаясь домой, бросает палицу вперёд на расстоянии полутора дней пути. Тогда юноша отбросил её, но ещё дальше, и попал змею палицей прямо в грудь. Рассвирепел змей и помчался домой.

– Кто посмел нарушить границы моего владения и войти в мой дом? – яростно зарычал он.

– Я, – ответил Прысля.

– Знай же, поплатишься ты за такое своеволие! Хоть явился ты сюда по своей воле, но отсюда тебе не уйти.

– С божьей помощью я и на тебя найду управу, – ответил Прысля.

Вот сговорились они схватиться в честном бою, и…


Утром начали бой,

Но не кончили бой

Они день-деньской,

До поры ночной.

Ещё к полудню оба обратились пылающими языками пламени, но продолжали биться. А над ними стал кружиться ворон. Завидев его, змей взмолился:

– Ворон, ворон, достань кусок сала и брось его мне, тогда я отдам тебе труп моего врага.

– Ворон, ворон, – попросил в свою очередь Прысля, – если ты бросишь кусок сала мне, обещаю тебе целых три трупа.

– Когда ещё мне выпадет такая удача! – каркнул ворон. – Я накормлю тремя трупами всю свою стаю.

– Правду тебе говорю, – заверил его Прысля.

Ворон достал кусок сала, бросил его царевичу, а тот съел сало и обрёл новые силы.

К вечеру, когда они вновь приняли свой обычный облик, змей обратился к царевне, которая следила за их борьбой, и сказал:

– Красавица моя, дай мне немного воды освежиться и я обещаю завтра же обвенчаться с тобой.

– Красавица моя, – обратился к ней и Прысля, – дай мне глоток воды, и я обещаю вывести тебя на белый свет, и там ты станешь моей женой.

– Пусть услышит бог твои слова, добрый молодец, пусть исполнится твоё желание, – ответила царская дочь и дала Прысле напиться.

Вернулись к молодцу силы, схватил он в свои богатырские объятья змея, поднял его и бросил, да так, что вогнал в землю по самые колени; собрал и змей свои последние силы, бросил Прыслю и вогнал в землю по пояс; тогда напрягся Прысля, сжал змея, да так, что у того кости затрещали, швырнул его и вогнал в землю по самую шею, а потом отсёк голову.

Царевны бросились обнимать и целовать своего спасителя, как родного брата, а сами приговаривают: «Отныне ты нам братом будешь».

Они рассказали Прысле, что в каждом замке братьев-змеев есть по кнуту. Если этим кнутом ударить по всем четырём углам замка, замок обернётся в яблоко. Так они и сделали, и все три девушки получили по яблоку. Потом стали царевны собираться в путь к себе домой на землю.

Когда дошли они до пропасти, потянули за верёвку так, что она задёргалась. Братья сразу поняли, что верёвку надо тащить, налегли на ворот и вытащили старшую сестру с медным яблоком в руках.

Наверху девушка показала письмо от Прысли; он писал, что она выйдет замуж за старшего брата.

Несказанно обрадовалась девушка, что снова оказалась на белом свете, где родилась.

Верёвку опять спустили и затем подняли среднюю сестру с серебряным яблоком в руках и с письмом, в котором Прысля прочил девушку в жёны среднему брату.

Ещё раз спустили верёвку и наверх подняли младшую сестру, невесту Прысли. Но она не держала золотое яблоко в руках – Прысля оставил его себе.

Прысля чувствовал, что его братья замышляют против него недоброе, и когда верёвка спустилась, чтобы поднять и его, он привязал к верёвке камень и накрыл его своей шапкой, желая испытать братьев.

Едва показалась из пропасти шапка Прысли, братья приняли её за самого Прыслю и отпустили ворот. Верёвка разматывалась всё быстрее и быстрее, и братья решили, что Прысле пришёл конец.

Взяв с собой девушек, оба старших брата привели их к царю, а сами прикинулись опечаленными и рассказали о гибели младшего. Вскоре они женились на старших царевнах, как и решил Прысля. Младшая же твёрдо заявила, что выходить замуж ни за кого не будет.

Прысля же стоял на дне пропасти и ждал, а когда увидел, как с грохотом свалился камень обратно, поблагодарил бога за своё спасение. Стал он теперь раздумывать, как ему выбраться наверх. Думал, думал и вдруг услышал жалобные крики и стоны. Огляделся Прысля и видит – дракон ползёт по дереву всё выше, к гнезду волшебного орла подбирается, его птенцов съесть хочет. Выхватил тогда витязь меч из ножен, кинулся к дракону и разрубил его на мелкие куски.

Орлята, поблагодарили Прыслю и сказали ему:

– Поди сюда, добрый молодец, спрячься у нас, а то, если попадёшься матери на глаза, она проглотит тебя на радостях.

Они выдернули перо у одного из птенцов и спрятали под ним Прыслю.

Прилетела орлица, увидела изрубленного в куски дракона и спросила детей, кто сделал такое доброе дело.

– Мать, – ответили они, – это сделал человек с белого света, а теперь он ушёл на восток.

– Полечу, – сказала она, – поблагодарю его.

Понеслась она быстрее ветра туда, куда указали птенцы, но вскоре вернулась обратно.

– Скажите мне правду, куда направился тот человек?

– На запад.

Орлица облетела вдоль и поперёк весь подземный мир, вернулась ни с чем и потребовала, чтобы птенцы сказали, где прячется человек.

– Мы покажем тебе его, мать, но ты должна обещать, что ничего худого ему не сделаешь.

– Обещаю, дорогие, – ответила мать.

Тогда птенцы сняли о Прысли перо и показали своей матери. Она стала его обнимать и проглотила бы на радостях, если бы орлята не защитили его.

– Каким добром отплатить тебе за то, что ты спас от смерти моих детей?

– Вынеси меня на белый свет, – ответил Прысля.

– Трудно исполнить твою просьбу, – сказала орлица, – но я тебе обязана жизнью своих птенцов и потому соглашусь. Приготовь сто мер мяса, каждый кусок в одну меру, и сто хлебов.

Прысля всеми правдами и неправдами добыл хлеба и мяса и отнёс на дно пропасти. Орлица тогда сказала:

– Садись ко мне на спину и захвати с собой всё, что собрал. Как только я поверну в твою сторону голову давай мне по целому хлебу и по куску мяса.

Полетели они, и юноша давал орлице хлеба и мяса столько, сколько она просила. Когда они почти долетели до верха, огромная птица вновь повернула голову, но мяса больше не было. Недолго думая Прысля вынул меч, отхватил кусок от своего бедра и дал его орлице.

Добрались они наконец до цели. Орлица увидела, что Прысля не может ходить, и сказала ему:

– Если бы не добро, какое ты мне сделал, и не просьба моих детей, съела бы я и тебя. Почуяла я, что последний кусок мяса вкуснее всех остальных, зря ты мне его дал. Но я не проглотила его. – Затем она выплюнула кусок мяса Прысли, приложила к его ноге, смазала слюной, и мясо опять приросло.

На прощанье они поблагодарили друг друга и расстались. Орлица полетела обратно в пропасть, а Прысля, одетый в простое крестьянское платье, направился в царство своего отца.

По дороге в город, где жили его родители и братья, повстречались ему путники, и от них он узнал, что братья женились на спасённых им царевнах: что родители его очень опечалены гибелью младшего сына и что младшая из сестёр носит траур по жениху и не хочет ни за кого выходить замуж, но что его старшие братья сватают царевне красавца жениха и неизвестно, удастся ли ей избежать брака.

Прысля с тяжёлым сердцем вошёл в город. Там он узнал, будто девушка попросила царя: коли он хочет выдать её замуж, пусть смастерит для неё золотую самопрялку, с золотым веретеном и золотой пряжей; такую прялку подарил ей когда-то змей, и она очень ей нравилась. Узнал он ещё, что царь позвал к себе лучшего золотых дел мастера и приказал ему:

– Ровно через три недели ты принесёшь мне прялку, какую просит царевна; иначе не сносить тебе головы.

Бедный мастер вернулся домой чуть не плача.

Прысля пришёл к ювелиру и нанялся к нему учеником.

Увидел Прысля, что хозяину не удаётся смастерить прялку, и сказал ему:

– Гляжу я, хозяин, как ты печалишься оттого, что не можешь выполнить приказ царя. Ведь через три дня подходит срок. Разреши мне самому сделать прялку.

Ювелир отмахнулся от него.

– Много искусных мастеров не могли ничего добиться, а такой оборванец, как ты, и подавно не сможет.

– Если я не смастерю прялку ровно через три дня, ты сделаешь со мной всё, что захочешь.

Уговорились они, что ювелир отведёт Прысле отдельную комнату, где тот сможет работать один, и только каждую ночь станет приносить ему по мешочку орешков и по стакану доброго вина.

Ювелир, сколько ни подслушивал у дверей комнаты, слышал лишь щёлканье орешков. А на третий день Прысля вынес на подносе прялку. Сам же вытащил её из хранившегося у него золотого яблока змея.

Ювелир не мог на неё нарадоваться: подарил он ученику новое платье; а к полудню, когда за ним пришли царские слуги, отправился во дворец и передал царю золотую самопрялку.

Восхищённый красотой прялки, царь дал ювелиру два мешка денег.

Девушке показали прялку, и тотчас будто калёным железом обожгло её сердце: она узнала свою прялку и поняла, что богатырь Прысля выбрался с того света на землю.

– Батюшка-царь, тот, кто сделал эту прялку, сможет сделать ещё одну вещь, такую, как когда-то подарил мне змей.

Царь тотчас позвал ювелира и приказал ему смастерить наседку с цыплятами из чистого золота, пригрозив что, если он не выполнит заказ в трёхнедельный срок, не сносить ему головы.

Как и в прошлый раз, опечаленный, вернулся ювелир домой. Сперва он опять отказался от помощи Прысли, но, увидев, что ничего сам сделать не сможет, снова договорился с богатырём, и дело кончилось как нельзя лучше: золотая наседка кудахтала, а золотые цыплята пищали и клевали золотые зёрна.

Ювелир отнёс игрушку царю, а тот, полюбовавшись тонкой работой, отдал её девушке и сказал:

– Вот и выполнены все твои желания. Теперь, дочь моя, готовься к свадьбе.

– Отец, – ответила девушка, – у того, кто сделал всё это, должно находиться и золотое яблоко змея. Прошу тебя, прикажи ювелиру привести ко мне мастера.

Получив приказ, ювелир предстал пред царём и сказал ему:

– Как же я могу привести к твоему величеству мастера? Ведь он простолюдин и не достоин увидеть пресветлейшее лицо твоего величества.

Но царь велел привести во дворец мастера, кто бы он ни был.

Ювелир нарядил Прыслю в новое платье и представил царю, а царь отвёл Прыслю в покои девушки.

Царевна сразу узнала Прыслю. Не в силах сдержать слёзы радости, она воскликнула:

– Батюшка-царь, ведь это тот самый богатырь, который освободил нас от змеев!

И, упав перед юношей на колени, девушка стала целовать его руки.

Всмотревшись в Прыслю, царь его тоже узнал, хотя юноша очень изменился. А Прысля никак не хотел признаваться, кто он такой. Но, уступив слёзным мольбам отца, матери и царевны, которая просила его на коленях, Прысля наконец сознался, что он действительно царский сын.

Затем Прысля рассказал им, как всё было и как выбрался он из пропасти, и показал золотое яблоко змея.

Разгневанный царь позвал старших сыновей; едва они увидели Прыслю, у них душа в пятки ушла.

– Как ты скажешь, так и накажу их, – сказал царь Прысле.

– Отец, я прощаю братьев, пусть бог их накажет. Мы выйдем на дворцовую лестницу, и каждый пустит вверх по стреле, если кто из нас согрешил, того бог и покарает.

Сказано-сделано. Вышли братья из дворца, пустили вверх по стреле. Когда же стрелы упали, они вонзились прямо в головы старших братьев и убили их. Стрела же младшего брата вонзилась в землю у самых его ног.

Старших братьев похоронили, и вскоре сыграли богатую свадьбу Прысли с младшей царевной. Жители всего царства радовались, что младший сын царя вернулся живым и здоровым, гордились его подвигами и расхваливали кто как мог.

А после смерти отца Прысля взошёл на престол и стал мирно царствовать. Царствует он и но сей день, если ещё жив.

Проезжал и я по тем местам, веселился на свадьбе Прысли.


И рыбы взял кусок здоровый,

И ножку зайчика хромого,

Потом в седло удобно сел,

Поведал сказку как умел.









Румынская народная сказка

Богатырь Шперлэ

Шперлэ – вот как назвал своего сына один царь, а было это давным-давно.

Румынская народная сказка

Витязь Агеран

Это было давным-давно, в те далёкие сказочные дни, когда владел всем белым светом Враль-царь. В те стародавние времена жила-была одна женщина, бедная-пребедная, второй такой не найти. Жила она неподалёку, во-о-он в той деревне, а в какой точно – сказать не могу, ведь с тех пор много лет прошло, а у меня и без этого дел и хлопот невпроворот.