Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Румынская народная сказка

Румынская народная сказка
Победитель змеев

Добавлено: 27 апреля 2013  |  Просмотров: 2555


Было это давным-давно, а коли б не было, то и разговору не было, в те незапамятные времена, когда малые рыбёшки больших рыбин заглатывали, а народ величал их разбойниками.

Жил тогда великий и славный царь. Много воевал он на своём веку, всех соседних владык и царей победил – и женился лишь после того, как всех покорил. Родились у молодой царицы три дочери – у одной красное солнышко на лбу сияло, у второй – ясный месяц на спине светил, у третьей – утренняя звезда на челе мерцала. Краше их никого на свете не было, даже феи горные и лесные не могли с ними равняться.

Однажды пошли царевны купаться. Едва вошли они в свою купальню из мрамора чистого, как вдруг пал на них с небес яростный вихрь и унёс с собой.

Узнал царь о такой беде, сжалось у него сердце, и тут же остановилось. Скончался он от горя в одночасье, и оставил вместо себя на троне царицу.

Как-то раз подметала царица хоромы. Откуда ни возьмись, прыгнуло ей на подол платья зёрнышко перца. Взяла она зёрнышко это и за печь положила, а оно – скок-прыг – и снова ей на подол. Увидела царица, что не может она от зёрнышка избавиться, взяла да и проглотила его. А как проглотила, то сразу забеременела и в положенный срок родила мальчика с золотыми кудрями.

Рос мальчик не по дням, а по часам; вырастал за три дня больше, чем другие за тринадцать лет и не успела мать оглянуться, как превратился он в статного молодца – пригожего и сильного, выше горной ели, крепче дуба степного. Настоящий Фэт-Фрумос! Приставила к нему царица дядек и наставников, чтобы обучили они царевича всем наукам земным. Не чаяла мать души в сыне, очень боялась его потерять и потому приказала построить для него золотую клетку и держала его там взаперти, а чтоб он не скучал, давала ему для забавы игрушки всякие.

Проходила однажды мимо той клетки старуха с двумя тыквами водой наполненными. А царевич, смеху ради, пустил стрелу и обе тыквы насквозь пробил. Обозлилась старуха, посмотрела на него исподлобья и в сердцах прокляла:

– Хоть бы умыкнула тебя мать бешеного вихря, которая и твоих сестёр унесла.

Услышал Фэт-Фрумос старухино проклятие, удивился и к царице побежал:

– Скажи, матушка, у меня и взаправду когда-то были сёстры родные?

– Нет, сынок, выдумка это, не было у тебя никаких сестёр.

– Не скрывай от меня правды, матушка, а то потеряешь меня.

Долго царица отнекивалась, но сын никак не отставал, – больным прикинулся, упрашивал, умолял, даже угрожал, пока не заставил её признаться и рассказать правду.

– Знай, сынок, что и впрямь были у тебя три сестры, краше фей горных и лесных, но похитили их три злобных змея, что живут на том свете.

– А сейчас расскажи мне, – продолжал расспрашивать царевич, – что за человек был мой отец, каким оружием он воевал и на каком коне скакал?

– Твой отец был знаменитым витязем. Девять лет воевал он против Огнедышащего змея, чтобы одолеть его, и взять в жёны его сестру. Отцовское оружие захоронено у корневища большого тополя, что в нашем саду, а конь его молодецкий по сей день пасётся где-то на зелёном лугу.

Выведал Фэт-Фрумос всё это и пошёл к одному чародею, что неподалёку жил, поведал ему то, что от матери узнал. А чародей научил его, как поступить: надо взять конскую узду и три раза взмахнуть ею на лугу, да так, чтобы зазвенела она. Послушался царевич, взял уздечку и встряхнул ею в трёх концах луга зелёного да так, что звон пошёл. Тотчас же приплелась к нему кривая кляча, хромоногая, болячками покрытая. Пнул её Фэт-Фрумос ногою в грудь, да так, что полетела кляча на тот край света, девять дней и девять ночей летела вверх тормашками.

Взмахнул Фэт-Фрумос уздечкой второй и третий раз, но как назло, та же кляча к нему приковыляла. Рассердился он, выхватил меч острый, чтобы разрубить её надвое, но молвила тут кляча человечьим голосом:

– Эх, Фэт-Фрумос, Фэт-Фрумос! Не губи ты меня, а лучше заколи триста телят от трёхсот коров, и дай выпить мне всё молоко.

Фэт-Фрумос исполнил всё в точности, а через три дня снова пришёл на тот же луг и снова взмахнул уздечкой. На сей раз примчался конь-огонь и сказал ему:

– Садись на меня верхом и пришпорь трижды!

Фэт-Фрумос так и сделал: вскочил на коня, поскакал на нём малую толику, а затем трижды пришпорил. Конь сразу же раскрыл двенадцать пар крыльев, взвился с царевичем в синь небесную, до владений бешеного вихря, и только потом опустился на то же самое место, откуда взлетел и сказал царевичу:

– Ежели ты, Фэт-Фрумос, хочешь, чтобы я тебе сослужил хорошую службу, то заколи ещё шестьсот телят от шестисот коров и дай мне выпить всё молоко.

Исполнил Фэт-Фрумос и эту просьбу коня. А ещё спустя три дня пришёл на луг зелёный в железном шлеме, и в железные доспехи закованный, и встряхнул уздечкой. Конь тут как тут – предстал перед ним осёдланный, во всей сбруе и сказал:

– Здесь я, хозяин, готов выполнить все твои приказы!

Вскочил Фэт-Фрумос на коня и пустился в путь далёкий и неведомый, днём летним длинным, от зари до вечера. Когда солнце на закат склонилось, очутился он в дремучем тёмном лесу. Стал он сквозь чащобу пробираться, но вскоре конь остановился и сказал:

– Всмотрись-ка, хозяин, хорошенько вперёд и скажи мне, что там увидишь.

Фэт-Фрумос посмотрел, но ничего не увидел. Усомнился конь и попросил его зорче всмотреться. Напряг царевич взор и разглядел целый клубок змей, которые до самых небес извивались и пламя из пастей изрыгали. Рассказал он коню об этом, а тот ему в ответ:

– Для нас, хозяин, нет иного пути. Должны мы пробраться меж всеми этими тварями. Всунь руку в моё правое ухо и вынь оттуда лук со стрелами. Как доберёмся поближе, пусти в змеев стрелу калёную – они тогда нас и пропустят.

Сделал Фэт-Фрумос всё в точности, что конь ему посоветовал: подскакал поближе и пустил стрелу калёную. Змеи испугались, от страха головы опустили и молодца пропустили.

Держит он путь дальше и скоро очутился в благословенном краю, где высились кипарисовые леса, на полях зеленела шелковистая трава, в родниках журчала хрустальная ледяная вода. А в самом конце поля ровного сверкал – переливался чудо-дворец, из серебра чистого.

Подскакал Фэт-Фрумос к дворцу и постучал в ворота. Вышла ему навстречу краса-девица, а он ей показал золотое материнское колечко. Девушка поняла, что добрый молодец её родной брат, кинулась ему на шею, расцеловала крепко и сказала:

– Уходи отсюда быстрее, братец, а не то застанет тебя здесь змей и непременно погубит.

– Ты лучше мне скажи, – перебил её Фэт-Фрумос – как змей даёт тебе знать о своём возвращении?

– Он наперёд себя палицу бросает.

Немного спустя змеева палица прилетела, в ворота три раза грохнулась и на гвозде сама повисла.

Схватил Фэт-Фрумос палицу, три раза над головой раскрутил и швырнул обратно навстречу змею. Сам же вскочил в седло, подскакал к серебряному мосту и схоронился под ним.

Змей не заставил себя долго ждать, но едва доехал он до моста, как конь его заржал и назад шарахнулся. Вонзил ему змей шпоры в бока и прикрикнул:

– Вперёд, конь змея-богатыря! Скачи вперёд без опаски, я-то никого на свете не боюсь, одного лишь Фэт-Фрумоса, но он на том, человечьем свете живёт и не занесёт сюда ни ворон его косточек, ни ветер его волоска!

– А может уже и занёс! – крикнул Фэт-Фрумос выходя из-под моста.

Змей не испугался, встал против него и спросил:

– Как хочешь со мною биться? На мечах острых рубиться, или врукопашную схватиться?

– Врукопашную, честнее будет! – ответил Фэт-Фрумос.

Схватил змей царевича, поднял высоко его и вогнал в землю по самые коленки. Фэт-Фрумос изловчился, выскочил из земли, сгрёб змея в охапку, раскрутил его над головой, вколотил в землю по самую шею и тотчас же снёс голову. А конь Фэт-Фрумоса прикончил змеева коня.

Вынул Фэт-Фрумос из-за пазухи плётку, щёлкнул ею трижды, обратил серебряный дворец змея в орешек, положил за пазуху и дальше в путь пустился.

Спустя некоторое время доехал он до другого дворца, из чистого золота, и постучал в ворота. Вышла ему навстречу пригожая девушка и как только увидела заветное колечко, признала родного брата, кинулась к нему на шею, обняла, расцеловала и сказала:

– Уходи сейчас же, братец любимый, а то застанет тебя здесь змей и на клочки растерзает.

– А как он даёт знать о своём возвращении?

– Он наперёд себя палицу бросает.

Немного спустя змеева палица прилетела, в ворота три раза грохнулась, и на гвозде сама повисла.

Схватил Фэт-Фрумос палицу и швырнул обратно змею навстречу. Сам же вскочил в седло, поскакал к золотому мосту и схоронился под ним.

Змей примчался как вихрь, но у самого моста конь его стал назад пятиться, на дыбы подниматься. Вонзил ему змей шпоры в бока и прикрикнул:

– Вперёд, конь змея-богатыря! Скачи вперёд без опаски, я-то никого на свете не боюсь, одного лишь Фэт-Фрумоса, но он на том, человечьем свете живёт, и не занесёт сюда ни ворон его косточек, ни ветер его волоска.

– А может уже и занёс! – крикнул Фэт-Фрумос и из-под моста выскочил.

Не испугался змей и спросил:

– Как хочешь со мною биться? На мечах острых рубиться, или врукопашную схватиться?

– Врукопашную честнее будет! – ответил Фэт-Фрумос.

Сошлись они в рукопашную и весь долгий день летний до самого вечера боролись. Только в сумерках одолел Фэт-Фрумос змея и срубил ему голову, а конь царевича тогда же порешил змеева коня.

Затем щёлкнул Фэт-Фрумос три раза плёткой, обратил золотой дворец змея в орешек, сунул за пазуху и дальше в путь пустился.

Ехал он ехал, пока не доехал до топазового дворца, который до того сиял и сверкал, что легче на солнце смотреть, чем на тот дворец. Там жила его младшая сестра. После того, как признала она его, спрятался он под мост и стал змея ждать. Схватились они врукопашную и боролись весь долгий день летний, но никак ни один из них не мог другого одолеть. Обратился тогда змей в пламя жёлтое, а Фэт-Фрумос в пламя алое и снова в бой бросились на небо. Борются они, но ничего сделать не могут, ни один не поддаётся и всё тут. Посмотрел змей вверх, увидел над собой ворона и попросил:

– Ворон, воронёнок! Полети на бойню, окуни одно крыло в жир-сало, а второе – в воду студёную, салом меня обрызгай, а водой Фэт-Фрумоса. Я в долгу не останусь – отдам тебе на съедение богатыря с конём его в придачу.

Поднял и Фэт-Фрумос голову и крикнул еу:

– Ворон, воронёнок! Полети на бойню, окуни одно крыло в жир-сало, а второе – в воду студёную, салом меня обрызгай, а водой – змея. Я в долгу не останусь – отдам тебе на съедение трёх змеев убитых и трёх их коней.

Полетел ворон на бойню, мигом обернулся и обрызгал Фэт-Фрумоса салом, а змея водой студёной. Тут уж царевич сразу одолел змея и снёс ему голову. Затем щёлкнул плёткой, обратил топазовый дворец в орешек и спрятал его за пазуху.

Поехал он дальше и проделал путь немалый, пока не добрался до чудесного сада, с деревьями покрытыми сочными плодами. Протянул Фэт-Фрумос руку, чтобы грушу одну сорвать, но конь не позволил ему.

– Не вздумай только, хозяин, плодов этих отведать, не то погибнешь. Это старшая сестра змеева обратилась в плодовый сад. Но коли тебе невмоготу, так поесть хочется, то сперва ударь три раза мечом по дереву, а потом уж и ешь вволю.

Фэт-Фрумос так и сделал, а когда ударил третий раз – хлынула из ствола кровь алая. Лишь после этого набрал он груш и поел в охотку.

Держит он дальше путь и видит родник бежит-переливается. Собрался было царевич напиться, а конь тут как тут; снова научил его сделать точь-в-точь как раньше в саду.

Ударил он три раза мечом по роднику, схлынула оттуда кровь и тогда напился он воды и утолил жажду. Дальше в пути попался ему виноградник, с большими, благоухающими виноградинами, жёлтыми как янтарь-камень. Хотел было Фэт-Фрумос гроздь сорвать, но конь и тут воспротивился:

– Не срывай, хозяин, ни одного зёрнышка. Виноградник этот – меньшая сестра змеева. Ежели хоть одно съешь, тотчас же помрёшь. Но коли очень тебе охота винограду отведать, совсем невмоготу стало, сруби мечом одну лозу и ешь себе на здоровье.

Послушался Фэт-Фрумос коня, срубил лозу, а из неё хлынул поток крови алой. Когда кровь змеева вытекла, поел он винограду вволю и дальше в путь пустился. А пути ещё немало, нашей сказке лишь начало.

Поближе к вечеру и говорит ему конь:

– Ну-ка, посмотри, хозяин, назад, и скажи, что там видишь.

Оглянулся царевич, но ничего не увидел.

– Всмотрись получше! – настаивал конь.

Напряг Фэт-Фрумос взор, разглядел огонёк, крохотный, с игольное ушко.

– Знай, хозяин, что этот огонёк мать змеев и змеюк, и ума я не приложу, как мы от неё спасёмся. Держись изо всех сил за мою гриву, я молнией всю землю облечу, и не успеешь оглянуться, как домчимся мы до державы Цветовика-Шелкоборода. Только там сможем найти избавление.

Вцепился Фэт-Фрумос в гриву, а конь раскрыл все свои крылья и полетел быстрее ветра, но медленнее мысли человеческой. Вот потому-то огонь позади всё вырастал и вырастал, обратился в пламя огромное и стал обжигать царевичу спину. Собрался конь с последними силами, взметнулся к бешеному вихрю и ворвался во владения Цветовика. А змеюка старая снаружи осталась и запричитала:

– Фэт-Фрумос, Фэт-Фрумос, пробей для меня в стене дырку, мне бы одним глазком поглядеть на того, кто сгубил моих родных деток ненаглядных.

Фэт-Фрумос приказал пробить в стене дырку, но как только ведьма всунула в неё голову, чтобы проглотить его, он метнул ей в пасть палицу железную на огне раскалённую. Сглотнула змеюка палицу, вздулась да и лопнула.

Цветовик узнал, что Фэт-Фрумос попал в его царство, послал за ним гонцов и скороходов, позвал к себе в гости и усадил за стол. А тот, чуть только увидел дочку красавицу Цветовика, влюбился в неё и попросил в жёны. Отец дал согласие, но потребовал, чтобы Фэт-Фрумос достал ему воды живой и мёртвой, что находится лишь в одном месте – там, где горы вершинами сталкиваются.

Царевич тотчас же вскочил на коня и помчался в ту сторону где солнце садится. На пути встретился ему человек, который выпивал разом всю воду из девяти мельничных желобов и всё жаловался, будто умирает от жажды.

Остановился Фэт-Фрумос, на такое чудо-диковинное дивится, а тот ему говорит:

– Ты не на меня дивись, а подивись лучше на Фэт-Фрумоса, который одолел и убил трёх змеев, трёх змеюк, да и старую скорпию их родительницу.

– Так это я всех их убил, – ответил Фэт-Фрумос.

– Ну, коли так, то бери и меня с собой, я тебе в дороге очень пригожусь.

Взял с собой Фэт-Фрумос Жаждище и дальше путь держит. Вскоре встретился им человек, который за один присест заглатывал весь хлеб, что девять печей выпекали, и всё причитал, что погибает от голода. Остановился Фэт-Фрумос и подивился на это чудо-юдо, а Голодище ему и говорит:

– Ты не на меня дивись, а подивись лучше на Фэт-Фрумоса, который одолел и убил трёх змеев, трёх змеюк, да старую скорпию их родительницу.

– Так это я всех их убил, – ответил Фэт-Фрумос.

– Ну, коли так, то бери и меня с собой, я тебе в дороге очень пригожусь.

Взял Фэт-Фрумос с собой Голодище и дальше путь держит. Близко ли, далеко ли, но вскоре встретился ему человек, который будто кузнечик перескакивал с одной горы на другую, хотя к ногам его были прикованы девять мельничных жерновов. Прыгал он и причитал, что некуда ему прыгать.

Захватил Фэт-Фрумос и Прыгуна этого, и дальше в путь пустился, пока не добрался до огромного поля. Где-то вдали за полем, такой гул и гром стоял, что ушам больно.

– Посмотри-ка, хозяин, в ту сторону, куда солнце садится, – сказал тогда конь, – и скажи, что видишь?

Пригляделся Фэт-Фрумос и увидел, что вдали две горы всё время вершинами сталкиваются.

– Между этими двумя горами должны мы проскочить, чтобы живой и мёртвой воды добыть. Сперва поедем потихоньку, а когда до самых гор доберёмся, ты меня трижды пришпорь, одной рукой держись изо всех сил за мою гриву, а другой воды набери.

Чуть только поравнялся Фэт-Фрумос с горами, пришпорил он трижды коня, а тот метнулся быстрее мысли людской, пролетел над самым колодцем и в мгновение ока обратно вернулся, пока ещё горы не успели сомкнуться вершинами. В то самое мгновение успел царевич воды живой и мёртвой набрать.

Привёз он воду Цветовик-Шелкобороду и потребовал у того слово сдержать – дочь в жёны отдать.

– Ну, что же, – ответил Цветовик, – я не против, отдам тебе её, но только раньше найди и доставь мне такого человека, который мог бы в один присест проглотить хлеб из девяти печей и выпить разом всю воду из девяти мельничных желобов.

Фэт-Фрумос тотчас же ответил Цветовику:

– Прикажи, хлеб в девяти печах поставить и покажи те девять мельничных желобов, что ты отобрал, а дальше моя забота – есть у меня подходящие люди, которые враз твой хлеб проглотят и воду выпьют.

Распорядился Цветовик, чтобы хлеб испекли и мельничные желоба показали, а сам тоже пришёл посмотреть, исполнит ли царевич обещанное. Фэт-Фрумос подал знак Жаждищу и Голодищу и те вмиг весь хлеб проглотили и всю воду выхлебали. Но Цветовик всё ещё не соглашался отдавать дочку, а сказал:

– Коли непременно хочешь взять мою дочь в жёны, то сперва доставь мне гвоздику, что благоухает на целых девять лет пути. После этого я уж непременно выполню твою просьбу.

Снова пустился Фэт-Фрумос в путь дальний, без конца и края, пока не услышал запах той гвоздики волшебной. А конь ему говорит:

– Всунь, хозяин, руку в моё правое ухо и достань оттуда кусок мыла, щётку и камень точильный, а уж потом иди вперёд без опаски.

Поехали они дальше, а запах всё сильнее становился, и привёл их к стеклянному дворцу. Постучал Фэт-Фрумос в ворота, но никто ему не ответил. Вошёл он внутрь, увидел гвоздику и забрал её. Выбежал, вскочил на коня и обратно вскачь пустился. Только не успел он далеко отъехать, как за ним вихрем помчался огромный змей – хозяин дворца стеклянного. Чуть было не настиг, если бы верный конь не сказал:

– Хозяин, брось за спину мыло.

Бросил Фэт-Фрумос мыло и тотчас же стала за ними дорога такой скользкой, что змей тут же отстал. Только не надолго он задержался, приноровился, перебрался через эту скользкую дорогу, и снова стал догонять беглецов.

Приказал тогда конь царевичу бросить за спину щётку и в тот же миг вырос за ними лес, да такой густой, что сквозь него не пробраться. Но снова изловчился змей, пробился сквозь дебри лесные и опять помчался за Фэт-Фрумосом – того и гляди, настигнет.

Бросил он тогда за собой, по совету коня, точильный камень, и выросла между ним и змеем гора каменная от земли до самых небес. Но и змей не сдался: принялся он грызть камень клыками, грыз и грыз, пока не перебрался на ту сторону и за беглецами бросился. Увидел конь это и сказал:

– Плохи дела, хозяин! Догоняет нас наша погибель. Одно спасение осталось: ты вдохни девять раз, набери в грудь побольше воздуха, а я взлечу выше туч небесных, а уж оттуда, сверху, ринусь на змея и раздавлю его насмерть.

Поднялись они в поднебесную высь, оттуда камнем вниз пали и растоптали змея. Поехал Фэт-Фрумос дальше, вернулся к Цветовику Шелкобороду и отдал ему гвоздику. Теперь тому некуда было деться, пришлось отдать молодцу дочь в жёны.

Сыграли молодые свадьбу, но когда настал час удалиться в опочивальню, Прыгун попросил у Фэт-Фрумоса позволения тоже там заночевать. Фэт-Фрумос ему разрешил, потому что между ними давно такой уговор был – друг другу ни в чём не отказывать. Ночью, когда уснул царевич крепким сном, изо рта девушки выполз дракон и потянулся к Фэт-Фрумосу, загрызть его хочет. Но Прыгун не спал, выхватил свой меч и нарубил дракона на мелкие куски. Вслед за первым, выполз и второй дракон. Он и этого зарубил. А когда появился третий, то Прыгун размозжил ему голову мельничным жёрновом. Убрал он в сторону останки драконов, улёгся и уснул как ни в чём не бывало.

На второе утро пришли во дворец попы и епископы, чтобы отпеть и похоронить Фэт-Фрумоса. Думали они, что погиб он, как погибали раньше другие зятья Цветовика-Шелкоборода. Нашли они его живым и здоровым, глазам своим не поверили и преклонили перед ним колени. Цветовик тоже явился, чтобы своими глазами убедиться жив ли Фэт-Фрумос. Увидел он драконов останки, испугался и стал расспрашивать, что ночью случилось.

Поведал ему Прыгун как он зарубил драконов, которые хотели Фэт-Фрумоса растерзать. Обрадовался Цветовик и решили все, что надо новую свадьбу сыграть. Три дня и три ночи все пировали и веселились, а затем стал Фэт-Фрумос прощаться со всеми, чтобы вернуться к себе домой. Все богатства, отобранные у змеев, поделил он на три равные части и раздал своим трём товарищам, которые в трудный час пришли ему на помощь.

Один только Прыгун недоволен остался потребовал, чтобы Фэт-Фрумос поделил с ним и жену. Не согласился на это царевич и Прыгун выхватил меч, чтобы рассечь молодую надвое. Испугалась она и выполз из её рта ещё один дракон, которого Прыгун тут же изрубил и сказал:

– Вот так-то, Фэт-Фрумос! Бери ты своё богатство, забирай и жену, потому что я вывел из неё четырёх драконов, начисто, и оставил в ней только одного чертёнка, да так уж положено: в каждой женщине хоть один чертёнок сидеть должен.

Поблагодарил Фэт-Фрумос Прыгуна, побратался с ним на веки-вечные и попросил не уходить слишком далеко, как бы тот чёрт, что в молодой жене остался, не погубил его. Пустился царевич затем в обратный путь и вернулся в материнский дворец. Здесь щёлкнул он плёткой трижды и три орешка обратились в три прекрасных дворца, в которых жили его сёстры. Выдал он их вскоре замуж и сыграли три свадьбы на славу, такие, что всё царство-государство веселилось. А я на коня сел верхом и рассказал вам обо всём.







Румынская народная сказка

Витязь Агеран

Это было давным-давно, в те далёкие сказочные дни, когда владел всем белым светом Враль-царь. В те стародавние времена жила-была одна женщина, бедная-пребедная, второй такой не найти. Жила она неподалёку, во-о-он в той деревне, а в какой точно – сказать не могу, ведь с тех пор много лет прошло, а у меня и без этого дел и хлопот невпроворот.

Румынская народная сказка

Цугуля, сын старика и старухи

Жили-были, однажды, старик со старухой, такие бедные, что, как говорится, нечего было им водой запивать. Коли заводилась у них кукурузная мука – так соли не было: соль и кукурузу раз-добудут – овощей нет.