Peskarlib.ru: Русские авторы: Даниил Хармс

Даниил Хармс
О том, как Колька Панкин летал в Бразилию, а Петька Ершов ничему не верил

Добавлено: 30 марта 2007  |  Просмотров: 11332


I

Колька Панкин решил прокатиться куда-нибудь подальше.

— Я поеду в Бразилию,— сказал он Петьке Ершову.

— А где эта Бразилия находится? — спросил Петька.

— Бразилия находится в Южной Америке,— сказал Колька,— там очень жарко, там водятся обезьяны и попугаи, растут пальмы, летают колибри, ходят хищные звери и живут дикие племена.

— Индейцы? — спросил Петька.

— Вроде индейцев,— сказал Колька.

— А как туда попасть? — спросил Петька.

— На аэроплане или на пароходе,— сказал Колька.

— А ты на чем поедешь? — спросил Петька.

— Я полечу на аэроплане,— сказал Колька.

— А где ты его возьмешь? — спросил Петька.

— Пойду на аэродром, попрошу, мне и дадут,— сказал Колька.

— А кто же это тебе даст? — спросил Петька.

— А у меня там все знакомые,— сказал Колька.

— Какие же это у тебя там знакомые? — спросил Петька.

— Разные,— сказал Колька.

— Нет у тебя там никаких знакомых,— сказал Петька.

— Нет,есть!— сказал Колька.

— Нет, нет!— сказал Петька.

— Нет, есть!

— Нет, нет!

— Нет, есть!

— Нет, нет!

Колька Панкин и Петька Ершов решили пойти на следующее утро на аэродром.

II

Колька Панкин и Петька Ершов на следующий день рано утром вышли из дому. Идти на аэродром было далеко, но так как погода была хорошая и денег на трамвай не было, то Колька и Петька пошли пешком.

— Обязательно поеду в Бразилию,— сказал Колька.

— А письма писать мне будешь? — спросил Петька.

— Буду,— сказал Колька,— а как обратно приеду, привезу тебе обезьяну.

— А птицу привезешь? — спросил Петька.

— И птицу привезу,— сказал Колька.— Какую хочешь: колибри или попугая.

— А какая лучше? — спросил Петька.

— Попугай лучше, он может разговаривать,— сказал Колька.

— А петь может? — спросил Петька.

— И петь может,— сказал Колька.

— По нотам? — спросил Петька.

— По нотам не может. А вот ты что-нибудь споешь, а попугай повторит,— сказал Колька.

— А ты обязательно привезешь мне попугая? — спросил Петька.

— Обязательно,— сказал Колька.

— А ну, как нет? — сказал Петька.

— Сказал, что привезу, значит привезу,— сказал Колька.

— А не привезешь!— сказал Петька.

— А привезу!— сказал Колька.

— А нет!— сказал Петька.

— А да!— сказал Колька.

— А нет!

— А да!

— А нет!

— А да!

— А нет!

Но тут Колька Панкин и Петька Ершов пришли на аэродром.

III

На аэродроме было очень интересно. Аэропланы друг за другом бежали по земле, а потом — раз, два, три — оказывались уже в воздухе — сначала низко, а потом выше, а потом еще выше, а потом, покружившись на одном месте, улетали и совсем. На земле стояло еще штук восемь аэропланов, готовых тоже разбежаться и улететь. Колька Панкин выбрал один из них и, указывая Петьке Ершову, сказал:

— В Бразилию я полечу на этом вот аэроплане.

Петька снял кепку и почесал голову. Надел кепку опять и спросил:

— А аэроплан этот тебе дадут?

— Дадут,— сказал Колька,— у меня там знакомый авиатор.

— Знакомый? А как его зовут? — спросил Петька.

— Очень просто — Павел Иванович,— сказал Колька.

— Павел Иванович? — переспросил Петька.

— Ну да,— сказал Колька.

— И ты его попросишь? — спросил Петька.

— Конечно. Вот пойдем вместе, ты услышишь,— сказал Колька.

— А если он тебе не даст аэроплана? — спросил Петька.

— Ну как не даст. Попрошу, так даст,— сказал Колька.

— А если ты не попросишь? — спросил Петька.

— Попрошу,— сказал Колька.

— А испугаешься!— сказал Петька.

— Нет, не испугаюсь!— сказал Колька.

— Слабо!— сказал Петька.

— Нет, не слабо!— сказал Колька.

— Слабо!— сказал Петька.

— Нет, не слабо!— сказал Колька.

— Слабо!

— Нет,не слабо!

— Слабо!

— Нет, не слабо!

Колька Панкин и Петька Ершов побежали к авиатору.

IV

Авиатор стоял около аэроплана и промывал в бензине, налитом в маленькое корытце, какие-то винтики. Сам он был одет во все кожаное, а рядом на земле лежали кожаные перчатки и кожаный шлем.

Колька Панкин и Петька Ершов подошли.

Авиатор достал из бензина винтики, положил их на краешек аэроплана, а в бензин положил новые винтики и стал их мыть.

Колька посмотрел-посмотрел и сказал:

— Здрасте, Павел Иванович!

Авиатор посмотрел сначала на Кольку, потом на Петьку, а потом опять отвернулся. Колька же постоял-постоял и снова сказал:

— Здрасте, Павел Иванович!

Авиатор посмотрел тогда сначала на Петьку, потом на Кольку, а потом сказал, почесывая одной ногой другую ногу:

— Меня зовут не Павел Иванович, а Константин Констаитинович, и никакого Павла Ивановича я не знаю.

Петька прыснул в кулак, Колька ударил Петьку, Петька сделал серьезное лицо, а Колька сказал авиатору:

— Константин Константинович, мы с Петькой Ершовым решили лететь в Бразилию, не одолжите ли вы нам ваш аэроплан?

Авиатор начал хохотать:

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Это вы что же — серьезно решили лететь в Бразилию?

— Да,— сказал Колька.

— А вы полетите с нами? — спросил Петька.

— А вы что же думали,— закричал авиатор,— что я вам так машину дам? Нет, шалишь. Вот если вы мне заплатите, то в Бразилию свезти я вас могу. Что вы мне за это дадите?

Колька пошарил в карманах, но ничего не нашел.

— Денег у нас нет,— сказал он авиатору,— может быть, вы нас так свезете?

— Нет, так не повезу,— сказал авиатор и отвернулся что-то чинить в аэроплане.

Вдруг Колька взмахнул руками и закричал:

— Константин Константинович! Хотите перочинный ножик? Очень хороший, в нем три ножа. Два, правда, сломанные, но один зато целый и очень острый. Я раз как-то ударил им в дверь и прямо насквозь прошиб.

— Когда же это было? — спросил Петька.

— А тебе что за дело? Зимой было!— рассердился Колька.

— А какую же это дверь ты прошиб насквозь? — спросил Петька.

— Ту, которая от чулана,— сказал Колька.

— А она вся целая,— сказал Петька.

— Значит, поставили новую,— сказал Колька.

— Нет, не ставили, дверь старая,— сказал Петька.

— Нет, новая,— сказал Колька.

— А ты мне ножик отдай,— сказал Петька,— это мой ножик, я тебе дал его только веревку с бельем перерезать, а ты и совсем взял.

— Как же это так — твой ножик? Мой ножик,— сказал Колька.

— Нет, мой ножик!— сказал Петька.

— Нет, мой!— сказал Колька.

— Нет, мой!— сказал Петька.

— Нет, мой!

— Нет, мой!

— Ну, ладно, шут с вами,— сказал авиатор,— садитесь, ребята, в аэроплан, полетим в Бразилию.

V

Колька Панкин и Петька Ершов летели на аэроплане в Бразилию. Это было здорово интересно. Авиатор сидел на переднем сиденье, был виден только его шлем. Все было очень хорошо, да мотор шумел очень уж, и говорить трудно было. А если выглянуть из аэроплана на землю, то, ух, как просторно — дух захватывает! А на земле все маленькое-маленькое и не тем боком друг к другу повернуто.

— Петь-ка!— кричит Колька.— Смотри, какой город корявенький!

— Что-о? — кричит Петька.

— Го-род!— кричит Колька.

— Не слы-шу!— кричит Петька.

— Что-о-о?— кричит Колька.

— Скоро ли Брази-лия? — кричит Петька.

— У какого Васи-ли-я? — кричит Колька.

— Шапка улете-ла-а!— кричит Петька.

— Сколько? — кричит Колька.

— Вчера-а!— кричит Петька.

— Северная Америка!— кричит Колька.

— На-ви-да-ри-ди-и-и!— кричит Петька.

— Что-о? — кричит Колька.

Вдруг в ушах стало пусто и аэроплан начал опускаться.

VI

Аэроплан попрыгал по кочкам и остановился.

— Приехали,— сказал авиатор.

Колька Панкин и Петька Ершов огляделись.

— Петька,— сказал Колька,— гляди, Бразилия-то какая!

— А это Бразилия? — спросил Петька.

— Сам-то, дурак, разве не видишь? — сказал Колька.

— А что это там за люди бегут? — спросил Петька.

— Где? А, вижу,— сказал Колька.— Это туземцы, дикари. Видишь, у них белые головы. Это они сделали себе прически из трав и соломы.

— Зачем? — спросил Петька.

— Так уж,— сказал Колька.

— А смотри, помоему, это у них такие волосы,— сказал Петька.

— А я тебе говорю, что это перья,— сказал Колька.

— Нет, волосы!— сказал Петька.

— Нет, перья!— сказал Колька.

— Нет, волосы!

— Нет, перья!

— Нет, волосы!

— Ну, вылезайте из аэроплана,— сказал им авиатор,— мне лететь нужно.

VII

Колька Панкин и Петька Ершов вылезли из аэроплана и пошли навстречу туземнам. Туземцы оказались небольшого роста, грязные и белобрысые. Увидя Кольку и Петьку, туземцы остановились.

Колька шагнул вперед, поднял правую руку и сказал:

— Оах!— сказал он им по-индейски.

Туземцы открыли рты и стояли молча.

— Гапакук!— сказал им Колька по-индейски.

— Что это ты говоришь? — спросил Петька.

— Это я говорю с ними по-индейски,— сказал Колька.

— А откуда ты знаешь индейский язык? — спросил Петька.

— А у меня была такая книжка, по ней я и выучился,— сказал Колька.

— Ну ты, ври больше!— сказал Петька.

— Отстань!— сказал Колька.— Инам кос!— сказал он туземцам по-индейски.

Вдруг туземцы засмеялись.

— Керек эри ялэ,— сказали туземцы.

— Ара токи,— сказал Колька.

— Мита? — спросили туземцы.

— Брось, пойдем дальше,— сказал Петька.

— Пильгедрау!— крикнул Колька.

— Пэркиля!— закричали туземцы.

— Кульмэгуинки!— крикнул Колька.

— Пэркиля, пэркиля!— кричали туземцы.

— Бежим!— крикнул Петька.— Они драться хотят.

Но было уже поздно. Туземны кинулись на Кольку и стали его бить.

— Караул!— кричал Колька.

— Пэркиля!— кричали туземцы.

— Мм-ууу!— мычала корова.

VIII

Избив как следует Кольку, туземцы, хватая и бросая в воздух пыль, убежали. Колька стоял встрепанный и сильно измятый.

— Пе-пе-пе-пе-петька, — сказал он дрожащим голосом.— Здорово я тузе-зе-зе-земцев разбил. Одного сю-сю-сю-сюда, а другого ту-ту-ту-туда.

— А не они тебя побили? — спросил Петька.

— Что ты!— сказал Колька.— Я как пошел их хватать: раз-два, раз-два, раз-два.

— Мм-ууу!— раздалось у самого Колькиного уха.

— Ай!— вскрикнул Колька и побежал.

— Колька! Ко-олька-а-а!— кричал Петька.

Но Колька бежал без оглядки.

Бежали-бежали,

бежали-бежали,

бежали-бежали,

и, только добежав до леса, Колька остановился.

— Уф!— сказал он переводя дух.

Петька так запыхался от бега, что ничего не мог сказать.

— Ну, и бизон!— сказал Колька, отдышавшись.

— А? — спросил Петька.

— Ты видел бизона? — спросил Колька.

— Где? — спросил Петька.

— Да ну, там. Он кинулся на нас,— сказал Колька.

— А это не корова была? — спросил Петька.

— Что ты, какая же это корова. В Бразилии нет коров,— сказал Колька.

— А разве бизоны ходят с колокольчиками на шее? — спросил Петька.

— Ходят,— сказал Колька.

— Откуда же это у них колокольчики? — спросил Петька.

— От индейцев. Индейцы всегда поймают бизона, привяжут к нему колокольчик и выпустят.

— Зачем? — спросил Петька.

— Так уж,— сказал Колька.

— Неправда, бизоны не ходят с колокольчиками, а это была корова,— сказал Петька.

— Нет, бизон!— сказал Колька.

— Нет, корова!— сказал Петька.

— Нет, бизон!

— Нет, корова!

— Нет, бизон!

— А где же попугаи? — спросил Петька.

Колька Панкин сразу даже растерялся:

— Какие попугаи? — спросил он Петьку Ершова.

— Да ты же обещал поймать мне попугаев, как приедем в Бразилию. Если это Бразилия, то должны быть и попугаи,— сказал Петька.

— Попугаев не видать, зато вон сидят колибри,— сказал Колька.

— Это вон там на сосне? — спросил Петька.

— Это не сосна, а пальма,— обиделся Колька.

— А на картинках пальмы другие,— сказал Петька.

— На картинках друтие, а в Бразилии такие,— рассердился Колька.— Ты смотри лучше, колибри какие.

— Похожи на наших воробьев,— сказал Петька.

— Похожи,— согласился Колька,— но меньше ростом.

— Нет, больше!— сказал Петька.

— Нет, меньше!— сказал Колька.

— Нет, больше!— сказал Петька.

— Нет, меньше!— сказал Колька.

— Нет, больше!

— Нет, меньше!

— Нет, больше!

— Нет, меньше!

Вдруг за спинами Кольки и Петьки послышался шум.

Х

Колька Панкин и Петька Ершов обернулись.

Прямо на них летело какое-то чудовище.

— Что это? — испугался Колька.

— Это автомобиль,— сказал Петька.

— Не может быть!— сказал Колька.— Откуда же в Бразилии автомобиль.

— Не знаю,— сказал Петька,— но только это автомобиль.

— Не может быть!— сказал Колька.

— А я тебе говорю, что автомобиль!— сказал Петька.

— Нет, не может быть,— сказал Колька.

— Нет может!

— Нет, не может!

— Ну, теперь видишь, что это автомобиль? — спросил Петька.

— Вижу, но очень странно,— сказал Колька.

Тем временем автомобиль подъехал ближе.

— Эй вы, ребята!— крикнул человек из автомобиля.— Дорога в Ленинград направо или налево?

— В какой Ленинград? — спросил Колька.

— Как в какой! Ну, в город как проехать? — спросил шофер.

— Мы не знаем,— сказал Петька, а потом вдруг заревел.— Дяденька,— заревел он,— свези нас в город.

— Да вы сами-то что, из города? — спросил шофер.

— Ну да,— ревел Петька,— с Моховой улицы.

— А как же вы сюда попали? — удивился шофер.

— Да вот Колька,— ревел Петька,— обещал в Бразилию свезти, а сам сюда привез.

— В Брусилово... Брусилово... Постойте, Брусилово это дальше, это где-то в Черниговской области,— сказал шофер.

— Чилиговская область... Чилийская республика... Чили... Это южнее, это там, где и Аргентина. Чили находится на берегу Тихого океана,— сказал Колька.

— Дяденька,— захныкал опять Петька,— свези нас домой.

— Ладно, ладно,— сказал шофер.— Садитесь, все равно машина пустая. Только Брусилово не тут, Брусилово — это в Черниговской области.

И вот Колька Панкин и Петька Ершов поехали домой на автомобиле.

ХI

Колька Панкин и Петька Ершов ехали сначала молча. Потом Колька посмотрел на Петьку и сказал:

— Петька,— сказал Колька,— ты видел кондора?

— Нет,— сказал Петька.— А что это такое?

— Это птица,— сказал Колька.

— Большая? — спросил Петька.

— Очень большая,— сказал Колька.

— Больше вороны? — спросил Петька.

— Что ты! Это самая большая птица,— сказал Колька.

— А я ее не видал,— сказал Петька.

— А я видел. Она на пальме сидела,— сказал Колька.

— На какой пальме? — спросил Петька.

— На той, на которой и колибри сидела,— сказал Колька.

— Это была не пальма, а сосна,— сказал Петька.

— Нет, пальма!— сказал Колька.

— Нет, сосна!— сказал Петька.— Пальмы растут только в Бразилии, а тут не растут.

— Мы и были в Бразилии,— сказал Колька.

— Нет, не были!— сказал Петька.

— Нет, были!— сказал Колька.

— Не бы-ли!— закричал Петька.

— Были, были, были, бы-ли-и-и!— кричал Колька.

— А вон и Ленинград виднеется,— сказал шофер, указывая рукой на торчащие в небо трубы и крыши.

Все.

1928







Даниил Хармс

Забыл, как называется

Один англичанин никак не мог вспомнить, как эта птица называется.

Даниил Хармс

Озорная пробка

В 124-м детском доме, ровно в 8 ч. вечера, зазвонил колокол.