Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Осетинские народные сказки

Осетинские народные сказки
Деревянный голубь

Добавлено: 2 декабря 2012  |  Просмотров: 2808


1

В одном селении, кто знает в каком, жили, кто знает когда, два человека. Один чего только не умел делать из серебра и золота: рукояти ножей и мечей, пряжки для седел и уздечек, поясов и нагрудных украшений для девушек, кольца и серьги. Другой же чего-чего только не умел делать из дерева, только живого человека не сделал он: седла и фынги, сундуки и столы, кровати и скамьи, еще делал он все, что для забавы малым детям нужно. И вот однажды поспорили они о том, кто искуснее в своем ремесле. Каждый хвалил свою работу. Столяр говорил:

— Моя работа народу нужнее, чем твоя. Да ты и слабее меня по мастерству.

— Нет в твоих словах правды, — отвечал ему золотых дел мастер. — Твоя работа грубая, да и кто позавидует тому, что ты сделаешь, экое сокровище — дерево! Посмотри, сколько его! Я же работаю по серебру да золоту, вот сокровища для всего света. Серебро и золото у всех в почете.

— Серебряные и золотые вещи дороже деревянных, но кто не знает истины? А она такова: без серебра и золота любой человек проживет, а попробуй ты прожить без дерева.

Сколько ни спорили оба искусника, каждый хвалил свое дело, чужое же хулил.

И надумали они пойти к царю, чтобы он разрешил их спор.

Пришли к царю во дворец и спрашивают его:

— Скажи нам, царь, чья работа нужнее для народа: золотых дел мастера или столяра? А еще скажи, какая работа труднее — по серебру и золоту или же по дереву?

Выслушал царь и того и другого, подумал, подумал и говорит:

— Пусть каждый из вас сделает что-нибудь, и чья вещь окажется лучше, тот и прав.

Ушли мастера из царского дворца и принялись за дело. Весь свой ум, все свое искусство, всю свою душу вкладывали в работу. Немало потрудились они.

И вот смотри: золотых дел мастер сделал кошелек. Не простой был кошелек: на одной стороне большое селение, на другой — пастбище, а на пастбище стадо коров паслось с пастухом.

Столяр сделал голубя из дерева. Не простой был голубь: стоит только сесть на него верхом, пружинку завести — примчит тебя куда только пожелаешь.

Понесли мастера свои работы царю. Пришли во дворец. Подают царю кошелек из золота и серебра и деревянного голубя.

Смотрел, смотрел царь на кошелек, долго смотрел. Потом так же долго смотрел и на деревянного голубя. Думал, думал и говорит:

— Хороший, очень хороший кошелек. Много искусства нужно, чтобы сделать на одной стороне селение, а на другой — как живых, пастуха и стадо коров. Но деревянный голубь хоть и менее красив, да болёе чудесен. Он лучше. Вздумаешь ехать куда-нибудь, сядешь на него, пружинку покрутишь и глазом не моргнешь, как очутишься на месте. Столяр взял верх над золотых дел мастером.

Царь оставил у себя и кошелек и голубя, мастера же отправились по домам.

Царский сын слышал разговор своего отца с мастерами. И когда они ушли, захотел поиграть с деревянным голубем, сел на него, закрутил пружинку и исчез кто знает куда.

Испугался царь за своего единственного сына. Велел схватить столяра и заточить его в темницу.

Столяр спрашивает царя:

— Многих лет жизни тебе, царь, скажи, почему гонишь меня в темницу, в чем я провинился?

— Твой деревянный голубь унес моего сына. Пока юн не вернется, ты будешь сидеть в темнице, а пропадет — голову с тебя сниму.

Ничего больше не сказал столяр, понурил голову и пошел в царскую темницу.

А царский сын очутился посреди дремучего леса в чужой стране. А в лесу как раз охотился сын алдара той страны. Встретил он царского сына, приветствовал его, а когда узнал, как он очутился в их стране, сказал:

— Ты попал в нашу страну, ты гость мой.

2

Крепко подружились оба юноши: царский сын и сын алдара. Вместе охотились, вместе ели, даже спали они в одной комнате замка. Так понравилось царскому сыну в чужой стране, что не хотелось возвращаться домой. Шел день за днем, неделя за неделей, год за годом. Возмужал царский сын, пришла пора ему жениться.

Однажды рано утром юноши вышли во двор замка. Царский сын посмотрел на высокую башню и увидел, как в окно выглянула девушка-красавица. Лицо ее сияло, будто солнце.

— Кто это у вас в башне? — спросил он.

— Разве ты не видел мою сестру? — говорит алдарский сын.— Она живет в башне за семью дверьми. Грустит, выглядывает из башни только тогда, когда развеселится.

Помолчал царский сын, подумал и говорит:

— Долго я загостился в вашей стране. Искать меня будут, убиваться по мне. Поеду я домой. Счастливо оставаться.

Сел на деревянного голубя, завел его и очутился посреди дремучего леса, где когда-то был. Выстроил себе шалаш, подождал до вечера. А когда солнце зашло за лес, опять сел на деревянного голубя и примчался на высокую башню алдарского замка, в комнату красавицы — дочери алдара.

— Пусть счастье сопутствует тебе, — говорит царский сын.

— И тебе тоже,— ответила красавица, дочь алдара.

Полюбили друг друга царский сын и красавица.

Всю ночь до рассвета они вели душевный разговор, говорили друг другу сердечные слова. А на рассвете, как только Бонварнон показался на западе, сел царский сын на деревянного голубя, завел пружинку и очутился посреди дремучего леса в своем шалаше. С тех пор так и повелось: царский сын вечером прилетал в башню к красавице, а утром на рассвете, как только Бонварнон показывался на западе, возвращался в дремучий лес.

Сколько времени продолжалось так, кто знает. На женщины, которые приносили еду дочери алдара в башню, заметили, что раньше она ела не больше малого ребенка, а теперь съедает все, что приносят.

— Разве это не диво? — говорит одна женщина.— Разве наша красавица съедала столько? Бывало, даже не прикоснется к еде. А с недавних пор кусочка не оставляет, все тарелки, как облизанные.

— Правда, правда,— говорит другая,— ненасытная стала дочь алдара.

— Неспроста это так,— говорит третья,— верно говорю, неспроста это. Хоть она теперь больше ест, не видно, чтобы поправляться стала.

И решили три женщины сходить к ведунье. Так и так, рассказывают они ведунье, что-то случилось с нашей красавицей, дочерью алдара.

А ведунья и говорит им:

— Не то диво, что ваша красавица раньше одна ела, а теперь едят двое; не то диво, что каждую ночь царский сын с ней проводит до самого рассвета. А диво то, что прилетает он к ней на деревянном голубе.

Удивились женщины, испугались и говорят ведунье:

— Если алдар узнает, что мы не уберегли его дочь, снимет нам головы. Бедные мы, бедные! Что теперь нам делать?

А ведунья советует:

— Не горюйте, женщины, а лучше сделайте, как я вам скажу. Прилетит сегодня в башню царский сын, голубя оставит на окне, а сам войдет в комнату девушке, тут вы и спрячьте голубя. Тогда царский сын больше не выберется из башни.

Как сказала ведунья, женщины так и сделали. Спрятали голубя, сами побежали к алдару и говорят ему:

— У твоей дочери в башне поймали мы юношу.

Алдар сначала не поверил женщинам, а потом позвал глашатая и приказал:

— Объяви, чтобы все жители моей страны, и мужчины и женщины, и старые и молодые, собрались на площадь игр. Пусть мужчины возьмут с собой луки и стрелы. Еще приведи из башни на площадь мою дочь и того юношу.

Собрались все жители страны, мужчины принесли с собой тугие луки и острые стрелы. Привели на площадь красавицу, дочь алдара, и царского сына. Мудрые судьи сели в резные кресла. А посредине сел сам алдар. Судьи сказали, кого и за что будут судить. И стали они судить юношу и дочь алдара. Долго судили. И народ разделился пополам. Одни говорили: виновны, потому, что нарушили обычаи отцов, и поэтому нужно сердца их пронзить стрелами. Другие говорили, что невиновны.

Все громче и громче спорили судьи и народ. Тут дочь алдара вытащила из-под платка деревянного голубя и дала его юноше. Прояснилось лицо царского сына, схватил он дочь алдара, сел на деревянного голубя, завел пружинку и исчез. Алдар и его судьи остались ни с чем.

Как было не радоваться царю, когда он увидел своего сына, да не одного, а с красавицей женой! Солнце, луна и звезды играли в косе невестки.

Устроил царь свадебный пир. Пригласил он на тот пир всех жителей своей страны. Оба мастера тоже были на том пиру: и тот, который деревянного голубя сделал, и тот, который сделал чудесный кошелек. Столяр подарил царскому сыну в день свадьбы три тарелки, три чудесных тарелки. А какие это были тарелки, узнаете после.

С тех пор стали жить царский сын и дочь алдара в счастье и обилии.

3

Пришло время, когда, по обычаю предков, зятю нужно отправляться с богатыми дарами в дом своего тестя, алдара далекой страны. Сколько он взял с собой всякой еды и напитков, кто знает, а золоту и серебру так не было счету. Сел он на деревянного голубя и вмиг очутился на земле старого алдара, своего тестя.

Тесть тоже не остался в долгу: забыл он старую обиду и устроил большой пир. На том пиру гостям сам алдар подносил.

Когда гости поели и попили вдоволь, слышит царский сын, как пять гостей, пять юношей между собой разговаривают:

— Как это царский сын женился на дочери алдара? Ведь я у нее часто ночевал,— говорит один.

— Я тоже,— сказал второй.

— Сколько я живу на свете,— прибавил третий,— а такой не встречал.

— Было время, когда я собирался жениться на ней. А потом узнал, какая она, и раздумал,— сказал четвертый.

А пятый говорит:

— Наверное, кроме нас пятерых, были и другие.

Царский сын слышал все эти слова, подошел к ним поближе и спрашивает:

— Правду вы говорите?

— Конечно, правду,— ответили они,— Нет на свете хуже той девушки. Жалко царского сына, хоть мы никогда и не видели его.

А царский сын говорит:

— Я тоже не знаю его. Но вы хулите дочь алдара, а чем подтвердите то, что сказали?

— Делом! — вскричали юноши.— Хочешь поспорить с нами?

— Хочу и не оставлю без ответа ваши слова,— отвечал царский сын.— Вот что я вам скажу: отправляйтесь к дочери вашего алдара, а потом скажете мне, как она вас примет. Я тоже приеду туда. Если выиграете вы, то вот тут по площади игр вы посуху прогоните корабли. Если же я выиграю, то я прогоню корабли.

Согласились юноши, да что и оставалось им, хвастливым юношам, делать!

Сели они на коней и отправились в страну даря.

Сначала самый старший из юношей проскакал под окном дочери алдара, царской невестки, и закричал:

— Где ты, соседка?

Дочь алдара ответила ему:

— Я здесь, сосед! Войди в дом и отведай нашего хлеба-соли.

Старший юноша соскочил с коня. Коня привязал он к коновязи, сам зашел во дворец, в комнату царской невестки — дочери алдара. Дочь алдара угостила его обильным фынгом. Потом постелила ему постель как гостю, сняла ему сначала один чувяк. А когда гость протянул ей другую ногу, дочь алдара схватила его за ногу и опрокинула в потайную яму, а сверху крышкой прикрыла.

Так поступила дочь алдара со всеми хвастунами.

Немного времени прошло, как на деревянном голубе примчался ее муж — царский сын. Он спрашивает молодую красавицу жену:

— Где мои гости? Пять человек я к тебе направил.

— А вот там они, в потайной яме, рассказывают друг другу, кто когда чем отличился.

Царский сын подошел к яме, открыл крышку и спрашивает:

— Кто говорил правду: я или вы?

— Ты говорил правду, не мы,— отвечали юноши,— и мы готовы прогнать корабли на площади игр.

Юноши вылезли из ямы. Царский сын и его красавица жена, дочь алдара, угостили их щедро, а потом отправились в страну алдара и там на площади игр посуху прогнали корабли.

4

У царского сына и дочери алдара родились три сына. Подросли, возмужали.

Однажды пришли три брата к своему отцу и говорят ему:

— Дада, не по сердцу нам то место, где мы живем. Хотим поискать получше. Чтобы там было красиво и жить было веселей.

— Хорошо, — сказал им отец. — Отправляйтесь в путь, посмотрите чужие страны и выберите место, где нам жить.— А потом он принес из другой комнаты деревянные тарелки и говорит сыновьям:

— Эти три тарелки сделал вот он, столяр. Он тоже поедет с вами. Пусть каждый возьмет по одной деревянной тарелке. Когда выберете место, сначала старший бросит свою тарелку, потом средний, а после всех младший. Тут и я к вам приеду.

Назавтра, как только день отделился от ночи, три брата со столяром отправились в путь. Сколько они ехали, в каких краях побывали, какие страны видели, об этом долго рассказывать. Но, наконец, приехали они, три брата и столяр, в прекрасную страну. На свете нигде не было такого дремучего леса с родниками и реками сладкой воды. Даже озеро, даже море было в той стране. А сколько было пастбищ да земли под ячмень и пшеницу, не окинуть глазом. Пахло цветами разными, грудь дышала свободно, сердце радовалось, и ходить было легко.

— Лучшего места не найти. Здесь будем жить,— сказал старший брат.

— Здесь будем жить,— согласились средний брат и младший.

— Лучшего места не найти,— подтвердил и столяр.

Тогда старший брат вытащил из переметной сумы свою деревянную тарелку, ту, что сделал столяр, вытащил он эту тарелку и кинул ее. Тарелка пролетела большой круг и упала на землю. В этом кругу тотчас появился замок.

Средний брат тоже вытащил из переметной сумы свою деревянную тарелку и кинул ее. Тарелка пролетела еще больший круг и упала на землю. И в этом кругу появился замок еще больший.

Наконец младший брат бросил деревянную тарелку, его замок оказался самый большой.

Как только в новой стране появились три новых, красивых замка, царский сын и дочь алдара тоже очутились там со своим замком и со всем тем, что в нем было: с людьми, скотом и сокровищами.

И закипела жизнь в новой стране, закипела, забурлила, будто родник нарзана. Долго ли жили в новой стране три брата, их отец и мать, кто знает. Но за это время все изменилось там, стада овец и коз, коров и быков, табуны лошадей не умещались больше на пастбище. Бескрайные поля покрылись ячменем, овсом и пшеницей. А в темных лесах было столько туров и оленей, косуль и кабанов, медведей и волков, лисиц и зайцев, что ни один охотник не возвращался домой без добычи. А сколько разных птиц было в лесах, на полях да по воздуху летало — об этом и говорить не стоит.

Царский сын и дочь алдара стали подумывать женить своих сыновей и женили бы, если бы не случилось то, о чем сейчас сказка скажет.

5

Однажды младший сын сидел на скамье у ограды замка, сидел и грелся на солнце. Смотрит, мимо замка идет белобородый старик, немало ездивший, немало видевший. Старик остановился против замков, смотрел, смотрел на них и все удивлялся:

— Немало ездил я по разным странам, и видел я немало, но таких замков, как эти, еще не встречал. Вот если бы богу было угодно, да на этих замках появились бы нартский фандыр и серебряный колокольчик, да чтобы под их игру золотой гусь плясал...

Сказал так старик-странник и пошел дальше своей дорогой.

Юноша встал, вернулся в комнаты и рассказал своему отцу-царевичу все, что говорил странник.

А отец и говорит:

— Нужно найти их!

Позвал он и среднего и старшего сыновей и так им сказал:

— Собирайтесь в дорогу и найдите то, о чем странник говорил.

Отправились три брата искать нартский фандыр, серебряный колокольчик и золотого гуся. Сколько ехали, кто знает, но вот, наконец, доехали они до высоких гор. В горы те шли три ущелья. Стали судить н рядить, кому по какому ущелью ехать. А ущелья были разные. Левое ущелье — то грабителей ушелье. Среднее ущелье — то ущелье «иди да не возвращайся». А правое ущелье — то ущелье «иди и возвращайся».

И решили братья кинуть жребий.

Тут младший брат говорит:

— Я без жребия поеду по ущелью «иди да не возвращайся!»

Старший брат сказал, что он отправится по правому ущелью, а средний — по левому.

Еще сказали братья: «Кто вернется раньше, пусть едет другим на помощь». Каждый отправился своей дорогой.

Младший брат ехал, ехал и доехал до большой пещеры. Там конь его остановился, и как юноша ни бил его, больше не сдвинулся с места. Удивился младший брат и только хотел слезть с коня, как из пещеры вышли два охотника и говорят ему:

— Счастливой дороги, добрый юноша!

— И вам также.

— Нет ли у тебя чего-нибудь поесть? Сколько дней уже мы ходим по горам голодные.

— Готового нет, но я сейчас накормлю вас,— говорит им младший сын царевича. Взмахнул мечом, хотел перерезать горло своему коню, чтобы голодных охотников кониной накормить, но один из них выхватил у него меч.

— Пусть тебе сопутствует удача,— сказал он юноше.— Мы совсем не голодные, лишь испытать хотели тебя. За то, что ты готов накормить голодного, когда у тебя самого ничего нет, мы тебе поможем. Скажи нам, чем тебе помочь, добрый юноша?

— Я еду искать нартский фандыр, серебряный колокольчик и золотого гуся. Не успокоюсь до тех пор, пока не найду их.

— Мы укажем тебе дорогу, — ответили охотники.— Езжай ты прямо и доедешь до реки. Вода той реки горькая-прегорькая. Ты слезай с коня, напейся воды из реки и похвали ее воду. Река поможет тебе. Дальше доедешь до яблони; на ней растут красивые на вид яблоки, но кислые, а ты непременно поешь этих яблок. Встретишь булатнозубого волка. Бросишь ему тушу косули. Встретишь ты по дороге железноклювого коршуна, бросишь ему зайца. Доедешь до Залиаг-змеи, бросишь на нее шелковое платье. Потом подъедешь к крепости. Обильно смажь маслом ржавые ворота крепости, и они откроются сами собой. Вот тогда ты возьмешь оттуда нартский фандыр, серебряный колокольчик и золотого гуся.

Сказав это, охотники дали г ноше тушу косули для булатнозубого волка, зайца для железноклювого коршуна, шелковое платье для Залиаг-змеи и масло для ржавых ворот крепости.

Все это приторочили они к седлу, пожелали юноше удачи и скрылись так же внезапно, как и появились. Сын царевича даже поблагодарить не успел.

Ну, а потом юноша отправился по ущелью и все сделал так, как ему охотники говорили. Когда ворота крепости открылись сами собой, юноша увидел нартский фандыр, серебряный колокольчик и золотого гуся, а рядом с ними спящего одноглазого уаига. Сын царевича схватил фандыр, серебряный колокольчик и золотого гуся, вскочил на коня и помчался туда, где сходятся три ущелья, к братьям помчался он.

Тут одноглазый уаиг проснулся, но трудно пешему догнать конного. Кричит-вопит одноглазый уаиг:

— Железные ворота, не упускайте вора!

Железные ворота отвечают:

— Как бы не так! Пусть уходит себе добрый юноша. Ты, одноглазый шайтан, всегда бил нас камнем за то, что мы скрипели. Мы никогда не слышали от тебя ласкового слова, а юноша обильно смазал пас маслом.

Тогда закричал-завопил уаиг на Залиаг-змею:

— Залиаг-змея, держи вора!

А Залиаг-змея отвечает:

— Я сторожила твои сокровища и тебя, жадного шайтана, и никогда не слышала ни одного хорошего слова. А этот юноша — пусть долго живет в счастье — шелковое платье привез мне. Пусть уходит!

Одноглазый уаиг кричит-вопит:

— О мое солнце, железноклювый коршун! Выклюнь глаза вору, он унес мой фандыр, серебряный колокольчик и золотого гуся. Ты ведь знаешь, милый коршун, я без тебя умру.

Железноклювый коршун со скалы так отвечает одноглазому.

— Ну и умирай! Никогда ты мне даже дохлого цыпленка не дал. А этот юноша целого зайца привез. Пусть счастлив будет добрый юноша!

Нечего делать, бежит уаиг одноглазый, бежит и кричит-вопит:

— Булатнозубый волк, я всегда на тебя надеялся. Держи вора! Не видишь разве, он уносит мои сокровища?

— Вижу, вижу, одноглазый зверь! Служил тебе всю жизнь, берег твой покой, охранял твои сокровища, а ты никогда не дал мне даже ячменного кардзына. А этот юноша дал мне целую тушу косули. Пусть уносит твои сокровища, мне-то что за дело?

Горит от злости сердце одноглазого уаига, да что толку в том! И кричит-кричит, вопит-вопит:

— Яблоня-красавица, держи его!

— Всегда ругал, говорил, что я кислая, а теперь, когда понадобилось, вдруг красавицей стала. Нет, не обманешь, глупый одноглазый. Мои яблоки не окаменеют больше, а ветки не станут бросать их в доброго юношу. Спасибо ему: он наелся моих яблок и похвалил меня. Иди, иди, дурак, и будь впредь умнее.

Юноша мчится на своем коне. Вот он доскакал почти до реки. Тут сильнее прежнего закричал-завопил одноглазый уаиг:

— Моя сладкая река! Неужели ты выпустишь этого вора? Если упустишь, тогда пе поймать мне его!

— Выпущу. Он напился моей воды и похвалил меня. Пусть идет себе и живет в счастье. А с тобой я поговорю.

Юноша переплыл реку и помчался дальше. Одноглазого уаига река сшибла с ног, завертела и утопила.

Сколько скакал счастливый юноша по среднему ущелью, никто не знает. Но вот и начало. Отсюда расходятся все три ущелья. Оглянулся юноша и увидел своих старших братьев. И отправились три брата в обратный путь, в замки отца-царевича, веселые и счастливые, с нартским фандыром, серебряным колокольчиком и золотым гусем.

Когда воротились три брата, то поставили на одном замке нартский фандыр, серебряный колокольчик на другом, а на третьем золотого гуся.

Заиграл нартский фандыр чудесные пляски, зазвенел серебряный колокольчик, в пляс пустился золотой гусь. С тех пор три замка стали лучшими замками на земле.

Царевич и его три сына поставили деревянного голубя в самой лучшей комнате большого замка, там же стали жить столяр и золотых дел мастер.

И счастливо зажили себе царевич со своей красавицей женой и тремя отважными сыновьями.







Осетинские народные сказки

Бронзовая девушка медной башни

Кто знает, где, в какой стране жили бедные муж и жена. Было у них три дочери, одна другой красивее, одна другой умнее.

Осетинские народные сказки

Алдар и сын бедняка

Жили бедные муж и жена. И не было у них детей. Не раз плакали они об этом. Немало горевали они.