Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Осетинские народные сказки

Осетинские народные сказки
Три брата и кривой уаиг

Добавлено: 2 декабря 2012  |  Просмотров: 2393


Давным-давно жили-были три брата, ростом маленькие, а добра у них было всего-навсего три козы да три меры пшеницы.

Жили три брата бедно и, чтобы не ссориться, поделились. Каждому досталась одна коза и одна мера пшеницы. Отправились братья с женами и со всем добром искать счастья. Сколько они шли, кто знает, но к вечеру дошли до дремучего леса, каждый выбрал себе большое дерево и под ним развел костер.

Стали братья жить в дремучем лесу.

Однажды жена старшего брата говорит мужу:

— Иди, куда хочешь, делай, что хочешь, но наживи столько добра, чтобы братья завидовали тебе. Уведи козу, забирай все, что есть, ничего мне не нужно, но только с пустыми руками не возвращайся.

Бедняк почесал затылок и думает: «Если что задумала женщина, непременно добьется своего».

Привязал он козу за веревку, вскинул на плечо мешок с пшеницей, попрощался с женою и отправился в путь искать счастья.

Долго ли шел, нет ли, кто знает, но к вечеру добрался до дома уаига.

— Добрые люди, — крикнул он, — не примете ли гостя?

Навстречу вышел сам уаиг, один глаз у него белый, как пуговица из слоновой кости, а другой блестит, как у волка.

— Кто ты такой и что тебе нужно? — спросил уаиг маленького человека и с удивлением стал рассматривать его.

— Я бедный человек, — сказал тот,— ищу работу, может, ты наймешь меня?

— Хорошо, давно я ищу работника, только найму тебя с таким уговором: делай все, что я велю, а если не выполнишь, вырежу из твоей спины полосу кожи. Если выполнишь все, половина табуна, который будешь пасти, твоя.

Подумал, подумал бедняк, почесал затылок; не хотелось ему работать с таким уговором, но помнил он наказ жены и согласился, что же ему оставалось делать?

— Теперь, — сказал уаиг, — давай зарежем твою козу, а пшеницу твою сварим в котле и будем есть ее вместо хлеба. Позовем соседей свидетелями.

Как сказал, так и сделали.

Когда мясо и пшеница сварились, пришли в дом уаига свидетели и расселись по старшинству за столом в два ряда. А уаиг стоит. Приказывает бедняку:

— Принеси что-нибудь, чтобы сесть, но не камень и не пень.

Осмотрелся бедняк: кроме камней и пней ничего не было в доме. Не знает, что делать. А уаиг говорит:

— Ты не выполнил уговора, а потому я должен снять полосу кожи с твоей спины.

Уаиг принес нож, вырезал со спины бедняка полосу кожи, а бедняка вытолкал на улицу. Была солнечная, жаркая погода. Рана на спине бедняка ссохлась, и бедняк скрючился от боли так, что еле передвигал ноги.

Когда подошел бедняк к своему дому, жена среднего брата заметила его, побежала к себе и попрекает мужа:

— Ах ты дармоед и бездельник! Растянулся около очага и ждешь, когда тебя накормят! Два дня назад твой старший брат пошел на заработки, а теперь, смотри, вернулся с целым кладом и сгорбился, чтобы никто его не заметил. А ты вот сидишь в золе. Встань, уходи куда глаза глядят и без сокровищ не возвращайся. Забирай свою козу, бери свою пшеницу. Они мне не нужны, проживу и без них!

И средний брат отправился в путь. Он пришел к дому кривого уаига и договорился с ним, как и старший брат. Уаиг поступил с ним так же, как со старшим братом.

Когда средний брат подходил к дому с пустым мешком, его заметила жена младшего брата. Быстро побежала домой и закричала на своего мужа:

— Ах ты дармоед! Только и знаешь, что сидеть около очага и рыться в золе. Посмотри-ка, сколько добра принесли твои старшие братья. Уходи из моего дома, чтобы я не видела тебя больше, пока не разбогатеешь, как они!

С такими словами она вынесла пшеницу, взвалила мешок ему на спину и подала конец веревки, к которой была привязана коза.

Младший брат отправился в путь и попал к тому же уаигу. И уаиг договорился с ним так же, как с его старшими братьями. Зарезали они козу, к уаигу опять пришли соседи. И уаиг велит своему новому работнику:

— Принеси что-нибудь, чтобы я сел, но не камень и не пень.

Младший брат, не долго думая, снял свою старую шубу, свернул ее и подложил под уаига. Уаиг покраснел от злости, но ничего не сказал.

На следующий день послал он свое стадо пастись в Черные горы. Уаиг старался всячески подвести пастуха, но тот каждый раз выходил победителем.

Однажды уаиг говорит:

— Иди паси стадо на Белой горе. Вот тебе в сумке круг чурека и кусок мяса, ешь и других угощай, но обратно принесешь их целыми.

— Хорошо, — сказал пастух и погнал стадо на Белую гору. Стал у дороги и думает: «Как же это одним кругом чурека угостить путников, поесть самому и вернуть все обратно целым?» Подумал пастух, и улыбнулся, — догадался, что делать.

Поймал самого жирного барана, зарезал его, приготовил шашлыки и наелся досыта. Вечером такие же бедные люди, как он сам, возвращались из лесу домой.

— Поешьте моего чурека-соли, — сказал он им, накормил досыта и в дорогу дал немного мяса, да еще послал своим братьям по десяти жирных баранов.

Так он пас овец семь дней и потом пригнал обратно.

Уаиг думал, что теперь пастух непременно проиграет, вышел ему навстречу и говорит:

— Эй, пастух, хочешь напиться?

— Очень! — отвечает пастух, подбежал к великану и выпил целый кувшин воды, а потом подает ему сумку с кругом чурека и куском мяса.

Нахмурился уаиг и спрашивает:

— Как же так, и чурек цел и сам сыт?

— Не удивляйся, хозяин. Я выполнил, что ты велел: и сам сыт и всех путников угостил.

— Как же ты это сделал?

— Мало ли жирных баранов было в отаре!

Уаиг побагровел, ударил оземь сумкой пастуха и крикнул:

— Вот беда, вот разоренье! Это ведь были самые лучшие мои бараны!

Кричи, не кричи, ничего не поделаешь.

Быстро делал пастух то, что приказывал ему хозяин уаиг. Однажды в зимний вечер уаиг с семьей сидел у очага. Маленький сын уаига расплакался и просится на двор. Разозлился уаиг, крикнул пастуху:

— Отведи его во двор, распори ему брюхо, чтобы он, негодный, лопнул!

Пастух так и сделал, а сам вернулся в дом и сел на камень как ни в чем не бывало. Уаиг посмотрел на пастуха и спрашивает:

— А где ребенок, где ты его оставил?

— Сделал то, что ты велел, — отвечает пастух. — Распорол ему живот, а он, смотрю, мертвый, положил труп около стены, а сам, как видишь, вернулся.

Уаиг вскочил, стал бить себя по голове. Горевал он о сыне, а потом успокоился, что же оставалось ему делать?

На следующий день уаиг вместе с пастухом пошел рыть могилу для сына. Пастух нарочно не взял с собою лопаты. Уаиг послал его за лопатой.

Пастух зашел в дом уаига и уселся у очага.

Видит уаиг, пастух долго не возвращается, и кричит ему с кладбища недовольно:

— Куда же ты девался? Неси быстрее лопату!

Пастух выбежал на улицу и кричит:

— Что же мне делать, хозяин, когда твоя жена не дает мне лопату?

— Как не дает? Бери лопату и быстро иди сюда!

Пастух снова зашел в дом уаига, уселся опять у очага и греется. Слышит, снова зовет уаиг:

— До каких пор буду ждать тебя, дурака? Неси скорее лопату, а то не сдобровать тебе!

— Что же мне делать? — отвечает пастух. — Ведь твоя жена и слушать меня не хочет, не дает лопату!

— Разломай лопату об ее голову, а сам беги сюда! — кричит злой уаиг.

Пастух схватил лопату, вбежал в комнату, одним ударом убил жену злого уаига, а сам побежал на кладбище. Уаиг указал пастуху, где хоронить сына. И пастух начал копать громадную яму. Уаиг удивляется и спрашивает пастуха:

— Что же ты делаешь, зачем такая большая могила для маленького ребенка?

— Ведь двух покойников надо вместе похоронить; зачем же две могилы копать?

— Как двух? — удивился уаиг.

— Твоего сына и твою жену.

— А что случилось с моей женой?

— Ты мне велел разломать лопату об ее голову. Я так и сделал, а она умерла. Упаси меня бог, хозяин, не выполнить твоей воли!

Великан охнул, опять стал бить себя по голове, плакал, плакал, насилу перестал.

Прошел год, устроил уаиг поминки и задумал жениться.

— Я хочу жениться, — сказал уаиг своему пастуху,— уезжаю, а ты присматривай за домом, не оставляй двери дома без надзора, а то растащат мое добро. Берегись, если проворонишь.

Прошел день. Пастух снял дверь дома, взвалил ее на спину и отправился за хозяином. Кто знает, сколько шел пастух, наконец добрался до какого-то селения. Смотрит, в одном доме пируют, а на почетном месте сидит уаиг.

Пастух зашел в дом, положил дверь, уселся на нее и угощается вместе с другими гостями. Уаиг увидел его, вскочил и крикнул:

— Почему ты здесь? Что я тебе говорил?

— Не бойся, хозяин! Как я могу тебя ослушаться. Я не забыл твой приказ и не покинул дверь твоего дома. Я снял ее, взвалил на спину, и хоть это для меня очень тяжело, несу ее на себе. Пусть в этом мне свидетелем будет народ, который сидит здесь на пиру. — И, встав, поднял дверь от дома уаига.

Уаиг не дождался конца пира, а побежал домой. Но ничего больше не осталось в доме — растащили все.

Рассвирепел уаиг, стал бить палкой себя по голове и умер от злости.

Стада овец уаига остались на зеленых пастбищах, пастух пригнал их в свое селение и роздал беднякам.







Осетинские народные сказки

Сын медведя

В одном селении жили муж и жена. Была у них единственная черноглазая, чернобровая дочь с черной косой до самой земли, красавица писаная.

Осетинские народные сказки

Как работник перехитрил попа

Был у попа работник. Чего только не делал поп, чтобы заставить своего работника без устали косить сено, пахать землю, валить деревья и возить их, подметать хлев, пасти скот, жать.