Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Осетинские народные сказки

Осетинские народные сказки
Соловей горной долины

Добавлено: 2 декабря 2012  |  Просмотров: 2426


Давным-давно это было. Там, где сходятся четыре дороги, в своем бедном доме жил один бедняк. И была у бедняка жена.

И был у них сын, а звали его Уари, что значит сокол.

Жили они, как и все другие бедняки, в своем бедном доме, сложенном из неотесанных камней и с плоской крышей, накрытой землей, ели они ячменный чурек и запивали его холодной водой. А когда у них не было ячменного чурека, то собирали они в лесу дикие яблоки, груши и ягоды и ели их. Правда, бывало и так, что пойдет бедняк на охоту в черный лес и, глядь, с дичью возвращается в свой бедный дом. И тогда у бедняка и его семьи большой праздник бывал в доме.

Спали они на медвежьей шкуре и другой шкурой накрывались.

Но разве есть на свете человек, который жил бы вечно? И вот пришел день, когда у бедняка умерла жена. Потом пришел срок самому бедняку умирать.

Позвал тогда бедняк своего сына и говорит ему:

— Я умираю, сын мой, а твоя жизнь пусть длится долго-долго. Видишь, пусто в нашем доме, как в пещере. Но не бедняком я тебя оставляю, а богатым: есть у тебя светлая голова и крепкая грудь, сильные руки и ноги и острые глаза, а в груди бьется доброе сердце. Работай не покладая рук. Но помни: не в богатстве счастье, а в детях. Самое большое сокровище на земле — это дети. Без них белый хлеб все равно что мякина, а мясо — сухая корка. Даже солнце так не греет, как дети греют.

Сказал так бедняк и умер.

Соседи оплакали бедняка и похоронили его. А маленький черноглазый сын его остался круглым сиротой в бедном доме, пустом, как горная пещера.

Поплакал, погоревал Уари по своему отцу, потом стал работать, не зная ни дня, ни ночи: то дрова из лесу приносил на своем горбу, то сено косил на лугу, то корзины плел, то ходил на охоту в темный лес, то песни пел или плясал, то шил себе шапку, шубу и обувь из звериных шкур, а то еду себе готовил.

Так шли дни за днями, недели за неделями, годы за годами, и кто знает, сколько времени прошло. Все случается в сказках, на то они и сказки: разбогател Уари. Стал богатым Уари, женился на красавице девушке и хорошо зажил с женой.

Были у него и верблюды, и кони, и овцы, и козы, и стал он жить не там, где жил его отец. Построил себе дом, обнесенный каменной стеной, и еще больше разбогател. Появилось у него золото и серебро.

Но одного не было у Уари — детей.

Уари все время помнил слова бедного отца: «Не в богатстве счастье, а в детях». И говорил:

— Правду говорил отец: хоть немало у меня добра, а счастья все-таки нет.

Каким только духам долин не молился он, каких только мудрецов не спрашивал он!

Однажды один мудрец так ему говорит:

— Там, где сходятся четыре дороги, на том месте, где стояла ваша бедная изба, построй себе хороший дом. Пока будешь строить его, у тебя родятся три сына. Но помни: только тогда будут жить твои сыновья, если ни один человек на свете не найдет в том доме никакого недостатка. Иначе твои сыновья, как появятся на свет, так и уйдут в Страну мертвых, и ты опять останешься один со своей женой.

Нанял Уари искусных зодчих, каменотесов, художников, каменщиков, шлифовальщиков, плотников, столяров и других мастеров, и стали они строить красивый дом на том месте, где сходятся четыре дороги, там, где стояла бедная сакля его отца.

Строили день, месяц, год, три года.

Пока строили дом, у жены Уари родился сын.

Поставил Уари сторожей возле нового дома и сказал им:

— Зорко посматривайте на все четыре дороги и слушайте, что будут говорить люди про мой новый дом. Все, что они скажут, мне расскажете.

Зорко смотрят сторожа на все четыре дороги и вот однажды видят — идут три путника. Увидели путники новый дом, остановились и стали оглядывать его со всех сторон; хвалили искусство зодчего, каменотесов и художников.

Один из путников сказал:

— Прекрасно построен этот дом, но я замечаю в нем недостаток.

— Правда твоя, — сказал другой путник: — отделка камней несовершенна.

Третий путник говорит:

— Верно, камни косо отшлифованы.

Сказали они так и отправились дальше.

Вечером сторожа явились к Уари и слово в слово передали ему то, что говорили путники.

Тогда Уари недолго думая велел разрушить этот новый дом и на его месте поставить другой дом, еще лучше и красивее. Пригласил Уари известного в стране зодчего, лучших художников, каменотесов, шлифовальщиков, плотников, каменщиков и других мастеров, и новый дом тончайшей отделки был выстроен там, где сходились четыре дороги.

Пока строили этот дом, у жены Уари родился второй сын. Уари снова велел сторожам зорко смотреть на все четыре дороги за путниками и запоминать каждое их слово, сказанное о новом доме.

Зорко смотрят сторожа на все четыре дороги, слушают, что говорят путники.

Вот однажды смотрят сторожа — идут по дороге три путника. Когда они увидели красивый новый дом, удивились и остановились. Стали путники рассматривать дом со всех сторон. Очень пришелся им по сердцу этот новый дом, но и они нашли недостатки в нем.

Один из путников говорит:

— Красивый дом, ничего не скажешь, но оконные переплеты больше положенного выступают наружу. Это досадно.

— Я думаю, — сказал второй путник, — что оконные переплеты нужно было ставить на один палец глубже. Жалко, что изуродовали дом.

А третий путник говорит:

— Смотрю я на фундамент, недолговечен он: вместо известняка гранит нужно было класть.

Сказали так и отправились дальше по своей дороге.

Сторожа вечером слово в слово передали Уари все, что слышали.

Недолго думал Уари. Велел он сломать это прекрасное творение зодчего, художников, каменотесов и других мастеров своего дела, и на его месте выстроить новый дом, еше лучше, еще красивее, чем первые два дома.

На этот раз Уари пригласил не одного зодчего, а трех самых известных в стране, пригласил он лучших художников, камнерезов, каменотесов, шлифовальщиков, каменщиков, плотников, столяров.

Строили год, другой, третий строили. На четвертый год они воздвигли прекрасный новый дом там, где соединяются четыре дороги.

Пока строили этот дом, у жены Уари родился третий сын.

Уари велел четырем сторожам охранять все четыре дороги, зорко следить за путниками и запоминать каждое их слово, сказанное о его новом доме.

Дни и ночи стоят сторожа около нового дома Уари и зорко смотрят на четыре дороги, смотрят и слушают, что говорят путники.

Вот однажды смотрят — идут по дороге трое мужчин. Когда они приблизились к дому, то остановились: путники удивились красоте нового дома. Дом был так красив, что, казалось, не стоит на земле, а в воздухе висит и нет в нем никакого веса. Смотрели путники на дом и улыбались, так он привлекал и ласкал их взор.

— Прекрасный дом, но есть в нем большой недостаток.

— Да, есть один недостаток, — сказал второй путник. — Не хватает пения этому прекрасному дому.

— И я так думаю, мои дорогие, — говорит третий. — Пения не хватает этому чудесному дому, творению искусных человеческих рук. Если бы в нем пел соловей горной долины, тогда уж никакого изъяна у этого дома не было бы.

Сказали так путники и отправились дальше своей дорогой.

Сторожа вечером явились к Уари и слово в слово передали ему все то, что слышали от путников.

Уари выслушал сторожей, и вдруг им овладело такое сильное беспокойство, что он даже сидеть больше не мог.

Вскочил он на ноги, услал сторожей и заходил из угла в угол по своей большой комнате. «Бог дал мне трех сыновей, — думал Уари, — потому что я все делаю так, как указывал мне мудрец. Но я пока не смог до конца выполнить его указаний. Если не исправлю последнего недостатка, не отнимет ли бог у меня моих трех сыновей обратно?»

И стал он думать. Опечалился совсем. Побледнел, осунулся. Седые волосы заблестели в его усах и бороде.

Когда старший сын узнал, почему отец его вдруг так переменился, ходит опечаленный, не ест и не пьет, подошел он к нему и говорит:

— Почему так печалишься, отец? Снаряди-ка лучше меня в дорогу, и я привезу тебе соловья горной долины.

Уари согласился. Снарядил он сына в дорогу, навьючил ему двенадцать верблюдов всякими яствами и напитками, серебром и золотом и дал ему двенадцать юношей для охраны.

Отправился в дорогу сын Уари со своими сокровищами и с охраной.

Сколько времени ехали они, по каким странам, по каким дорогам, о том долго рассказывать. Но доехали они наконец до дремучего леса. Въехали в дремучий лес и, когда доехали до его середины, смотрят — на большой поляне стоит высокий, красивый дом, обнесенный серебряной оградой. Возле дома сад большой растет, а в саду разные беседки, пруды с золотыми рыбками. В саду и на поляне посреди дремучего леса родники журчат и птицы поют.

Из дома навстречу им выскочил какой-то рыжий мужчина и говорит:

— Да будет пряма ваша дорога! Слезайте с верблюдов, отдохните немного и поешьте моего хлеба-соли.

Сын Уари и его охрана слезли с верблюдов, и хозяин — рыжий мужчина стал угощать их.

Когда путники поели, попили и отдохнули в саду, пришел к ним сам хозяин — рыжий мужчина и принес игральные камешки.

В те камешки никто, кроме рыжего мужчины, никогда не выигрывал. А сыну Уари откуда знать было об этом!

— Поиграем-ка в камешки, — сказал рыжий мужчина.

И стали они играть. Сын Уари проиграл сначала все свое золото и серебро, потом охрану. Под конец рыжий мужчина выиграл его самого и сделал табунщиком своих коней.

Дни шли за днями, недели за неделями, месяцы за месяцами, годы за годами. Ждет Уари своего сына. Но нет ни сына, ни соловья горной долины.

Тогда средний сын пришел к своему отцу и говорит ему:

— Отец, снаряди-ка меня в дорогу, и я отправлюсь на поиски соловья горной долины. Мой старший брат, видно, нашел где-то лучшую жизнь и забыл о нас и о соловье горной долины.

Снарядил Уари в дорогу своего среднего сына: дал ему двенадцать верблюдов, навьюченных серебром и золотом, дал ему охрану из двенадцати юношей и пожелал счастливой дороги.

Отправился средний сын Уари в дорогу. Сколько времени ехал он, через какие земли лежал его путь, долго рассказывать. Но вот доехал он до большого дремучего леса. Немало пришлось ему ехать и по дремучему лесу, пока наконец не доехал он со своей охраной до большой поляны посреди дремучего леса. К дому рыжего мужчины подъехал он — того мужчины, который обыграл его старшего брата в камешки и сделал его табунщиком своих коней.

Средний сын Уари и юноша из его охраны увидели красивый дом с серебряной изгородью, с тенистыми садами, беседками, журчащими родниками, и так им захотелось побыть в этом доме и отдохнуть, что и сказать нельзя. Навстречу им выбежал рыжий мужчина.

— О, в счастии прибывайте к нам, дорогие гости!— воскликнул он. — Сойдите с верблюдов, дайте отдых усталому телу, поешьте, попейте в моем доме. А потом и дальше в путь отправитесь.

Сын Уари сошел с верблюда, и юноши из охраны тоже сошли со своих верблюдов. Вьюки серебра и золота сняли с двенадцати верблюдов. Дали корм верблюдам, а сами вошли в красивый дом рыжего мужчины. Угостил он их всякими яствами, потом повел в тенистый сад и усадил в беседке из черных роз, а сам вернулся в дом. Потом выходит с игральными камешками в руках и говорит юноше:

— Не поиграешь ли со мной в камешки?

— Поиграю, — отвечает сын Уари.

Откуда знать было ему, что в те камешки никто, кроме самого рыжего мужчины, никогда не выигрывал!

И стали они играть. Долго играли, и сын Уари проиграл рыжему мужчине сначала свое серебро и золото, потом всю охрану — всех двенадцать юношей с их верблюдами, и даже самого себя проиграл ему. И рыжий мужчина сделал его пастухом своих бесчисленных стад овец и коз.

И опять, подобно воде в реке, потекли дни за днями, недели за неделями и месяцы за месяцами. Кто знает, сколько прошло времени с тех пор. Ждет отец, ждет мать, ждет младший брат — но напрасно. Нет ни старшего брата, ни среднего брата, ни его охраны, ни соловья горной долины нет.

Однажды младший сын подошел к своему отцу и матери и так им говорит:

— Нет моих двух братьев. Кто знает, что с ними. Может, нашли они лучшую жизнь в чудесной стране и совсем забыли про соловья горной долины. Может, несчастье приключилось с ними. Снарядите меня в дорогу — отправлюсь я искать соловья горной долины, может, и братьев найду.

— Хорошо, — сказал отец.

— Хорошо, — сказала мать.

Приготовили ему разных яств и напитков столько, сколько могут понести двенадцать верблюдов. Дали ему серебра и золота столько, сколько двенадцать верблюдов могли поднять. Еще дали ему охрану из двенадцати отважных юношей, и отправился он в дорогу.

Сколько дней, недель и месяцев ехали они, по каким равнинам и странам, про то ничего не знаю. Но вот доехал младший сын Уари со своей охраной до дремучего леса и в середине его увидел красивый дом, обнесенный серебряной изгородью.

Когда путники подъехали к дому, смотрят — навстречу им выходит рыжий мужчина, улыбается, ласковые слова говорит, в дом зовет отведать хлеба-соли и отдохнуть.

Но младший сын Уари сразу невзлюбил его и так ему говорит:

— Оставь нас! Дело наше не терпит промедления, — и отправился своей дорогой.

Едет младший сын Уари по дороге, за ним идут двенадцать верблюдов с вьюками серебра и золота, а позади них едут на верблюдах двенадцать юношей, охраняющих сына Уари.

Миновали они дремучий лес, выехали в бескрайную пустыню.

Едут они под раскаленными лучами солнца по бескрайной пустыне.

Много дней, много ночей едут они без остановки и не видят конца пустыне. Куда ни посмотришь — один песок на земле, а на небе — огненное солнце. Нет нигде ни травинки, ни кустика, и воды нет. Измучились путники от бесконечной дороги, от бессонницы, от жажды: в горле пересохло, губы потрескались, в ушах шумит. И вот у дороги видят они — стоит кто-то, будто большая куча пепла.

— Что это за диво? — сказал громко младший сын Уари.

Зашевелилась тогда куча пепла, поднялась из нее голова старика, пеплом покрытая. Стряхнул старик пепел и говорит юноше:

— Хороший путник, почему так торопишься? Слезай с верблюда и отдохни, отдохнут и верблюды твои и спутники твои.

А юноша отвечает ему:

— Как можно отдохнуть в этой пустыне, когда здесь даже камни горят от зноя!

— Ты сойди с верблюда, а все остальное мы найдем, — сказал старик.

Сын Уари слез со своего верблюда, потом слезли со своих верблюдов двенадцать юношей — охрана его. Потом и верблюдов развьючили.

Тогда старик встал со своего места, отряхнулся еще, обошел три больших круга по песку, три раза ударил в ладоши, и в пустыне вдруг появился, прекрасный сад. Чего-чего только не было в этом саду, каких только деревьев и цветов, родников и ручейков, птиц и животных, каких только плодов и ягод там не было!

Когда путники поели, попили и отдохнули в тени деревьев, среди цветов, на шелковой траве, старик спрашивает:

— Куда, в какие края держишь свой путь?

— Мы едем сами не знаем куда,— отвечал сын Уари. — Мы до тех пор будем ехать, пока не найдем соловья горной долины.

Старик улыбнулся и сказал:

— О юноша, ты взялся за очень трудное дело! Кажется мне, что ты хороший юноша, и жалко мне тебя, но скажу: не найти тебе соловья горной долины...

И вот что рассказал старик:

— Нас тоже было трое братьев. Мы тоже один за другим выехали из дома, чтобы найти соловья горной долины. Сколько трудностей мы перенесли в пути, сколько страдали — и рассказать трудно. Но мы так и не добрались до страны, в которой живет соловей горной долины. От страданий и лишений я превратился в пепел. Мои два брата уехали дальше меня, а я отстал. Хорошо еще, что я могу дать приют путникам, едущим на поиски соловья горной долины. Послушай меня, не губи и себя и других, возвращайся лучше в отцовскую страну.

Не послушал юноша, младший сын Уари, старика и говорит:

— Ты не пожалел для меня хлеба-соли и своих мудрых советов. За все это великая хвала тебе, а я поеду дальше: я буду ехать и ехать, пока не достигну цели.

Старик вывел на дорогу своих гостей и верблюдов их и говорит юноше:

— Пока я не увижу своих братьев и соловья горной долины, не стану жить в этом цветущем саду.

Потом сделал три больших круга, три раза ударил « в ладоши, и вместо цветущего сада перед ним, как и раньше, вновь раскинулась бескрайная пустыня.

И говорит старик юноше:

— Много ли, мало ли будешь ехать, но доедешь наконец до моего второго брата. Он тоже упал, обугленный, у обочины дороги. Он много тебе расскажет о соловье горной долины.

Сын Уари и его спутники навьючили верблюдов едой и напитками, серебром и золотом, потом сами сели на верблюдов и отправились в путь, а позади них вместо цветущего сада осталась бескрайная пустыня.

Сын Уари и его спутники ехали день, другой. Ехали неделю, другую. Ехали месяц, другой. Устали, измучились они в дороге. Изнемогли они от жары, от жажды.

Кто знает, сколько ехали они, но наконец доехали до одного места. Смотрят — у самой дороги что-то чернеет, будто куча угля. «Что бы это могло быть?

Похоже на человека. А может быть, это брат того старика?» — думает юноша.

И вправду, зашевелилась куча угля, поднялась из нее голова старика. И заговорил старик:

— В здравии прибывайте сюда, добрые люди! Слезайте с верблюдов, поешьте хлеба-соли, попейте ключевой воды, отдохните в тени. Тем временем и верблюды ваши корму поедят.

А юноша отвечает ему:

— О какой тени, о каком отдыхе говоришь ты, почтенный старик, когда вся пустыня горит под жаркими лучами солнца!

— Ты слезай с верблюда, а там мы все найдем,— отвечает ему старик.

Тогда юноша слез с верблюда, слезли с верблюдов и его спутники.

Тут старик встал и отряхнул с себя уголь, трижды обошел по большому кругу, три раза хлопнул в ладоши, и вокруг них вмиг появился чудесный сад. Чего только не было в этом саду! Каких только деревьев и цветов, родников и ручейков, птиц и животных не было в том саду! Какие только плоды и ягоды не росли там!

Старик угостил путников вкусными плодами. Напились путники холодной родниковой воды, отдохнули в тени деревьев, среди цветов. Верблюды их вволю попаслись в высокой траве и напились воды из журчащих ручейков.

Только тогда спросил старик своих гостей о том, кто они и куда держат путь.

Сын Уари отвечал ему:

— Я разыскиваю соловья горной долины.

Старик выслушал юношу, подумал немного и говорит:

— Добрый юноша, лучше бы ты вернулся обратно в свой счастливый дом, не то, как и мы, попадешь в беду. Нас было трое братьев, и вот до чего дошли мы из-за соловья горной долины. От горя и страданий, от жары в знойных песках я превратился в уголь, но так и не достал соловья горной долины. Хорошо еще, что я могу дать приют путникам, едущим на поиски соловья горной долины. Потому говорю тебе: возвращайся обратно в свой край.

— Нет, не вернусь я в свой край, — отвечает отважный сын Уари. — Не для того я выехал из отцовского дома, не для того я терпел голод и холод, жару и жажду, чтобы вернуться обратно без соловья горной долины.

— Слушай тогда, что я тебе скажу, мое солнышко: сколько бы ты ни ехал, куда бы ни сворачивал, все равно дорога приведет тебя туда, где сидит мой младший брат, превратившийся в золу. Он больше меня расскажет тебе о соловье горной долины.

Юноша и его спутники вышли на дорогу, и верблюдов своих вывели, и тюки вынесли. А позади них вместо цветущего сада вновь раскинулась бескрайная пустыня.

Навьючили они опять верблюдов и отправились в путь. Едут они по раскаленной пустыне. Едут они день, едут недели и месяцы. Едет сын Уари вместе со своей охраной. Жажда истомила их. Все сильнее и сильнее припекает огненное солнце. Наконец не осталось у них даже хлеба. Еле бредут по горячей дороге выносливые верблюды.

Но вот смотрит сын Уари — у самой дороги виднеется куча золы. Куча золы так была похожа на человека, что юноша подумал: «Не брат ли это тех двух стариков?» Только подумал он об этом, как куча золы зашевелилась, и показалась из нее голова старика.

— Не удивляйтесь тому, что видите перед собой. Да будет удача вам в дороге! Но послушайтесь моего совета: сойдите с верблюдов, поешьте, попейте столько, сколько захотите, потом отдохните в тени деревьев и верблюдам дайте корм и отдых.

— Как нам останавливаться здесь и думать об отдыхе, когда в этой бескрайной пустыне все горит под огненным солнцем, и ты даже в золу превратился! — говорит юноша.

— Слезайте с верблюдов, — говорит старик, — а еду и напитки, отдых и прохладу мы для хороших путников найдем.

Когда путники слезли с верблюдов, старик встал, отряхнул с себя золу, обошел по пустыне три больших круга, три раза хлопнул в ладоши, и возле него появился чудесный сад. Все было в этом чудесном саду: вода, прохладная тень, плоды, птицы, звери. Что долго рассказывать! Старик привел оленя, зарезал его, снял шкуру на одном боку, срезал мясо, не тронув костей, потом ударил оленя войлочной плетью, тот вскочил на ноги и помчался к другим оленям.

Потом он привел серну, ее тоже заколол, взял мяса сколько надо и вновь оживил ее. Овец, коз, туров и косуль резал он, срезал с них мяса сколько надо, а потом опять оживлял их. Так старик угощал своих гостей шашлыком из мяса оленя, тура, серны, косули, овцы и козы.

Пьют и едят путники на богатом пиру, а на самом почетном месте, за старшего, сам старик сидит. Едят и пьют, и песни застольные поют.

Кончился пир. Гости вместе со стариком опустились на шелковую траву, среди цветов, чтобы отдохнуть, и тут старик спрашивает юношу:

— Скажи мне, хороший гость, кто ты, откуда и куда держишь свой путь?

Сын Уари рассказал старику все, как было. Еще рассказал ему о том, что он видел его двух старших братьев.

Старик сказал:

— Вижу, ты хороший юноша. Жалко мне тебя, потому и говорю тебе: оставь свою затею и возвращайся домой. Не ты один, — много-много отважных, именитых людей отправились на поиски соловья горной долины, и никто из них не вернулся в отцовский дом. Но если не хочешь возвращаться, то послушай, что я тебе скажу. Этот соловей живет у владетеля восточной страны. Посреди города, на самом верху высокой башни, сидит этот соловей. А охраняют его два льва. Каждый из них за один раз съедает целого быка. В башне двенадцать железных дверей. Чтобы открыть двери, нужно смазать их двенадцатью бурдюками масла. Если открывать их, не смазав маслом, они так заскрипят, что всем жителям той страны будет слышно. Надо тебе тут быть ловким, как куница, бесстрашным, как барс, сильным, как лев. Как взберешься на двенадцатый этаж башни, сейчас же посади соловья в золотую клетку. Да так, чтобы соловей не умолк. Если ты сумеешь накормить двух львов, смазать двенадцатью бурдюками масла двенадцать дверей высокой башни, подняться с золотой клеткой на самый верх башни и посадить соловья в эту клетку так, чтобы он без умолку пел и пел, то ты уйдешь с соловьем из башни живым, не то погибнешь так же, как гибли до сих пор тысячи юношей и воинов.

Старик помолчал немного и опять говорит:

— Этот соловей поет и днем и ночью, не переставая. Если он замолкнет, все жители страны поднимутся на ноги в предчувствии беды, и, конечно, живым не уйти тебе оттуда... Все, что я тебе сказал, нужно сделать ночью. Если возьмешь соловья, то без оглядки, не медля ни мига, скачи ко мне. Не доскачешь — погиб ты. а доскачешь — уже не бойся смерти. Я тут же воздвигну такие высокие горы перед погоней, что она за десять лет не переберется через них. Пока погоня будет в пути, мы доберемся до наших жилищ. Я сам не добрался до соловья горной долины и, как видишь, от горя превратился в золу.

Выслушал юноша слова старика, сказал ему спасибо за хлеб-соль, за отдых и советы, а сам вместе с двенадцатью юношами навьючил верблюдов двумя бычьими тушами, двенадцатью бурдюками масла, золотую же клетку к своему седлу привязал. Сел он на верблюда, велел охране следовать за ним, счастливой жизни пожелал радушному хозяину и пустился в далекий путь.

Сколько он ехал, как ехал, в каких краях и землях побывал, долго рассказывать. Но однажды ночью юноша подъехал со своей охраной и верблюдами к высокой башне владетеля восточной страны и по одной туше быка бросил двум львам. Пока львы ели мясо, каждый юноша смазал маслом по одной железной двери башни, и все двери без скрипа распахнулись сами собой. Не поднялся, а взлетел на самый верх башни отважный юноша. В раскрытую золотую клетку в один миг посадил он маленькую птичку-чародейку — соловья горной долины — и захлопнул клетку. И не успели львы съесть даже седьмой части своего мяса, как сын Уари с золотой клеткой в руках и его охрана уже сидели на своих верблюдах. А соловей все поет да поет...

Сразу же повернули они верблюдов назад, и верблюды побежали так, что ветер шумел в ушах сына Уари и его спутников. Соловей все пел, и от его пения юноши забыли про усталость, а верблюды бежали все быстрее и быстрее.

На рассвете бы еще петь соловью, а он вдруг умолк. Потом опять начал петь, да только не так громко, как раньше.

Все жители восточной страны вскочили на ноги, забеспокоились. Прислушались, а с высокой башни уже не слышно пения соловья. Только издали, откуда-то из песчаной пустыни, еле доносилось еще до них его пение.

Заволновался народ, и великий шум поднялся в восточной стране. От того шума проснулся сам владетель. Прислушался он, а когда узнал, что нет соловья в башне, тотчас же погоню снарядить повелел.

Несметное количество воинов кинулось в пустыню, туда, откуда доносилось пение соловья — красы и гордости их страны.

Сколько скакали младший сын Уари и спутники его, кто знает, но вот доскакали они до старика, который в золу превратился.

Как только услышал старик пение соловья горной долины, догадался, что это с удачей возвращается отважный юноша. Вскочил он на ноги, отряхнул с себя золу, три больших круга обежал по бескрайной пустыне, три раза хлопнул в ладоши и воскликнул:

— Слава небу и земле! Этот отважный юноша несет соловья горной долины, из-за которого я в страданиях провел юность, состарился, от горя и от горячих лучей огненного солнца превратился в золу. Пусть здесь появится такой сад, равного которому нет нигде на земле. Пусть посреди этого сада появится золотой замок. А в саду чтобы были все птицы и звери, все растения земли, все плоды и ягоды. Да чтобы в саду журчали чистые родниковые воды.

Кончил говорить старик, и вместо горячих песков пустыни перед ним в один миг появилось все то, о чем он говорил.

Все вокруг наполнилось благоуханием роз, подул мягкий ветерок. И вдруг совсем близко раздалось громкое пение соловья горной долины.

Прибежали из пустыни верблюды. Не останавливаясь, вбежали они в чудесный сад. Опустились верблюды на шелковую траву, и отважный сын Уари с золотой клеткой в правой руке спрыгнул на землю; юноши тоже. Старик повел сына Уари к золотому замку, и на самом его верху они поставили золотую клетку с соловьем горной долины.

Маленькая птичка запела звонче прежнего. Стоят тихо-тихо деревья и цветы, слушая пение соловья. Все птицы, все звери большого сада притихли и слушали то пение. Даже муравьи и те вылезли из своего муравейника слушать соловья горной долины. Даже ручейки и те перестали журчать.

Наконец старик говорит юноше:

— Отдохнуть нам надо здесь несколько дней. Не бойся, теперь уж не догонят тебя воины владетеля восточной страны. Я на их дороге воздвиг такие высокие горы, что они за всю жизнь не смогут перейти их. Отныне и я буду твоим спутником. Я тоже с тобой вернусь на свою родину. А пока устроим большой пир и под песни соловья горной долины в радости проведем время.

Стали пировать. Сколько дней и ночей пировали они, кто знает, но попировали они на славу и вдоволь отдохнули.

— В путь нам пора, — сказал наконец старик.— Поедем теперь к моему среднему брату.

— В путь нам пора, — сказал и юноша.

Старик обошел три круга и три раза ударил в ладоши. И в один миг исчезли и золотой замок и чудесный сад со всем тем, что в них было. Потом сели все на верблюдов и отправились в путь.

Впереди едет старик. Позади него едет сын Уари и в правой руке держит золотую клетку с соловьем горной долины. За ним идут верблюды с вьюками. Позади всех едут двенадцать юношей охраны.

Ехали путники и слушали пение соловья. Оттого они легко переносили жажду и зной пустыни, пока ехали к среднему брату старика. А ехали они немало: недели шли за неделями, месяцы за месяцами.

И вот пришло время, когда они подъехали к большой куче угля.

Вдруг куча угля зашевелилась, и голова старика показалась из нее.

— Диво не то, что я от горя и от горячих лучей огненного солнца в уголь превратился, а диво то, что вижу, как с востока люди возвращаются! Был я юношей, когда остался вот тут, у дороги. С тех пор прошло немало лет. Я видел, как отважные юноши проезжали мимо меня на восток, но ни один из них не возвратился. Прошу вас, сойдите с верблюдов и отдохните здесь.

Старик встал, обошел три больших круга, три раза хлопнул в ладоши — ив бескрайной знойной пустыне появился чудесный сад, полный запаха роз, пения птиц, журчания студеных родников. А в самой середине чудесного сада высоко поднялся серебряный замок. Сын Уари быстро поднялся на самый верх его и там укрепил золотую клетку с соловьем горной долины.

Старик устроил богатый пир для своих гостей. И тут братья узнали друг друга, обнялись, и от радости слезы выступили на их глазах.

Когда закончился пир, братья три дня и три ночи рассказывали друг другу все, что каждый из них пережил за время долгой разлуки. Старик, который от горя и зноя пустыни обуглился, говорит:

— Из-за этого соловья горной долины я потерял юность и блеск глаз. Наконец-то я увидел и моего любимого младшего брата. Теперь я вновь юн и вместе с вами возвращусь на свою родину.

Когда вдоволь поели-попили и отдохнули, решили они двинуться в путь. Сын Уари снял с верха замка золотую клетку с соловьем, а старик обошел вокруг замка три больших круга, потом три раза хлопнул в ладоши, и чудесный сад исчез, будто его и не было вовсе. И перед их глазами опять раскинулась знойная пустыня, и не было видно ей конца.

Сели все на быстроходных верблюдов. Впереди всех ехал старик — средний брат, за ним старик — младший брат. Позади него ехал отважный сын Уари и в правой руке держал золотую клетку с соловьем. За сыном Уари шли навьюченные верблюды, а позади всех цепочкой ехали двенадцать юношей охраны.

Сколько времени ехали они, о том не стоит и рассказывать, но ехали они не мало: не дни, не недели, а месяцы ехали они. Зной пустыни изнурял их, трескались губы, горела грудь, в ушах шумело, но они не замечали этого, слушая песни соловья.

Так доехали они до того места, где у самой дороги лежала куча пепла. Немало удивились они этому. Столько лет прошло, столько пережить им довелось, что сразу не вспомнили про старшего брата — старика.

«Похож на человека, — думали они,— по это не человек, а пепел».

Вдруг пепел зашевелился, и голова старика показалась из него.

— Не то диво, что я от горя и зноя пустыни превратился в пепел, а диво то, что я вижу путников, едущих с востока. Юношей остановился я тут, а теперь уже стар. Все это время люди ехали и ехали на восток, а оттуда никто не возвращался. Я слышу пение соловья горной долины. Всю жизнь мечтал я услышать это пение. Видно, счастье сопутствует вам, хорошие путники! Сойдите с верблюдов и отдохните в прохладной тени чудесного сада.

Сказал так старик, потом, будто юноша, обежал три больших круга, три раза хлопнул в ладоши, и чудесный, тенистый сад, с благоухающими розами, холодными родниками и бронзовым замком посередине, вдруг появился в знойной пустыне.

Одно слово — и все верблюды медленно опустились на мягкую траву. И тогда два старика — два родных брата — соскочили с верблюдов и подбежали к третьему старику — своему старшему брату — и крепко обняли его. А сын Уари тем временем прикрепил золотую клетку с соловьем горной долины на самом верху бронзового замка.

Поет соловей свои чудесные песни. Все замерло вокруг, все заслушалось его.

Все три старика — три брата, отважный сын Уари и его спутники сели за обильные столы и пировали семь дней и семь ночей, наслаждаясь песнями соловья. Потом отдыхали в тени деревьев, среди цветов три дня и три ночи. На четвертый день старик — старший брат говорит:

— Мои солнышки, братья мои, и ты, отважный гость мой, и вы хорошие юноши, берите золотую клетку с соловьем и выходите на дорогу с верблюдами. Пришел конец моим страданиям. Теперь не старик я больше, а юноша, каким был когда-то. Я услышал пение соловья, которого жаждал много-много лет. Опять увидел я моих родных братьев. А теперь пора мне возвращаться вместе с вами на родину.

Когда его братья и все юноши вместе с золотой клеткой и верблюдами вышли на дорогу, старик обежал по кругу три раза, потом три раза хлопнул в ладоши, и чудесный сад вмиг исчез. Перед глазами путников вновь расстилалась бесконечная песчаная пустыня, пылающая под лучами огненного солнца.

Старики-братья, сын Уари и его охрана сели на своих верблюдов и отправились в путь.

Ехали они, ехали, кто знает, сколько. Впереди ехал самый старший старик, за ним его два брата. Позади братьев ехал отважный сын Уари и в правой руке держал золотую клетку с соловьем. За ним шли навьюченные всякими яствами и водой верблюды, а позади всех цепочкой ехали двенадцать юношей охраны.

Долго ехали они. И вот наконец кончилась пустыня и начался дремучий лес. А когда доехали они до середины дремучего леса, смотрят — навстречу им бежит рыжий мужчина: выбежал он к путникам, упал перед ними на колени и вскричал:

— О, со счастьем прибывайте ко мне, дорогие гости, именитые гости, путники удачливые! Отдохните в моем доме, отведайте моего хлеба-соли. Все, что создано на земле, — все это вы найдете у меня. Ничего не пожалею для вас. На самом верху моего дома прикрепим золотую клетку с соловьем, и соловей нам будет петь свои песни.

Одно слово — и все верблюды медленно опустились на траву. Все путники сошли на землю и за рыжим человеком направились в дом. Там сели за обильные фынги и стали пировать.

После пира все вышли в сад слушать песни соловья и отдыхать под деревьями. В это время рыжий мужчина говорит сыну Уари:

— Добрый юноша, пока другие слушают песни соловья и гуляют под деревьями сада, сыграй со мной в камешки.

Согласился сын Уари. Откуда знать было ему, что в те камешки никто, кроме самого рыжего мужчины, никогда раньше не выигрывал!

Радовался рыжий мужчина, но не знал он, что пение горного соловья отводит и уничтожает всякий обман и колдовство. Рыжий мужчина поставил на кон табун коней с табунщиком, а табунщиком-то был старший сын Уари. Младший же сын Уари поставил шесть вьюков золота. Стали играть, и младший сын Уари выиграл у рыжего мужчины табун коней вместе с табунщиком.

Во второй раз рыжий мужчина поставил стадо овец и коз с пастухом, а пастухом был средний сын Уари. Младший сын Уари поставил шесть вьюков золота. Опять выиграл младший сын Уари: стадо овец и коз с пастухом перешли к нему.

В третьей игре рыжий мужчина поставил все свое добро. Младший сын Уари поставил двенадцать вьюков золота. И на этот раз выиграл младший сын Уари.

В четвертой игре рыжий мужчина поставил самого себя. Младший сын Уари тоже поставил самого себя. И вот опять выиграл младший сын Уари.

Младший сын Уари призвал табунщика коней и спрашивает его:

— Скажи мне, кто ты и откуда родом?

— Так и так, — сказал табунщик, — много лет назад отправился я на поиски соловья горной долины, а когда прибыл сюда, этот рыжий мужчина затеял со мной игру в камешки, обыграл меня и заставил пасти табун коней. Каждый день он бил меня ремнем, кормил черствым чуреком с водой, и вот, гляди, я еле стою на ногах.

Потом младший сын Уари призвал пастуха стада овец и коз и его спрашивает:

— Кто ты и откуда родом?

— Давно когда-то и я отправился на поиски соловья горной долины, и этот рыжий мужчина обыграл меня в камешки и заставил пасти стадо овец и коз. Каждый день он бил меня ремнем, кормил черствым чуреком и водой, и вот, гляди, я еле стою на ногах.

Тут младший сын Уари тоже сказал им, кто он такой.

Что тогда случилось, трудно словами рассказать! Три юноши — три брата так радовались, что от радости слезы лились из глаз их. Казалось, что и соловей стал петь лучше прежнего, и солнце засияло сильнее, и цветы стали пахнуть лучше. И три старика — три брата тоже радовались вместе с юношами.

Потом младший сын Уари подумал немного и спрашивает своего старшего брата, того, который был табунщиком коней у рыжего мужчины:

— Есть ли у тебя в табуне необъезженный конь?

— Есть, — отвечает тот.

— Тогда приведи его сюда да прихвати с собой крепкую ременную веревку.

А когда старший брат привел необъезженного коня и принес крепкую ременную веревку, младший брат сказал:

— Этого обманщика-врага не просто убить надо, а привязать к хвосту этого коня и пустить коня по полям, чтобы о камни разбить обманщика.

Как сказал он, так и сделали. Привязали они обманщика — рыжего мужчину к хвосту необъезженного коня, и конь тот поскакал по полям и оврагам и о пни, кусты и о камни разбил рыжего обманщика.

Потом юноши-братья и братья-старики все добро обманщика, все золоте и серебро, все ковры и меха взвалили на верблюдов и на лошадей. Вынесли из дома золотую клетку с соловьем горной долины. Погнали перед собой табуны коней обманщика и стада его овец и коз. На месте остались только дом с серебряной изгородью, цветники и сады. — Что делать нам с ними? — спросил младший сын Уари.

А самый младший из братьев-стариков на это отвечал:

— Я знаю, что нам делать с ними.

С этими словами он три раза обежал вокруг дома и садов, потом три раза хлопнул в ладоши, и в тот же миг исчезли дом, сады и цветники рыжего мужчины. И на том месте появилась большая-большая поляна с полевыми цветами.

После этого и старики и юноши двинулись в дорогу, к себе на родину. Впереди ехали друг за другом братья-старики. Позади них ехали сыновья Уари, и младший сын Уари в правой руке держал золотую клетку с соловьем. За ними двигались лошади и верблюды с вьюками, позади них — табуны коней и стада овец и коз, а в самом конце ехали на своих верблюдах юноши из охраны. Всю дорогу без устали пел и пел соловей горной долины и ласкал своими песнями слух юношей и стариков.

Сколько они ехали, кто знает, но ехали хорошо: когда им хотелось поесть, родниковой воды напиться да в тени деревьев отдохнуть, старики останавливались, хлопали в ладоши, и на равнине вмиг появлялись замки, а вокруг них тенистые сады, холодные родники, благоухающие цветники. После отдыха братья-старики и братья-юноши опять отправлялись в путь, а вместо замков и тенистых садов оставалась за ними бескрайная равнина, покрытая травой и цветами...

Вот наконец прибыли юноши-братья на родину. Подъехали они к отцовскому дому у четырех дорог, но уже не увидели они там прекрасного дома, выстроенного самыми лучшими на свете зодчими, художниками, каменотесами, столярами и другими мастерами. Развалился уже тот дом. Лишь в одном месте, под каменным сводом, в углу, увидели путники дряхлого старика и дряхлую старуху. Неподвижно сидели они, и головы их в знак горя были посыпаны пеплом, и пауки свою паутину натянули на них.

Братья-старики ни слова не сказали, а три раза обошли кругом, трижды хлопнули в ладоши, и в один миг дом стал еще прекрасней, чем был раньше. Уари и его жена вмиг помолодели, хотя и не стали уже такими молодыми, как раньше. Увидели они своих трех сыновей и от радости долго плакали, обнимали по очереди то одного сына, то другого, то третьего.

Золотую клетку с соловьем горной долины братья поставили в своем чудесном доме, и пел он, пел без устали свои чудесные песни. Те песни соловья слышны были на всю страну, и все люди страны не уставали их слушать.

В это время три старика — три брата говорят братьям-юношам, их огцу и матери:

— Мы не старики вовсе. Это от горя превратились мы кто в пепел, кто в уголь, а кто в золу. Это от горя засеребрились наши бороды. А горе наше было тяжкое. Мы всю жизнь мечтали услышать пение соловья горной долины, но не хватило у нас ни сил, ни умения, ни отваги, чтобы осуществить эту мечту. Пусть и небо и земля спасибо скажут тому отважному юноше, который добыл соловья горной долины и его чудесным пением услаждает слух всех людей вашей страны.

И еще сказали братья-старики:

— У нас нет ни отца, ни матери, нет ни сестер, ни других братьев, и ехать нам некуда.

Потом говорят старику и старухе:

— Вы обойдите три раза вокруг нас и три раза хлопните в ладоши, как сделали мы для вас. И скажите при этом: «Пусть эти три брата-старика превратятся в таких юношей, какими они были давно, когда отправились на поиски соловья горной долины».

Уари и его жена по очереди обошли вокруг братьев-стариков, по три раза трижды хлопнули в ладоши и сказали:

— Пусть эти три брата-старика превратятся в таких юношей, какими были они давно, когда отправились на поиски соловья горной долины.

И братья-старики в один миг превратились в красивых, стройных юношей.

— Мы теперь ваши сыновья, — сказали они старику и старухе.

— Мы теперь ваши братья, — сказали они трем сыновьям старика и старухи.

— Да будет так! — отвечали старик со старухой и их три сына.

С тех пор уже ни один путник не находил недостатков в доме, выстроенном руками лучших зодчих и художников, каменотесов и каменщиков, шлифовальщиков и кровельщиков, плотников и столяров, искусными руками самых лучших мастеров на свете.

И у сына бедняка было теперь не три сына, а шестеро сыновей.

Собрал он всех своих сыновей, рассказал им все, что говорил ему его отец, когда умирал, и закончил так:

— Теперь счастливее меня нет человека на всей земле. И нет на свете человека богаче меня, потому что у меня шестеро сыновей. Без них белый хлеб все равно что мякина, мясо — сухая корка, а жизнь — все равно что день без солнца.







Осетинские народные сказки

Сиротка и коза

Три маленькие девочки осиротели и стали жить у соседа-богача. Хозяин заставлял девочек делать самую тяжелую работу, всегда бранил их, попрекал. Ни разу девочки не поели досыта.

Осетинские народные сказки

Дзанати Дзамболат

Посредине Кавказских гор, в Куртатском черном ущелье, было селение.