Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Осетинские народные сказки

Осетинские народные сказки
Великан и бедняк

Добавлено: 2 декабря 2012  |  Просмотров: 3284


За семью Белыми горами, в Черном ущелье, жил да был бедняк.

У других горцев корзины от хлеба ломятся в хадзарах, а у бедняка в хадзаре даже и одного зерна не найти.

У других горцев во дворе козы бегают и бараны блеют, а курам и петухам счету нет, у бедняка же в старой сакле один петух и одна курица.

Только тем и жил бедняк, что собирал в лесу яблоки и орехи, ел их и водой запивал.

Только тем и жила коза, что выщипывала травинку за травинкой на каменистых склонах гор.

Только тем и жили петух с курицей, что долбили целый день клювами землю — червяков и жуков себе на обед выискивали.

Вот однажды шел тот бедняк по тропинке и нашел семь зернышек гороха. Обрадовался бедняк такой удаче и подумал: «Посажу я горошинки возле сакли, каждый день буду их водой поливать, а когда вырастет горох, я и сам досыта поем и курочку с петухом горохом накормлю, а козу накормлю гороховой соломой».

Зажал бедняк горошинки в ладони и пошел скорее домой. Возле старой сакли выкопал он острой палкой семь ямок, разрыхлил в ямках землю, все камешки выбрал, а потом в каждую ямку положил по горошине и засыпал мягкой землей. Потом в деревянном ведре принес воды из родника и той водой полил все горошинки.

Поливал бедняк горошины один день, поливал другой день и третий день поливал. А на четвертый день пришел с ведром воды, смотрит — и глазам своим не верит: вырос горох до самого неба, выше туч и выше облаков, и так много на стебле стручков, что тем горохом не то что одного бедняка, а всех людей на земле можно накормить.

Обрадовался бедняк. Обрадовался и подумал: «Соберу я весь горох так, что ни одного зерна не пропадет, и всю зиму буду сыт, и курочка с петухом будут сыты, и коза будет сыта».

Снял бедняк старую черкеску и положил ее на камень, а сам в одном бешмете полез на гороховый стебель рвать горох. Сорвет бедняк один стручок гороха и положит его за пазуху бешмета, сорвет другой стручок — и его положит за пазуху, сорвет третий стручок — и его тоже за пазуху бешмета положит.

Так стручок за стручком рвет бедняк горох и все выше и выше лезет по гороховому стеблю. А когда долез он по стеблю выше гор, выше туч и выше облаков, вдруг выпал у него из рук один стручок. Полетел стручок через облака и тучи и упал на землю возле старого хадзара.

Увидел петух, как возле старого хадзара упал гороховый стручок, распустил крылья, шею вытянул и побежал к стручку. Клюнул он тот стручок и громко закричал курочке:

— Кудт, кудт, кудт!

Услыхала курочка, что петух зовет ее, подбежала к гороховому стручку и тоже стала клевать горох. Клюет и все говорит по-куриному:

— Кудт, кудт! Как хорошо, что с неба свалился нам гороховый стручок! Кудт, кудт!

А коза в это время стояла возле старого хадзара и длинным языком лизала худые бока. Как увидала коза, что петух и курица клюют горох, перестала лизать худые бока и подумала: «Эге, они, пожалуй, съедят весь горох и мне ничего не оставят! Пойду-ка я отниму у них горох и сама досыта наемся». Подумала так коза, тряхнула бородой, побежала к петуху с курочкой и говорит им по-козлиному:

— Отдайте мне горох, а сами уходите прочь, не то худо вам будет: насмерть забодаю вас своими рогами.

Услыхала курица слова козы, перестала клевать горох и без оглядки побежала к старой сакле. А петух вытянул шею, посмотрел на козу и сердитым голосом закричал на все ущелье:

— Как ты смеешь кричать на меня, на храброго петуха? Не уйду я отсюда и не отдам тебе горох!

Рассердилась коза на петуха и говорит:

— Погоди же, я проучу тебя за дерзкие слова!

Вмиг встала коза на задние ноги и что было сил ударила рогами петуха в красный гребешок.

Посыпались во все стороны искры из петушиного гребешка, и одна искра попала на гороховый стебель. Загорелся гороховый стебель, побежал огонь вверх, а дым так и повалил прямо к небу.

Сидит бедняк на вершине горохового стебля, рвет стручки и за пазуху себе кладет.

Вдруг повалил густой дым, чуть не задохнулся бедняк.

«Откуда на небе быть дыму? — подумал бедняк. — Никогда я не слыхал, чтобы тучи и облака горели».

Потом посмотрел бедняк на землю и видит: сидит петух на заборе и от страха кричит на все ущелье, курица забилась в угол, а бородатая коза стоит у реки и испуганно смотрит на гороховый стебель.

А огонь уже к самой вершине подбирается. Понял тут бедняк, что это не тучи горят, а стебель под ним горит, и закричал громким голосом:

— О духи гор, за какие грехи вы наслали беду на мою голову?

А стебель уже качаться стал — то в одну сторону наклонится, то в другую, вот-вот подломится и упадет на высокие горы.

«Видно, смерть моя пришла», — подумал бедняк.

Вдруг, откуда ни возьмись, — орел. Вонзил он острые когти в спину бедняка и поднял его до самого неба.

Дрожит бедный горец в когтях у горного орла, глаза закрыл и не может слова вымолвить, а горный орел так ему говорит:

— Съел бы я тебя, а голову твою дал бы маленьким орлятам, да жаль мне бедняка. Я отнесу тебя в твое селение.

Полетел горный орел выше дремучих лесов, выше темных ущелий, выше Белых гор. А когда летел он над Черными горами, вдруг острая великанова стрела вонзилась ему в самое сердце. Задрожал могучий орел, упал он на Черные горы, но бедняка из когтей все-таки не выпустил.

Кто знает, сколько лежал бедняк в когтях горного орла. «Может, я не живой, а мертвый?» — думал бедняк. Пощупал он голову — голова цела, пощупал ноги — и ноги целы. Тогда протер глаза и видит — лежит он в когтях у горного орла на такой высокой горе, что никогда ему не добраться отсюда до своего хадзара. Потом посмотрел на горного орла, а горный орел лежит на камнях, и великанова стрела торчит у него в груди.

Вдруг горный орел заговорил человечьим голосом:

— О добрый человек, спаси меня от смерти, как я спас тебя, и я тебя вовек не забуду.

— Я не бог и спасти тебя не в силах, — отвечает ему бедняк. — Я сам не знаю, как мне избавиться от беды.

А горный орел опять ему говорит:

— Если ты захочешь, то спасешь мне жизнь. Недалеко отсюда в большой пещере живет великан, который пустил в меня стрелу. У входа в его пещеру кипит родник чудесной воды. Принеси мне той воды, обмой мою рану. Тогда рана заживет, и я опять полечу выше туч и выше облаков.

Жаль стало бедняку горного орла, и только хотел он спросить у него, где великанов родник, как закачалась гора, словно люлька, посыпались скалы в темные ущелья, поднялась буря, и возле бедняка появился страшный великан. В одной руке великан держал тугой лук, в другой — булатные стрелы.

Нагнулся страшный великан, схватил бедняка за бешмет и поднял его вверх, к своим глазам.

— Ого, горный дзигло, — сказал великан, — попался! Не дал я горному орлу съесть тебя, зато сам тебя съем.

Сказал так великан и поглядел на бедняка большими, точно сито, глазами. Поглядел, покачал головой и сказал:

— Съел бы я тебя, горный дзигло, да боюсь — застрянут твои кости у меня в горле. Лучше отнесу я тебя в свою пещеру и откормлю. А когда разжиреешь, как кабан в лесу, тогда я зажарю тебя и съем.

Сказал так страшный великан, потом сунул бедняка в газырь черкески и пошел в свою пещеру. Там положил он бедняка на каменную плиту, родниковой водой промыл его раны, и вмиг зажили раны бедняка. Потом принес деревянную тарелку величиной с большое корыто, полную мяса и чурека, поставил ее перед бедняком на землю и сказал:

— Ешь чурека и мяса столько, сколько твое сердце пожелает, да смотри, бежать не вздумай, не то худо тебе будет.

Сказал так, взял лук и стрелы и пошел на охоту к Белым горам, а бедняка оставил в своей пещере.

А бедняк был такой голодный, что сразу набросился на чуреки и мясо, как голодный волк бросается на жирного барана. От радости позабыл даже страшного великана, даже горного орла позабыл, даже вокруг себя не посмотрел. Ел бедняк чуреки и мясо, пока не наелся досыта. Тогда встал он с камня, посмотрел вокруг и удивился. «Сколько лет живу я в горах, а такой пещеры ни разу не видел ни наяву, ни во сне», — подумал он.

И правда, другой такой богатой пещеры не найти на всей земле: на стенах пещеры висят дорогие ковры, на серебряных полках куски шелка сложены, медные сундуки доверху полны золотом и алмазами; в одном углу пещеры золотые кинжалы, луки и стрелы сложены, в другом углу стоят кувшины желтого масла и кадушки, полные овечьим сыром; а посередине стоит огромный чан из меди, и в нем столько воды, сколько в глубоком озере.

Видит это бедняк, глазам своим не верит, даже про свою несчастную судьбу позабыл.

Кто знает, сколько смотрел бедняк на стены и на полки великановой пещеры, как вдруг услышал он орлиный голос:

— О бедняк, скорее спаси меня от смерти, скорее!

Выбежал бедняк из пещеры, зачерпнул полную чашу родниковой воды и что было сил побежал к раненому орлу. Вытащил он стрелу из сердца горного орла и промыл родниковой водой его рану. Орел взмахнул могучими крыльями, поднялся под самое небо и оттуда кричит бедняку:

— Будь счастлив, добрый человек! Вот тебе мое перо. Береги его и, если попадешь в беду, сожги его на костре. Где бы я ни был, вмиг явлюсь к тебе и опять выручу тебя из беды.

Сказал так горный орел, клювом вырвал перо из правого крыла и бросил его бедняку, а сам скрылся за облаками.

Поднял бедняк орлиное перо, спрятал его в карман бешмета и пошел опять в пещеру великана. Поставил бедняк медную чашу на серебряную полку, взял тарелку с чуреком и мясом и опять принялся есть. Вдруг видит — из угла выбежала худая-худая мышь.

Стала мышь на задние лапки и говорит бедняку человечьим голосом:

— Вот уж скоро месяц, как я не брала в рог ни крошки чурека, ни кусочка сала, потому что боюсь я злого великана. Если ты меня накормишь, я всю жизнь тебя не забуду.

Удивился бедняк, что мышь говорит человечьим голосом, бросил ей на землю кусок чурека и кусок мяса и сказал:

— Вот тебе чурек, вот тебе мясо: ешь столько, сколько хочешь.

Набросилась мышка на чурек и мясо и стала есть, а когда наелась досыта, почистила лапкой зубы и усы и так говорит бедняку:

— За то, что ты спас меня от голодной смерти, я помогу тебе победить великана. Только слушай меня и делай так, как я тебе буду говорить.

Засмеялся бедняк и отвечает мышке:

— Как же ты, маленькая мышка, поможешь мне одолеть великана, когда сама ты так боишься его, что от страха не смеешь в пещере ни пить, ни есть!

Тут мышь вскочила бедняку на плечо и запищала ему в ухо:

— Ты не смейся, добрый человек. Сам увидишь скоро, как я тебе помогу.

— Хорошо, — отвечает бедняк доброй мышке, — если поможешь мне победить великана, я возьму тебя в свой хадзар и буду поить и кормить до самой смерти.

Когда солнце скрылось за высокой горой, великан повесил лук на плечо, спрятал стрелы в колчан и пошел по тропинке к своей пещере. Ступит великан одной ногой на тропинку — задрожат все горы, ступит великан другой ногой — и опять задрожат все горы.

От великановых шагов закачалась пещера, зазвенели серебряные кинжалы и булатные стрелы по стенам, закачался медный чан, — так закачался, что высокие волны пошли из стороны в сторону.

Испугался бедняк, думает: «Видно, не уйти мне живым отсюда».

А маленькая мышь говорит ему на ухо:

— Это злой великан идет с охоты. Скорей бери из угла турий рог и кричи великану: «Эй, трусливый великан, не хочешь ли ты со мной побороться?» А что будет дальше, увидишь сам.

Схватил бедняк турий рог из угла, приставил его к губам и закричал на все ущелье:

— Эй, трусливый великан, не хочешь ли ты со мной побороться?

Услыхал великан громкий голос и удивился, удивился и остановился. А когда увидел бедняка с турьим рогом, так громко рассмеялся великан, что от смеха его сильнее прежнего задрожали горы и пещеры.

— Где тебе, клопу, тягаться со мной, с великим великаном! — отвечает он бедняку. — Сначала посмотрю я, есть ли у тебя сила в руках и в ногах, есть ли у тебя мощь в груди, а потом уж решу, стоит ли с тобой бороться.

— Хорошо, пусть будет так, как ты хочешь! — закричал бедняк, а сам весь дрожит от страха и все смотрит на маленькую мышь и ждет, не научит ли она его, как уйти живым от злого великана.

Великан тем временем схватил гранитный камень, сжал его в ладони так, что из камня вода потекла.

— А ну-ка, попробуй и ты сжать гранитный камень, — кричит великан, — тогда я поверю, что ты не простой горный дзигло!

Растерялся бедняк, не знает, что ответить великану. А мышь уже пищит бедняку на ухо:

— В углу пещеры есть кувшин, полный масла. Возьми этот кувшин, сожми его раз, сожми его два раза, а потом переверни, и масло потечет по склонам гор.

Принес бедняк кувшин с маслом, сжал его раз, сжал его второй раз, потом вылил все масло и кувшин разбил о скалу.

Не знает великан, что бедняк сжимает не гранитный камень, а кувшин с маслом, и думает: «Эге, видно, этот горный дзигло в самом деле не простой горец, а настоящий силач». Подумал так великан и опять кричит бедняку:

— Эй, собака, горный дзигло, не радуйся раньше времени своей удаче! Если ты оторвешь кусок от скалы, тогда вправду ты силен.

Потом схватился великан руками за выступ скалы, ногами уперся в землю, оторвал полскалы и кинул, в ущелье.

Как увидел это бедняк, сильнее прежнего испугался. А мышка опять ему говорит на ухо:

— Возьми из кадушки большой круг овечьего сыра и съешь его кусок за куском. Великан подумает, что ты ешь белый камень, и сам испугается тебя.

Принес бедняк из кадушки большой овечий сыр и закричал:

— Скалу и ребенок оторвет, а вот ты смотри, как я съем белый камень!

Отломил бедняк кусок сыра и съел его, потом другой кусок отломил и съел, за другим — третий, и так съел бедняк весь большой крут овечьего сыра.

Видит великан в руках у горного дзигло белый сыр и думает, что это настоящий белый камень. А когда бедняк съел весь сыр и вытер губы, великан задрожал от страха и подумал: «Видно, на свою гибель я принес в пещеру этого шайтана. Где это видано, чтобы человек ел белый камень, точно овечий сыр!»

Потом великан опять закричал что было сил:

— Эй, горный дзигло, теперь сделай так, как я! — Тут великан ударил ногой гранитный камень и превратил его в муку.

Пусть враг твой испугается так, как испугался бедный горец! Задрожал он от испуга, так задрожал, что маленькая мышь свалилась с его плеча на землю. Кто знает, сколько дрожал бедняк; наконец мышь опять взобралась к нему на плечо и говорит ему человечьим голосом:

— У входа в пещеру насыпана куча золы. Топни ногой по этой куче, тогда злой великан подумает, что ты превратил камень в золу.

Обрадовался бедняк, взял турий рог и громче прежнего закричал:

— Превратить гранитный камень в муку сумеет и маленький ребенок, а вот зажечь гранит, кроме меня, никто на свете не сумеет! — И топнул ногой по куче золы.

Серым дымом разлетелась зола по горам, по лесам и по ущельям. Набилась зола великану в глаза и в нос. Зачихал, закашлялся великан и думает: «Унести бы свою голову от беды!» Подумал так и побежал по ущелыо.

Бежит великан и чихает, чихает и зовет сыновей на помощь:

— Скорей сюда, скорей на помощь старому отцу! Спасите меня от горного дзигло!

А бедняк говорит мышке:

— Если бы не ты, не миновать бы мне смерти. Вижу я, что ты самая лучшая мышь во всех горах.

— Еще рано тебе хвалить маленькую мышь. Еще жив старый насильник-великан. Еще живы два сына великана, — отвечает бедняку маленькая мышь. — Лучше беги отсюда, не то скоро опять прибежит сюда великан-отец, да не один — со своими сыновьями-великанами, и тогда не быть тебе живым.

Совсем перепугался бедный горец, когда услышал слова доброй мышки. Как лист от ветра, дрожал он от страха, и, подобно снегу на горах, поседели его усы и борода, поседели волосы под шапкой. Знает он, что надо бежать из пещеры, а как тут побежишь! Куда ни посмотришь — все отвесные скалы стоят, глубокие ущелья чернеют, и нет дороги из великановой пещеры не только бедняку, а даже и мышке.

Кто знает, сколько думал бедняк, как бы уйти от смерти, но вдруг вспомнил он про орлиное перо. Вынул перо из кармана бешмета, бросил его в костер и сказал:

— Чтобы горный орел в один миг появился здесь!

Только сказал бедняк эти слова, как горный орел прилетел в пещеру великана, опустился на землю возле бедняка и говорит ему:

— В один миг сложи на большой ковер все алмазы, все золото и все серебро и шелк старого великана.

Разостлал бедняк большой ковер по земле, сложил на него все алмазы, все серебро и золото, весь шелк злого великана.

— Теперь перевяжи ковер крепкими ремнями, — опять сказал орел.

И бедняк вмиг перевязал ковер крепкими ремнями.

— А теперь сядь мне на спину и крепко держи меня за шею, — сказал орел бедняку.

Сел бедняк на спину горного орла и крепко зцепился ему руками в шею. Тут вспомнил он про маленькую мышь и спрашивает орла:

— О хороший орел, не возьмешь ли ты еще добрую мышь? Она не раз спасала мне жизнь.

— Возьму, — отвечает горный орел. — Только пусть она не грызет ковра, пока я буду лететь. А будет грызть — ей же хуже: прогрызет она в ковре дыру, упадет на землю и разобьется насмерть.

Услышала это мышка и говорит:

— Я даже рта не раскрою, даже лапкой не пошевельну, даже усиком не поведу, только не оставляй меня здесь!

Потом забралась мышка в узел и спряталась там. А горный орел взял в клюв ковер с золотом и серебром, с алмазами и шелком и с доброй мышкой, расправил крылья и только хотел вылететь из пещеры, как со всех сторон посыпались камни, задрожала пещера и прибежали великан-отец и его два сына-великана. Прибежали великаны и закричали:

— Ах ты собака, горный дзигло! Не уйдешь ты от нас! Мы превратим тебя в черную золу, а золу развеем по горам и по ущельям!

Тут горный орел взмахнул могучими крыльями, и такая буря поднялась в пещере, что не устояли на ногах великаны: старого великана ветер понес в горное ущелье, старшего сына — за Белые горы, младшего — за Черные горы.

А горный орел сильнее прежнего взмахнул могучими крыльями и поднялся выше великановой пещеры, выше Белых гор и выше Черных гор, выше туч и выше облаков. До самого неба поднялся горный орел.

Бедняк сидит у орла на спине, смотрит вниз, на старого великана и его сыновей, и кричит им:

— Эй, горные шайтаны, насильники-великаны, смотрите, как обманул вас простой бедный горец, смотрите! Пусть лопнут ваши глаза от злости, пусть исчезнет сила ваших рук и ног, пусть горные орлы вырвут у вас из груди сердца!

Услышали насильники слова бедняка, и закипела у них кровь, как вода в чане, затуманились глаза от гнева, завыли они, да только ничего с орлом и бедняком поделать не могут. И так разозлились, что от злости лопнули.

А орел тем временем летел все дальше и дальше. Наконец увидел горный орел в одном ущелье старый хадзар бедняка. Полетел тогда орел туда, сел возле хадзара на большой камень и так говорит бедняку:

— Сначала ты меня спас от смерти, а теперь я тебя спас.

— Да продлится твоя жизнь вовеки! — отвечал ему бедняк.

Тут горный орел распустил могучие крылья и, точно петух, побежал по двору, а потом взмахнул крыльями и поднялся выше гор, выше леса, выше туч.

Бедняк посмотрел ему вслед и опять сказал:

— Пусть живет долго этот добрый орел!

Когда орел скрылся за облаками, бедняк развязал большой ковер, пустил добрую мышь бегать по хадзару, а сам стал носить в саклю золото и серебро, шелк и алмазы.

Перенес бедняк все свое добро в саклю, а потом запер дверь крепким замком и вышел во двор.

Смотрит — пусто во дворе, нет нигде ни бородатой козы, ни петуха, ни курочки.

«Где же им быть?» — подумал бедняк.

А маленькая мышка выбежала из старого хадзара, стала на задние лапки и говорит бедняку:

— Я знаю, где спрятались коза, петух и курица.

— Где? Говори поскорей! — сказал бедняк.

— Когда от искр загорелись гороховые стебли, петух, коза и курица испугались и разбежались в разные стороны: курица спряталась в углу старого хадзара, петух стоит на заборе, точно камень, а коза ждет у реки и вся дрожит от страха.

Побежал бедняк в старый хадзар — верно: спряталась курица в углу. Взял он ее и принес во двор. Потом с забора снял петуха и принес его во двор. Потом побежал к реке и привел дрожащую козу во двор. Ничего не сказал бедняк ни петуху, ни курочке, ни бородатой козе, а только накормил их досыта горохом и напоил родниковой водой.

Кто знает, сколько с тех пор прошло дней и ночей, сколько раз выходило золотое солнце из-за гор и уходило за горы, сколько воды утекло по ущельям на широкие равнины.

Но там, где в далекие времена стоял старый хадзар бедняка, там, где коза всю жизнь искала травинку, там, где петух и курица вечно копались в земле, чтобы найти хоть одно зерно, — там появился новый дом.

И дом тот не простой, а из гранита сложен.

И дом тот не пустой, а полон хлеба, масла и вина.

И в доме том живут старый горец, бородатая коза, старая мышь и старик петух со своей курицейстарухой.

Закрома старого горца ломятся от ячменя и пшеницы, в доме нет счету кругам сыра, кувшинам молока и кадушкам желтого масла.

Вволю ест старый горец пшеничного хлеба и масла. Вволю ест старая мышь чурека и сала. Вволю ест пшеничной соломы бородатая коза. Вволю клюет зерна старик петух со своей курицей-старухой.







Осетинские народные сказки

Волк, свинья и ворона

Жила-была старая-престарая свинья, и было у той свиньи три маленьких поросенка. Одного поросенка звали Время, другого поросенка звали Тепло, а третьего поросенка звали Крепко.

Осетинские народные сказки

Блоха и клоп

В одной горской сакле жил-был бедняк. А у того бедняка жил в кровати клоп, а в бешмете его жила блоха.