Peskarlib.ru: Русские авторы: Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ

Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ
От тебя одни слезы

Добавлено: 25 августа 2012  |  Просмотров: 4633


Маленький Лук давно собирался сказать Капусте, что они родня: оба сто одежек, оба без застежек.

А Капуста как раз шла купаться.

– Эй, Капуста! – крикнул с огорода Лук. – Я тебе родня!

– Кто-кто? Не слышу, – сказала Капуста, – Кто он мне?

Она очень спешила, ведь Капусты не могут жить без воды.

– Мы с тобой оба сто одежек и оба без застежек, – повторил Лук.

– Сколько-сколько? – спросила Капуста, уходя. Она очень спешила.

– Да сто, сто, – повторял Лук.

– Сто чего? – спросила наконец Капуста, но ответа ждать не стала. – Извини, иду купаться, не могу жить без воды.

– Я тоже, – сказал Лук, – я тоже не могу жить без воды, я ведь тебе родня.

И он выскочил из грядки и побежал за Капустой вслед.

Лук был готов во всем соглашаться с Капустой, неизвестно почему. Допустим, если бы Капуста была горшком и не могла жить без огня. Лук бы тоже сунулся в огонь. Так, кстати, многие Луки и поступают. Ради родни пойдешь на все… Но Капуста, по счастью, любила воду.

Капуста пришла на пляж и устроилась в тени под грибком.

– Капуста любит тень, – сказала она.

– Я тоже люблю тень, – сказал маленький Лук и сел рядом с Капустой.

Капуста стала раздеваться. Лук тоже – он ведь собирался искупаться!

Но как только он снял верхнюю одежду, Капуста начала морщиться, щуриться и тереть глаза.

– От тебя одни слезы, – сказала Капуста Луку. – И не ходи за мной больше.

Она ушла под другой грибок, разделась там до кочерыжки и отправилась купаться.

А Лук остался один, что и требовалось ожидать.

Но когда все кончается плохо, это вовсе не значит, что все вообще кончается и замирает. Может быть, дальше будет еще хуже.

А дальше появился Заяц.

Заяц шел мимо, увидел капустные листья и воскликнул:

– Чур мое! – и стал делать свое черное заячье дело.

Он скинул рубашку, набил ее капустными листьями и быстро пошел домой.

– Капуста! – закричал Лук с берега. – Твои одежки!

– Что мои одежки? – спросила Капуста. – И не подходи к воде близко, от тебя одни слезы!

– Твои сто одежек заяц уносит! – крикнул Лук, а Заяц так и сделал.

– Сколько-сколько? – переспросила Капуста.

– Все, все твои одежки Заяц унес.

Тут Капуста вышла на крутой берег и заплакала уже не от лука.

– Кто я теперь без одежек, – плакала Капуста. – Кто я теперь? Я кочерыжка! Я никто!

– Погоди, – сказал Лук. – Сейчас что-нибудь придумаем!

Но прежде чем что-нибудь придумывать, Лук побежал догонять Зайца – иногда самое главное догнать, а думать можно и по дороге.

– А что ты, Заяц, несешь? – спросил Лук первым делом.

– Я несу листики какие-то, никому не нужные, – ответил Заяц.

– А где ты их взял?

– Я их нашел там, на берегу, они валялись там.

– На бережку? Вот как удачно, – сказал Лук. – Это мои были листики. Спасибо тебе, что ты их нашел. А то я думал, что я их потерял. Спасибо большое-пребольшое. Давай их сюда.

– Нашел дурачка, – сказал Заяц. – Твои-то листики я как раз и не взял. Они до сих пор там и валяются. Кому они нужны.

Тут прибежала Капуста.

– Заяц, – очень вежливо сказала она. – Это мои одежки!

– Еще новости! – удивился Заяц. – А ты еще тут кто?

– Я Капуста.

– Ты? – сказал Заяц. – Что я, капусту не видал? Ты никакая не капуста.

– Она Капуста, – вмешался Маленький Лук. – Я ее знаю.

– Какой-то пенек говорит, что он капуста, – возразил Заяц. – Какой-то огрызок.

И Заяц плюнул и пошел дальше со своим грузом.

А Капуста стояла и повторяла:

– Я без одежки никто, я завяну. Я вяну прямо на глазах.

– Ничего, – сказал Лук. – Что-нибудь еще придумаем!

Он обогнал Зайца и крикнул:

– Зайчик, остановись, я хочу что-то тебе сказать! По секрету! Только тебе одному!

– Не надо мне твоих секретов, – сказал Заяц, – мне надо домой…

– Очень хорошо, – сказал Лук, – тогда я их отдам другим зайцам.

– Кого это их? – спросил Заяц на ходу.

– Кого-кого, нагнись, тогда скажу, а то услышат, – ответил маленький Лук.

Заяц нагнулся к Луку.

– Ты, Заяц, слушай, – зашептал Лук, глядя прямо в глаза Зайцу, – ты нагнись поближе.

Заяц совсем нагнулся, крепко держа свою рубашку с листьями.

А Лук ему, глядя прямо в глаза, зашептал:

– Ш-пш-ш-п-ш, пш-шп-ш-п-ш.

– Говори помедленней, – говорит Заяц, – непонятно.

– Да ты шшшто, слушай шшшто, шшш-п-шшш!

А у Зайца уже потекли слезы!

– А ешщщще, – шептал Лук, – шшто ещщще!

– Ну тебя, – закричал Заяц, – от тебя одни слезы!

И давай вытирать глаза лапами.

Рубашка у него упала, развязалась, и, пока он тер глаза – Капуста раз-раз! – и оделась.

Заяц остался плакать, а маленький Лук побежал на берег одеваться. И Капуста вместе с ним за компанию – ведь родня как-никак, оба сто одежек, оба без застежек.

Говорят – слезами горю не поможешь. А бывает наоборот. Смотря кто плачет и смотря кто потом смеется.







Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ

Сторож

Один охранник грустно жил в своей сторожке.

Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ

Красивая Свинка

Жила-была Свинка.