Peskarlib.ru: Русские авторы: Елена ПОНОМАРЕНКО

Елена ПОНОМАРЕНКО
Тамара и Валичек

Добавлено: 18 августа 2012  |  Просмотров: 2133


В нашем детском доме собралось пять Тамар, почти одинакового возраста. Фамилии у нас были: Тамара Безымянная, Тамара Маленькая, Тамара Большая, Тамара Незнакомая, Тамара Неизвестная. Все нас доставили в этот детский дом с разных уголков страны, но у всех было одинаковое прошлое: никого не осталось, бомбёжка, поезд и Казахстан.

Нас никогда не ругали, не обижали, называя ласково: «Сиротки». Мы мало, что помнили из довоенной жизни, казалось, что война просто перечёркнула страничку памяти и вписала в неё свою страницу истории. У каждой из нас была своя память и своя история.

– Девочки, давайте поиграем в «маму», – предлагала я, и все со мной соглашались.

Мы купали нашу дочку, тряпичную куклу, рассказывали ей сказки про «Курочку-рябу», придумывали песенки, варили обеды. Все заботились о единственной дочери, как только могли.

– Купим ей в магазине мармелад? – спрашивала я у моих подруг и мы дружно становились в очередь, разговаривая между собой, рассказывая, что сегодня делала наша общая дочь «Наташа».

– Как спала? – спрашивала одна из нас, а другая ей отвечала: «Неплохо».

– Не болеет.? Нет! Просто настроение плохое. Не беспокойтесь.

За нашими играми наблюдала воспитательница с красивым именем Алия. А отчество её мы запомнить не могли, оно было сложное и совсем не выговаривалось. Алия не обижалась, обнимала нас, поочередно качала нас на одной ноге, подкидывая вверх и держала за руки. Это было сверх блаженства. Я училась хорошо. За первый класс у меня одной из Тамар были все пятерки.

Однажды меня Алия попросила позаниматься с одним мальчиком, но жил он в семье. И мне сделалось страшно. Как я приду к ним? У него есть папа и мама, у него есть дом, а у меня нет.

– Мне страшно Алия туда идти! – усевшись на колени к ней, прошептала я. – У них я не знаю как себя вести, что делать? Где разуваться? Можно ли трогать вещи?

– Сколько сразу вопросов, Тамара.

Но я не дослушала Алию.

– Семья – это не детский дом! Это что-то такое, куда нельзя ходить…

– Почему? У него хорошая семья. Он потерялся, когда его везли сюда в Казахстан. Его усыновила эта семья.

– У меня тоже был брат, – сказала я, но помню только его светлые волосы и черные глаза. Мама всегда говорила «черные, как смородинка». А у меня голубые, но мы с ним, наверное, похожи, потому что брат и сестра.

– Он был старше тебя или младше?

– Он, такой как я, только чуть-чуть старше и ростом выше меня. После него я донашивала сандалики и беленькие маечки. Только больше ничего не помню.

– Ты всё вспомнишь, Тамарочка, вот увидишь, всё вспомнишь. Не переживай!

– Нет! – категорически ответила я. – Все всё помнят: как кого зовут? Кто мама и папа? Где жила? А я ничего. Так разве бывает? Хоть что-то должна была я запомнить…

– Ты многое вспомнила, Тамарочка. Поверь, это дело времени.

– Вы меня не обманываете?

– Я не привыкла лгать, – ответила Алия.

Всю ночь мне снился один и тот же сон. Двери, двери, за ними люди и я, вхожу, в эти двери, но никто не обращает на меня никого внимания.

Закончились уроки и Алия, взяв крепко меня за руку, повела по коридору к шкафчикам с одеждой.

– Одевайся, нас уже ждут, – сказала она мне.

Натягивая шапку и завязывая шарф, я всё еще надеялась, что никуда не пойду

– Смелее! Учишься ты хорошо! Так помоги понять материал другому. Пойдем.

Мы шли по заснеженной улице, она была всего одна в этом населенном пункте. Только детский дом в центре Ильичевки, а нам надо выйти на окраину поселка. Вложив свою руку в ладонь Алии, и, чувствовала, как мелкая дрожь проходит по телу. Мы приближались к дому мальчика Валика.

– Валек! Так странно звучит имя. Когда он вырастит, его тоже так будут звать? – спросила я у Алии.

– Нет! Он будет зваться Валентином, – ответила Алия.

– Мы пришли? – взглянув на Алию, задала я вопрос.

– Да, Тамара. Здесь и живёт Валек.

Дом был аккуратный и маленький, в окнах горел свет. Навстречу выбежал пес с пушистым черным хвостом и громко залаял.

– Раз никто нас не встречает, то дома никого нет! – пыталась сопротивляться я. – Если к нам кто-то приходил, то мама всегда встречала, а потом провожала до двери. Там висел звонок, и были три фамилии. Нам нужно звонить три раза…

– Молодец! А говоришь, что ничего не помнишь.

– Если бы ещё вспомнить свою фамилию? – прошептала грустно я.

Пес лаял и не пускал нас во двор. Наконец дверь в доме хлопнула и нам навстречу вышла женщина.

– Простите, что не встретила! Валечка заболел, вчера температурил, но сегодня готов заниматься. Он ждет тебя, – обратилась ко мне женщина. – Ты ведь круглая отличница, поможешь ему?

– Постараюсь! – ответила я. – Какая красивая у вас собака! Можно, я её потрогаю? У нас тоже была собака, но она жила дома в нашей квартире и звали её Буся.

– Боюсь, что нет! Наша собака знает только своих, – ответила мама Валека.

– Правильно, я – чужая! Я для всех чужая, потому что у меня нет родных, и мамы с папой тоже нет, – обиженно сказала я.

– Извини, что-то не так? – испуганно и удивленно спросила меня мама Валика. – Бедная девочка! Прости меня, если я обидела тебя, травмировала.

– Алия, а что такое травма? – поинтересовалась я, глядя ей в глаза.

Алия ничего не ответила, почему-то отвернулась от меня, и я услышала её всхлипывание. Она, закрыв лицо руками, плакала. Почему-то плакала и мама Валека.

– Я кого-то обидела? Говорила же вам, Алия, не надо было мне сюда идти. Наверно, меня плохо воспитывали?

Тамара тяжело вздохнула и чего уже не ожидали женщины: первая вошла в комнату, позвала:

– Пойдёмте, чего стоять в дверях, – как маленькая старушечка пригласила женщин девочка. – Мне свои ещё уроки сделать нужно! Некогда мне! – женщины улыбнулись и последовали за ней.

– Раздевайтесь! В доме тепло, чувствуйте себя свободно. Проходите в зал, а я сейчас Валека позову.

Она прошла в другую комнату и оттуда вышел мальчик, горло его было обвязано теплым красным шарфом. Мальчик пристально посмотрел на пришедших. И тут случилось то, чего не ожидал никто.

– Тамара! Сестренка! – пытался закричать он, но сиплый голос этого не позволил ему сделать.

– Валюшка! Валька! – Тамара рванулась к нему, раскинув руки.

Они обнялись и не могли расцепить руки долго-долго. Плакали все и дети и женщины.

– Это сестра моя! Как вы её нашли? Скажите, разве такое может быть? Мы возьмем её к себе? – взглянув на свою новую маму, спросил Валек.

Женщины переглянулись и мама Валика ответила:

– Конечно, возьмём!! Разве можно разделять брата и сестру?

– Я знал, что тебя найду, обязательно найду, Тамара! Ты даже не представляешь, как я скучал. Подожди!

Валик побежал в свою комнату, выдвинул чемодан и вытащил небольшого медвежонка.

– Твоя любимая игрушка. Я знал, что ты найдешься, а мишку всегда хранил, возьми! – сказал Валик, вытирая слёзы.

На следующий день Тамара переехала жить к Валеку. Алия с мамой Валика занялись оформлением соответствующих документов.

– Удачи, тебе, Тамара! – пожелали мы ей, оставшиеся четыре Тамары, надеясь, что за нами тоже когда-нибудь придут папы и мамы. 







Елена ПОНОМАРЕНКО

Оккупация

Каждое утро мы отмечались в комендатуре. Процедура унизительная. Нас считали по головам полицаи, высматривали и проверяли всех в каждом доме.

Елена ПОНОМАРЕНКО

Юлик

Мать мою, Изольду Шрапер, расстреляли немцы в первый же день, как только начались облавы на евреев, а меня спрятала соседка.