Peskarlib.ru: Русские авторы: Елена ПОНОМАРЕНКО

Елена ПОНОМАРЕНКО
Юлик

Добавлено: 18 августа 2012  |  Просмотров: 2313


Мать мою, Изольду Шрапер, расстреляли немцы в первый же день, как только начались облавы на евреев, а меня спрятала соседка. Сначала я прятался в погребе, но, когда немцы стали обходить дома в поисках детей из семей евреев, оставаться в нём стало небезопасно.

– Юлий! Сегодня ночью тебе надо переправиться через Буг. Извини, но я могу подвергаться опасности, – виновато проговорили тётя Юля, не поднимая на меня глаз. – Попробуй на коряге перебраться на тот берег. Выйди к лесу, а там знаешь, где живёт лесник. Он спрячет тебя, я с ним уже связалась. Продукты и вещи тебе соберу. Прости!

– Да что Вы! Я сам понимаю, сколько тревожных минут Вы пережили, пока меня прятали. Спасибо за заботу

– После скажешь спасибо! Вот доберешься до Антона и тогда помянешь меня добрым словом, – ответила мне тетя Юля.

До войны мы жили соседями, двор в двор. Мы, ребятня, часто обедали то у нас, то у тети Юли. Наших отцов призвали на войну в один день. Моего отца взяли переводчиком, он хорошо говорил и знал немецкий. А Юркин отец направлялся водителем. Мы провожали, их и было такое чувство, что больше уже никогда не увидимся

– Берегите друг друга. Мамкам помогайте! – сказали почти в один голос наши отцы.

Что у тети Юли, что у нас было в семье по одному ребенку. Нам в феврале должно исполниться двенадцать, и мы старшие среди всей остальной малышни. Сенька побежал искать для меня приличную корягу. По берегу реки достаточно сушняка и выбрать дерево-плот не составило труда, однако, перетащить его не так-то было просто. Почти час я тащил корягу, весь взмок и страшно устал, но был доволен тем, что выбрал.

Вернувшись, домой, я увидел в доме полицаев.

– Где твой шельмец? Они всегда вместе. Он и Юлик.

– Юлий ушел в город к тете Зине. У нас его нет.

– Что врешь? Муха не проскочит через кордоны. Давно никого в городке не пропускали, только по аусвайсам.

Я вошел на веранду.

– А, щенок, твой вернулся? Где прячешь? Найдем, хуже будет! Говори!

– Юлий ушел в город, к тетке, – спокойно ответил я, повторяя один в один рассказ матери. – Мы его больше не видели, вот тебе крест, – и я, не зная, как даже креститься – перекрестился.

Полицай ударил меня, из носа сразу потекла кровь.

– Вспомнил? Сейчас так разукрашу, что мать родная не узнает.

– Трофим, все так и было, как говорим! Не тронь дитя. Если он появиться сообщим тебе или Игнату, – закрывая меня, сказала мама. – Молчать не станем.

Видимо он поверил словам моей матери, выходя из дома, опрокинул ведро с водой.

– Понаставили тут! Дайте пройти!

Ведро стояло там, где был у нас погреб. У меня все похолодело внутри, но полицай пнул ещё раз ведро и прошел по мокрому половику к выходу.

– Подержи пса, а то пристрелю! – крикнул мне полицай.

– Хорошо! Я сейчас! – почти бегом я бросился к Биму, держа его за цепь. Пес рычал и скалился.

– У, тварь, пристрелю! – злобно сказал полицай, но собаку не тронул, выйдя со двора, громко хлопнул калиткой.

– Сеня, я здесь, – услышал я голос Юлика. – В будке!

– Юлик, они везде ищут евреев. Всё для побега я тебе приготовил. Пока не вылезай, к соседям они пошли, – смотря в сторону уходящих полицаев, ответил я ему. – Как стемнеет, проберемся по бахчам к реке. Пока сиди и не высовывайся!

Через полчаса полицаи вернулись. Мама только поставила на стол чугунок с вареной картошкой и мы собирались обедать.

– Кто-то опять к нам! – с тревогой сказала мама. – Опять ироды идут! Только почему-то и соседка с ними.

Дверь открыли так, что она слетела с петель

– Да у Юли я его видела вчера! Говорю, что это он был – Юлик! Мне, врать не за чем.

– Опомнись, Мария, нет его у нас! Это вчера Сеня воду с колодца мне таскал.

– Воду говоришь? А ну показывай, где колодец! Найду, пристрелю и тебя и щенка твоего! Я предупреждал!

– Нет его у меня Трофим. Ищи! А колодец, вон он в конце огорода. Иди, проверяй!

– Стыдно Мария! То Сенька был!

– Может, я сослепу не доглядела, – стала оправдываться тетка Мария.

Сеньку и тетю Юлию повели к колодцу, а я всё это наблюдал из собачьей будки, ещё больше вжимаясь в её стенки.

– Показывай! Вот, выродок! Гоняйся теперь за ним! – ворчал полицай.

Обойдя колодец и убедившись, что внутри него никто не прятался, полицай, подталкивая тетю Юлю, Сеньку и тетку Марию вернулся в дом. Что он говорил, было слышно плохо. Но я видел, как тётя Юля выносит всю постель, подушки. Значит, в доме ищут.

– В погребе и за печкой посмотрите, – услышал я голос тетки Марии.

– Сволочь! Жаль, что до войны её огород не грабили, подсолнухи надо было у неё срезать, – зло подумал я.

Слышен был звон битого стекла. Это прикладом Трофим разбивал стёкла в доме.

– Правда, нет! Жарко! Устал я с вами! Мальчишка и впрямь давно в городе. Чего его здесь искать?

По воздуху летало перо из разрезанной перины, валялись подушки с одеялом. Бим залез в будку, прикрыв меня, точно зная, что меня ищут. Умные его собачьи глаза смотрели на меня не злобно, а как-то с жалостью.

– Бим, сидеть! А то тебя этот изверг обещал пристрелить, – шептал я ему почти в ухо.

– Заразы! Ищи их теперь! – ругался полицай. – Нет его в доме, ушел! Ушел, злодей! Завтра с меня три шкуры сдерут. Но я тебя все равно поймаю, Слово даю! Пойдём, Мария, покормишь меня! – обратился он к тётке Марии

Они ушли. Долго не приходил Сенька.

– Я матери помогал в доме прибирать. Тебе картошки принес. Темнеет уже. Думаю, сегодня они уже больше к нам не придут. Уходить тебе надо, Юлик, пока ещё какая-нибудь «сердобольная» тётя не объявилась.

– Я ей этого никогда не прощу, – тихо ответил мне Юлик.

Как только первые звёзды показались на небе, и жара сменилась вечерней прохладой, мы крадучись с Юликом покинули его убежище, потрепав благодарно за ухо Бима. – Собака оказалась лучше людей! – сказал Юлик, смотря на Бимкину будку.

Благополучно перебежали два огорода, бахчу и оказались у реки. Моя коряга понравилась Юлику. Нагретая за знойный день вода была приятно тёплой.

– Юлик, прощай! Может, свидимся! – тихо сказал я, остерегаясь и смотря по сторонам

– Спасибо! – ответил Юлик.

Коряга поплыла, а вместе с ней и Юлик, до берега он добрался без приключений. Спрятавшись в кустах, я видел, как он бросил корягу у откоса, а сам скрылся в темноте. Очень хотелось бы, чтобы мой друг выжил, и ничего с ним в дороге не случилось.

Мы встретились только через четыре года. Все это время Юлик был у партизан. А я не раз пробирался в отряды с донесениями. Придя в отряд, я отдыхал у костра. Вдруг кто-то закрыл мне глаза руками, затем развернул меня к себе.

– Сенька, друг! – закричал он.

Это был Юлик! Друг мой, Юлик! 







Елена ПОНОМАРЕНКО

Тамара и Валичек

В нашем детском доме собралось пять Тамар, почти одинакового возраста.

Елена ПОНОМАРЕНКО

Светка

Нас – детей, отлавливали немцы по всему городу, потом увозили в мединститут, где немного откармливали и брали кровь для раненых немцев.