Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Анни ШМИДТ

Анни ШМИДТ
Вкусное тесто

Добавлено: 15 июля 2012  |  Просмотров: 2168


Мама пекла пирог.

Саша и Маша смотрели.

— Можно, я тоже помешаю тесто? — спросила Маша.

— Можно, — разрешила мама. — Вот тебе ложка. Только осторожней!

Маша стала мешать тесто. Оно было очень вкусное на вид. И жёлтого цвета.

— Теперь я! — закричал Саша.

Ему тоже разрешили. Но он стал мешать чересчур быстро.

— Осторожно! — сказала мама. — Ты всё разольёшь. Осторожней, Саша, а то всё перепачкается.

— Я хочу попробовать, — попросил Саша.

— Только одну ложечку, — сказала мама. — Каждому по ложечке.

М-м, как вкусно! Чуточку теста!

— Тебе не надо его печь, — сказал Саша. — Так намного вкуснее. Можно мне ещё? Ну пожалуйста, одну ложечку.

Мама дала им попробовать ещё по ложечке.

— Ну всё, хватит, — сказала она. — А то ничего не останется. И вам это вредно.

— Почему? — спросила Маша.

— Потому что это сырое тесто, — объяснила мама. — Если его съесть слишком много, оно начнёт раздуваться у вас в животе.

— И что тогда? — спросил Саша.

— Тогда у вас будут очень-очень-очень толстые животы. Как шар!

Саша посмотрел на свой живот.

— Ну пока же он не толстый, — возразил Саша.

— Пока нет, — сказала мама. — Но смотри-ка, сейчас я поставлю пирог в духовку, и он будет подниматься. Только духовка должна быть плотно закрыта. А то пирог не получится.

— Пирогу там будет ужасно жарко, правда? — сказала Маша.

— Да уж, — согласился Саша. — Пирог будет кричать: «Ой-ой-ой!»

— Пойдите поиграйте пока на улице, — сказала мама. — Пирог будет готов ещё не скоро.

Саша и Маша пошли на улицу катать друг друга на тележке.

Они совсем забыли про пирог. Но мама не забыла. Она позвала их:

— Идите скорей!

Саша и Маша помчались в дом. Ой, как красиво! На столе стоял пирог. Золотистый и очень красивый.

— Сейчас я отрежу вам по кусочку, — сказала мама. — Со сладким чаем!







Анни ШМИДТ

Дед Мороз

— Дед Мороз ведь скоро придёт? — спросил Саша. — Правда, мама?

Анни ШМИДТ

Вода для лошадки Деда Мороза

— Мама, — позвал Саша. — А лошадь не захочет пить?