Peskarlib.ru: Русские авторы: Анна ХВОЛЬСОН

Анна ХВОЛЬСОН
Как эльфы в сапожках-мокроступах отправились в Голландию и что они там увидали

Добавлено: 14 июля 2012  |  Просмотров: 1890


– Братцы! Куда мы теперь направимся? – спросил Заячья Губа. – Англия окружена со всех сторон водою, так что сухим путём мы отсюда не можем перебраться. Хотите вернуться домой опять через пролив и Францию или через другое приморское государство, например, через Голландию?

– Конечно, через Голландию! Мы ведь были уже во Франции, ответили крошки.

– Ну, так за дело! – скомандовал Заячья Губа, подавая всем сапожки-мокроступки.

Шлёп, шлёп, шлёп… и зашлёпали по воде крошечные ножки.

– Аи, я вижу мост! – закричал Пучеглазка.

– Это не мост, это деревянная ограда, ослабляющая напор воды, – ответил доктор Мазь-Перемазь.

И он стал объяснять, что Голландия образовалась из наносных песков и ила, что жителям приходится постоянно воевать с морем, чтобы оно не затопило землю.

Хотя рассказ доктора был очень интересен, его никто не слушал, все, как угорелые, пустились через ограду к воде, а затем через мостки, по пескам прямо к видневшемуся вдали городу. Не обошлось при этом без приключений: ограда сломалась, и малютки чуть не упали в воду. Но, в конце концов, они благополучно добрались до берега.

Вдруг вся толпа остановилась; перед ними с шумом протекал ручей, приводивший в движение сильные мельничные колёса.

– Переплывём через ручей! – предложил доктор Мазь-Перемазь.

– Переплывём! Переплывём! Айда, скорее! – ответили крошки и бросились вплавь.

– Мазь-Перемазь, дай мне одну руку, а ты Заячья Губа, другую! – кричал Знайка. – Вот так мы, держась за руки, и пройдём.

– Аи, братцы, спасите, я тону! караул!.. – закричал Мурзилка, захлёбываясь.

– Не потонешь! Вода не глубока, – смеясь, ответил рядом плывший с ним Незнайка.

– А ты почём знаешь? – обернулся к нему Пустая Голова.

– Ну, полно, не ссорьтесь! – вмешались другие. – Вот уж и город виднеется.

Выскочив на берег, эльфы пообсушились и пустились дальше в путь.

Вскоре перед ними показался большой портовый город, откуда корабли отправлялись во все страны света. Одни приезжали, другие уезжали. Малютки узнали на набережной негров из Африки, индийцев из Индии; даже одна знакомая ласточка, с которой они прилетали в Европу, попалась им навстречу. Эльфы долго сновали по городу, прислушиваясь к чужому языку и присматриваясь к новым людям.

– Я не хочу здесь больше оставаться. Что тут интересного? Пойдёмте поскорее в голландский город Амстердам. Там Пётр Великий обучался корабельному делу, я хочу посмотреть на этот город, а здесь что нам делать? – капризничал Мурзилка, которому всё скоро надоедало.

– Погоди! – ответили ему братья. – Осмотрим хорошенько всё здесь, тогда и пойдём в Амстердам.

Мурзилка что-то заворчал и до самого выхода из города ни с кем не заговаривал.

На другое утро малютки умылись росой, напились из чашечек тюльпанов сладкого цветочного нектара и на утренней заре отправились дальше.

К полудню решили они сделать отдых и выбрали для этой цели тенистый берег быстрой речки.

– Господа! тут недалеко стоит мельница: не пойти ли нам туда? – спросил доктор Мазь-Перемазь.

– С удовольствием! – встрепенулись братья.

– Ах, я буду мельником! – воскликнул Чумилка-Ведун и обвязал голову красным клетчатым платочком.

– Эй! да тут что-то не ладно! – воскликнули человечки, входя на двор. – Теперь самая рабочая пора, а мельница стоит без движения. Жив ли хозяин?

– Братцы! – как бы в ответ закричал Чумилка: – я только что был в домике у мельника; ах братцы, бедняжка лежит при смерти больной, жена и дети плачут: зерна привезли много, а работать некому.

– Неужели?! – перебили его эльфы и стали совещаться, нельзя ли помочь бедняку.

– Как ты смел взять мой красный платок? Я хотел из него сшить себе турецкий халат! – сорвался вдруг Мурзилка с места, бросаясь к стоявшему Чумилке.

– Ха, ха, ха! – рассмеялись братья. – Вот пустая голова! Тут думаешь, как бы человеку помочь, а он с чем лезет!

Фуй, как тебе не стыдно! Сконфуженный Мурзилка поскорее ушёл, а малютки принялись думать, чем бы помочь горю.

– Мазь-Перемазь, ты отличный доктор! ты травами умеешь всех лечить, вылечи-ка мельника; а ты Знайка, поди разузнай, беден ли он и в чём вся семья нуждается. – Так говорил Заячья Губа.

Доктор Мазь-Перемазь, довольный своею ролью, побежал в лес, набрал целебных трав и невидимкою прошёл в дом. В то время, когда вся семья спала, он примешал к питью больного свои лекарства, от которых тот должен был сразу выздороветь.

На мельнице же шла между тем возня и суетня.

Работа кипела в руках у человечков, которые взялись в одну ночь перемолоть всё зерно, чтобы мельник мог сейчас же, как поправится, поехать продавать смолотую муку.

Ночью, когда мельник просыпался, он пил приготовленное крошечным доктором питьё, не подозревая, какая сила таится в нём.

На утро он проснулся бодрым и здоровым, как-будто никогда и не хворал.

– Господи Боже мой! – удивлялся он. – Вчера вечером мне было так худо, что я ожидал смерти, а сегодня я встал совершенно здоровым. Просто верить не хочется…

Он надел кафтан и пошёл на мельницу, С тоской подходил он к ней. Больше четырёх месяцев не был он здесь.

– Верно зерно уж сгнило, и мельница развалилась. Перед моей болезнью вся крыша просвечивала, – говорил он про себя.

Но каково было удивление мельника, когда он увидел починенную крышу, исправленные крылья и мелко-премелко смолотую муку в стоящих правильными рядами мешках.

От удивления мельник стал посреди мельницы с разинутым ртом.

– С нами крёстная сила! – проговорил бедняга, оглядывая счастливыми глазами работу лесных человечков. А те лежали на крыше и, заглядывая через щели, радовались чужому счастью.

– Ну, полно! – крикнул свалившийся с крыши Мурзилка, – нашли на что смотреть! Я себе весь фрак на этой противной крыше разорвал; пойдёмте скорее отсюда, а то я совсем без фрака останусь!..

– Сделай милость, не жалуйся, Мурзилка! – сказал Шиворот-Навыворот.

– Ай, ай, ай! – раздалось в этот момент.

Вертушка, Быструн и Мишка полетели с крыши прямо в шумящий ручей.

– Ну, что! говорил я вам, что надо уходить, так нет, не слушаются, вот и выкупались, – радовался Мурзилка, глядя на братьев.

– Что за беда! – говорили, вылезая из воды, Вертушка, Быструн и Мишка: – в другой раз не будем зевать, а что выкупались, так это не беда… – И они благополучно добрались по бревну до берега.

– Мурзилка, ты опять полез ссориться! Что ты за озорник! – обратился к нему Заячья Губа. – Мы хотим теперь совет держать, а ты сердишься из-за пустяков.

– Какой совет? – встрепенулся Мурзилка, легко переходящий от ворчливого тона в дружелюбный.

– А куда бы отправиться нам из Голландии. Мазь-Перемазь советует отправиться на юг, через Бельгию, а Читайка говорит, что лучше пойти на север и через Данию, Норвегию и Швецию вернуться домой, – ответил Заячья Губа.

– Гм, гм! – покачал Мурзилка головой: – я тоже думаю, что через Бельгию; там, говорят, выделывают лучшие в мире кружева: может быть, я что-нибудь найду для своего костюма, например, старинные жабо…

– Ха, ха, ха! – раздался вокруг него хохот эльфов; но Мурзилка на этот раз не рассердился: он видел, что его желание будет исполнено.







Анна ХВОЛЬСОН

Как маленькие эльфы нашли прялку, веретено и рогульку и принялись за пряжу ниток

Крошки опять надели сапожки-скороходы, шапочки-невидимки и пустились в путь. К вечеру они уже подходили к главному городу Бельгии – Брюсселю.

Анна ХВОЛЬСОН

Как лесные человечки в сапожках-мореходах отправились в город Лондон и как они очутились на искусственном катке

Прошла неделя, другая, а лесные человечки всё ещё жили на вилле у английского доктора.