Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Энн ХОГАРТ

Энн ХОГАРТ
Мафин и его знаменитый кабачок

Добавлено: 14 июля 2012  |  Просмотров: 8927


Все только и твердили о предстоящей выставке фруктов и овощей. На залитых солнечными лучами грядках и в парниках выращивались гигантские луковицы и помидоры. Сладкие яблоки, сливы и груши охранялись день и ночь, чтобы их кто-нибудь не сорвал или не повредил.

— А я пошлю на выставку кабачок! — заявил ослик Мафин.

Пингвин Перигрин, который всегда любил казаться важным, посмотрел на него поверх очков.

— Почему кабачок? — спросил он. — Объясни мне, молодой Мафин, почему ты собираешься выставить кабачок?

— По трём причинам, — ответил Мафин. — Сейчас объясню.

И прежде чем Перигрин успел что-либо сказать, Мафин встал, положил одно копыто на стол, откашлялся: «Кхе! Кхе!» — и начал:

— Во-первых, рассмотрим, где растёт кабачок. Он растёт на холмике, возвышаясь над другими растениями. Он похож на короля в замке. Я усядусь рядом с ним, и все будут говорить: «Смотрите, это ослик Мафин и его кабачок!» Во-вторых, я хочу вырастить кабачок потому, что мне нравятся его хорошенькие жёлтые цветочки: они похожи на маленькие трубы. А в-третьих, большой кабачок надо везти на выставку в тачке. Нельзя нести его, как какие-нибудь там яблоки, или сливы, или груши. Нет! Он слишком важная персона, чтобы его запихивали в продовольственную сумку или бумажный пакет. Следует погрузить его в тачку и торжественно везти, а все будут смотреть на его владельца и восхищаться им.

— Гордыня до добра не доводит! — сказал Перигрин, когда Мафин закончил свою длинную речь. — Без очков и не разглядишь твоих кабачков, — пробормотал он и заковылял прочь.

Мафин привык к характеру Перигрина, но всё же рассчитывал, что тот заинтересуется его планом.

Вдруг он вспомнил.

— О Перигрин! — позвал он. — Я забыл вам сказать! Вы видели когда-нибудь зёрнышки кабачка? Их можно высушить, выкрасить и сделать из них бусы!..

Но Перигрин даже не оглянулся. Он степенно удалялся по дорожке.

«А ведь слышал, что я сказал!..» — подумал Мафин, глядя ему вслед.

Потом он пошёл в сарай, взял лопату, вилы и садовый совок, положил всё в корзину, прихватив также кабачковые семена, и отправился на огород. Он долго искал место, где можно было бы посадить семена драгоценного кабачка. Наконец нашёл подходящий кусочек земли, положил инструменты на землю и принялся копать. Он рыл землю копытами. То передними, то задними. А иногда носом. Он не пользовался инструментами, которые принёс: ни лопатой, ни вилами, ни совком. Он захватил их только, чтобы показать, что он настоящий огородник.

Приготовив подходящую ямку, Мафин посадил семечко кабачка, полил водой и крепко утоптал. Потом убрал инструменты под навес и пошёл домой пить чай. Он основательно поработал и почувствовал, что проголодался.

Для Мафина наступили трудовые дни. Он должен был охранять грядку и следить, чтобы на ней не росли сорные травы. В сухие дни землю следовало поливать, а в жаркие — укрывать от солнечных лучей. Но больше всего Мафин уставал, наблюдая, как растёт кабачок.

Иногда он старался выспаться днём, чтобы со свежими силами сторожить кабачок ночью.

Наконец появилось маленькое нежное растеньице. Оно всё росло и росло. Вскоре оно дало длинные, висячие зелёные побеги и прелестные жёлтые цветы, о которых Мафин рассказывал Перигрину. И вот однажды показался малюсенький кабачок. С каждым днём он становился всё больше и больше. По утрам Мафин приглашал кого-нибудь из друзей полюбоваться кабачком. Сперва друзья ворчали, но, по мере того как кабачок становился всё тучнее, круглее, всё более длинным и блестящим, они стали проявлять к нему больше интереса.

Перигрин даже принёс как-то рулетку и стал измерять длину и ширину кабачка, а результат записал в книжечку, на обложке которой было напечатано: «Каталог всех разновидностей кабачков».

«Наверно, Перигрин хочет сшить на кабачок чехол, — решила овечка Луиза. Иначе зачем ему такая точная мерка?»

Приближался день выставки фруктов и овощей. А кабачок всё рос и рос. Мафин и его друзья волновались ужасно. Ослик достал тачку и выкрасил её в зелёный и белый цвета. На дно положил охапку сена, чтобы во время перевозки на выставку кабачок не перекатывался с боку на бок и не треснул. Мафин имел обыкновение греться на солнышке, лёжа рядом с кабачком, и мечтать, как он повезёт по улице свой кабачок и как все встречные будут говорить: «Смотрите, это ослик Мафин везёт свой замечательный кабачок!»

Великий день наступил.

Было тепло, солнечно и весело. Мафин вскочил спозаранку и в сопровождении всех своих приятелей отправился на огород, не забыв прихватить мягкую тряпочку, чтобы до блеска натереть кабачок. Последним шёл Перигрин, неся острый ножик.

Друзья встали полукругом около Мафина и его кабачка. Перигрин сделал несколько шагов вперёд, вручил Мафину ножик и опять отступил на своё место. Мафин склонился над кабачком и неожиданно приложил ухо к его круглому, лоснящемуся боку.

Все следили затаив дыхание: они заметили, что Мафин в недоумении. Вдруг он выпрямился, обошёл кабачок кругом и приложил ухо с другой стороны. Потом нахмурился и, посмотрев на друзей, прошептал:

— Подойдите ближе. Тихо! Слушайте!

Животные на цыпочках, бесшумно приблизились и, приложив уши к кабачку, стали слушать. В кабачке что-то шуршало, бормотало, попискивало. Тогда животные обежали вокруг кабачка и стали слушать с другой стороны. Здесь шум был громче.

— Смотрите! — закричал Мафин. И все тут же посмотрели, куда он показывал. Внизу, у самой земли, в кабачке была маленькая круглая дырочка.

Перигрин сделал несколько шагов вперед, взял у Мафина ножик и постучал рукояткой по зелёной коже кабачка.

— Вылезайте! — закричал он сердито. — Сейчас же вылезайте!

И вот они вылезли — целая семейка мышей! Тут были и большие мыши, и маленькие, мышиные дедушки и бабушки, тётки и дяди и родители с детьми.

— Так я и думал! — сказал Перигрин. — Это родственники Доррис и Моррис — полевые мышки.

Бедняга Мафин! Он с трудом сдерживал слезы, видя, как мышки одна за другой выскакивают из его замечательного кабачка.

— Испортили мой кабачок! — прошептал он. — Совершенно испортили! Как я его теперь повезу на выставку?

Он сел спиной к друзьям, и по его вздрагивающим ушам и хвосту можно было догадаться, как плохо он себя чувствует.

— У меня идея! Идея! Пожалуйста, послушайте! У меня чудесная идея! — взволнованно проблеяла овечка Луиза. — Пожалуйста, дайте мне рассказать мою идею! О, пожалуйста!.. — продолжала она, прыгая перед Мафином и говоря так быстро, что её с трудом можно было понять.

— Хорошо, — сказал Перигрин, — мы тебя слушаем. Только перестань прыгать и говори помедленнее.

— Вот что я придумала, — сказала Луиза, — пускай Мафин выставит свой кабачок в отделе, который называется «Необыкновенное употребление обыкновенных овощей». Я уверена, что никто никогда и не слышал о кабачке — мышковом домике, то есть, я хочу сказать, домике для мышей…

— Ничего, мы поняли тебя, Луиза! Это прекрасная мысль! — закричал Мафин.

И когда Луиза увидела его благодарный взгляд, она была так счастлива и горда, что даже совсем перестала бояться Перигрина.

Страус отправился за тачкой, в которой была приготовлена охапка сена, а Мафин осторожно протёр и отполировал бока кабачка. Перигрин собрал всех мышей. Он велел им хорошенько прибрать дом внутри и привести себя в порядок. Затем он прочёл им наставление по поводу того, как вести себя на выставке фруктов и овощей.

— Ведите себя непринуждённо, — сказал он, — но не делайте вида, будто вы прислушиваетесь к тому, что говорит публика. И уж конечно, вам не следует вмешиваться в разговоры и спорить. Делайте вид, что вы глухи.

Мышки сказали, что они всё поняли и что будут стараться угодить Мафину.

Тут явился Освальд с тачкой, и все стали помогать укладывать кабачок на мягкую кровать из сена. Мышки изо всех сил старались помочь: толкали и подпихивали, шмыгая под ногами, скатываясь с кабачка и зарываясь в сено. Но проку от них не было: они только всем мешали.

К счастью, ни одна из них не пострадала. Перигрин объяснил им, что они должны делать на выставке и какие позы им следует принять, чтобы казалось, будто они восковые фигурки. Затем вся процессия тронулась в путь.

Мафин шёл впереди, расчищая путь. За ним следовала Луиза — ведь это ей принадлежала блестящая идея! За Луизой Освальд нёс пучок сена, потом шёл Перигрин, а за ним в беспорядке бежали остальные.

Когда они пришли на выставку, все другие экспонаты были уже там. Их владельцы стояли рядом на страже. Мафин и сопровождающие его животные гордо проследовали в самый центр зала. Когда они проходили через отделение кабачков, все остальные владельцы кабачков приуныли и их надежды на премию рухнули. Но они сразу успокоились и повеселели, видя, что Мафин прошёл дальше, в отделение «Необыкновенное употребление обыкновенных овощей». Они поняли, что Мафин не собирается состязаться с ними.

Стенд «Необыкновенное употребление обыкновенных овощей» находился в самом конце выставки. Там было выставлено много интересных вещей: фигурки, вырезанные из картофеля и турнепса, букеты из редисок и морковок и разные украшения для стола из разноцветных овощей. Прибежал какой-то человек и показал Мафину, куда надо поставить тачку. Пошептавшись немного с Перигрином, он начертил на табличке:

«Экспонат А — домик для МЫШЕЙ из кабачка. Владелец — ослик МАФИН»

Все животные с гордостью разместились вокруг кабачка в ожидании прихода судьи. Наконец пришли двое судей и единогласно решили, что кабачок-домик самый необыкновенный экспонат на выставке. Мышки вели себя прекрасно и делали вид, будто им всё равно, когда судьи, наклоняясь к кабачку, натыкались на них или сбивали их с ног своим дыханием.

— Не может быть никакого сомнения, это лучший экспонат! — сказал первый судья.

— Дадим ему первую премию, — сказал второй, одобрительно кивая головой.

Он подошёл к Мафину и повесил ему на шею медаль. А первый судья прикрепил к кабачку диплом «Первая премия».

Тут мышки не выдержали. Они все кинулись на диплом и стали его грызть, чтобы узнать, съедобен ли он. Но Перигрин их прогнал. Все смеялись, а Мафин делал вид, будто ничего не замечает.

Итак, мечта Мафина сбылась. Он повёз кабачок обратно домой, и все встречные восхищались и говорили: «Посмотрите, какой молодец Мафин! Посмотрите, какой чудесный кабачок он вырастил!»

На шее у Мафина висела медаль. А кроме того, он получил ещё премию чудесный пучок моркови. Такого почёта он в жизни не видывал!

Мафин положил кабачок обратно на грядку, где тот рос, чтобы мышки могли жить в нём до конца лета. Мафин обещал мышкам каждый день приходить к ним в гости. Кроме того, он посоветовал им вынуть из кабачка все зёрнышки, вымыть их и нанизать красивое длинное ожерелье.

Когда ожерелье было готово, Мафин подарил его овечке Луизе в благодарность за хорошую идею.







Энн ХОГАРТ

Мафин поёт песенку

«Какое чудесное утро!» — подумал Мафин, высунув голову из дверей своего сарайчика. Солнышко светило ярко-ярко, а на верхушке высокого дерева, запрокинув маленькую головку, закрыв глаза и широко открыв клюв, пел чёрный дрозд.

Энн ХОГАРТ

Мафин-сыщик

Мафин обнаружил таинственную пропажу. Это очень взволновало его. Он пришёл на кухню, чтобы, как всегда, позавтракать сладкой и сочной морковкой, но не нашёл её там. Стояла чистая белая тарелка — и ни одной морковки.