Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Эллен НИЙТ

Эллен НИЙТ
Лийза

Добавлено: 14 июля 2012  |  Просмотров: 2632


Пилле-Рийн поела на кухне хлеба с молоком. Потом она взяла в сенях железные грабли и пошла к кусту сирени делать грядку для куклы. Пилле-Рийн сегодня была хозяйкой, а хозяйка не может сидеть без дела. В три часа вернётся с птицефермы тётя Юули, и тогда уже она будет хозяйкой.

На грядках Пилле-Рийн скоро всё было посеяно, и даже начали, как будто, появляться ростки. Потом Пилле-Рийн эти грядки полола. И тут уже стало немного надоедать.

Вдруг она увидела: через пастбище кто-то идёт в красном платье. А в руке что-то жёлтое.

Девочка! Совсем незнакомая девочка!

И вот она дошла до тёти Юулиных ворот. Открывать не стала, а ловко перелезла через них. И у нее были такие светлые волосы, совсем белые. А жёлтое в руке – это была корзинка. Девочка не заметила Пилле-Рийн и вошла в сени и заглянула через дверь в комнату. В комнате никого не было, и девочка вышла на улицу, а корзину поставила возле двери на скамейку.

Пилле-Рийн расхрабрилась, подошла к крыльцу и спросила:

– Извините, вы ищете тётю Юули?

Если бы Пилле-Рийн не была сегодня хозяйкой, она сказала бы девочке «ты». Но хозяйки всегда говорят чужим «вы» и «извините». И потом, девочка была старше Пилле-Рийн.

– Мама прислала тёте Юули долг – яйца, – сказала девочка и снова взяла корзину в руки. – А тётя Юули скоро придет? – И лицо у девочки стало розовое.

– Подождите, пожалуйста, – сказала Пилле-Рийн. – Тётя Юули придёт в три часа.

– Это ты должна была приехать из города? – сказала девочка. – Говори мне «ты». Мне ещё никто не говорит «вы»

– А сколько тебе лет? – спросила Пилле-Рийн.

– Восемь. А зовут меня Лийза.

На ней было выгоревшее платье с красными цветочками, а на ногах ничего не было.

– А мне пять, – сказала Пилле-Рийн. – Мне мама тоже позволила ходить босиком.

– Только в лесу Лоху нельзя, – сказала Лийза. – Там змеи.

– Где это? – спросила Пилле-Рийн.

– Это рядом с нашим Островом.

– Какой это – остров? Разве здесь тоже море, как под Таллинном? – удивилась Пилле-Рийн.

Девочка засмеялась, и лицо её опять стало розовым.

– Да это же не морской остров,- сказала она.- Это хутор такой.

– А почему он так называется? – спросила Пилле-Рийн.

– Не знаю, – сказала Лийза. – Папа говорит, что мы – как остров среди полей и лугов.

– А какие тут в колхозе ещё хутора? – спросила Пилле-

Рийн.

– У нас тут двадцать хуторов,- сказала девочка. Матсу, Пиллермаа, Лоху, потом твой – Пахклепа, потом в лесу Лаане…

– Как много! – удивилась Пилле-Рийн. – И как ты их все помнишь?

– И ты, если будешь здесь жить, запомнишь, – засмеялась Лийза.

– А ты всегда здесь живёшь? – спросила Пилле-Рийн.

– Ну да, конечно. А зимой хожу в школу.

– Давай играть в школу! – обрадовалась Пилле-Рийн – Мы дома всегда играем в школу с Ану .

– А кто это Ану?

– Ану? Это из синего дома Ану, – сказала Пилле-Рийн. А в большом двухэтажном доме живёт Юри .

И только они хотели начать играть в школу, как пришла тётя Юули. Она издалека ещё заметила Лийзу и сказала:

– А, Лийза, здравствуй. Тебя мама прислала?

– Здравствуйте,- ответила Лийза, и опять лицо у неё стало таким розовым, что волосы казались совсем белым

– Пусть завтра мама придёт на ферму,- сказала тётя Юули. – Сегодня появились свежие цыплята.

– Это как – свежие цыплята? Откуда они взялись? – спросила Пилле-Рийн.

– Из машины, – ответила тётя Юули. – Ты ещё увидишь.

– Ты приходи завтра на ферму, – сказала Лийза.- Тогда увидишь. И в школу поиграем.

– Пойдём сегодня, – сказала Пилле-Рийн. – Тётя, я пойду с Лийзой.

– Мне нужно сегодня огурцы полоть,- сказала Лийза.

– Где ты полешь? – спросила Пилле-Рийн. – А грядки настоящие?

– Ну конечно, настоящие. Я в колхозе полю.- И она быстро попрощалась и убежала.

Пилле-Рийн забралась на ворота и долго смотрела, как мелькает среди кустов красное платье Лийзы.

– Тётя Юули, – спросила она, – со скольких лет дети могут полоть?

– Ну, так лет с пяти, – сказала тётя Юули.

Пилле-Рийн сидела на воротах тёти Юули и ждала, когда появится стадо. Она смотрела в сторону леса Лоху. Оттуда, с пастбища, пойдут коровы и впереди старая Кирьяк. Старая Кирьяк всегда идёт впереди стада и всюду суёт свой нос, в каждую щель изгороди. Схватит пучок травы и идёт дальше, жуёт. Лийза говорит, что Кирьяк передовик, она даёт двадцать пять литров молока в день. Вот она и может всюду совать свой нос.

А вообще-то коровы не злые, только их очень много. Пилле-Рийн знает сколько – пятьдесят восемь. И как это Лийза гонит их одна? А ещё Лийза умеет полоть и картошку варить умеет. Скоро Пилле-Рийн тоже всему этому научится.

И вот со стороны Лоху показалось стадо. Коровы подошли к воротам, и внизу, у ног Пилле-Рийн, поплыли их широкие чёрные с белым спины. За стадом шла Лийза с длинным прутом в руке. Пилле-Рийн слезла с ворот, тоже взяла прут и пошла рядом с Лийзой. Лийза знала, что Пилле-Рийн её ждёт. Даже здороваться не надо было. Они шли, махали прутьями и кричали:

– Куда!

– Смотри у меня!

– Пошла!

– Вот я тебе!

Когда уже стала видна изгородь коровника, старая Кирьяк побежала и все коровы – за ней. Им, наверное, поскорее хотелось попить. Девочки тоже побежали и вошли за загородку вслед за коровами. Там уже была мама Лийзы и ещё три доярки.

Доярка тётя Мари понравилась Пилле-Рийн больше всех. Потому что она была такая молодая и весёлая. Тётя Мари лила воду из пруда в жёлоб, а по желобу вода бежала в длинное корыто. Те коровы, что не поместились на берегу пруда, пили из жёлоба.

Иногда в ведро попадалась лягушка, тогда её Пилле-Рийн. Они с Лийзой разглядывали лягушку, потом давали ей имя и отпускали. И тётя Мари помогала выдумывать имена. Там была лягушка Розалия, лягушка Юрка, лягушка Расмус…

Когда коров стали доить, Лийза и Пилле-Рийн стояли тут же. А когда тётя Мари стала доить старую Кирьяк, она дала попробовать Лийзе. И Лийза доила совсем как большая.

А молоко так пенится, и струйки ударяются о подойник – кхх-кхх!

Потом тётя Мари позволила Пилле-Рийн тоже немного подоить. Пилле-Рийн села на скамейку, и это было так странно: соски у коровы были мягкие, и никакой косточки там внутри не было. Молоко шло, но почему-то всё попадало в рукав свитера и на землю.

А потом вдруг пошло почти гладко – кхх-кхх, кхх-кхх…

Мама Лийзы и тётя Мари смотрели, как Пилле-Рийн доит, и говорили, что из неё может выйти доярка что надо, если несколько лет поупражняться.







Эллен НИЙТ

Вечер

Вечером жёлтые ноготки все свои лепестки собирают в зелёный домик. А яблоне нечего собирать, потому что она отцвела. Зато у неё среди листьев маленькие яблоки.

Эллен НИЙТ

Отъезд

В воскресенье вечером папа и мама уехали обратно в город.