Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Эллен НИЙТ

Эллен НИЙТ
Триста грамм сметаны

Добавлено: 14 июля 2012  |  Просмотров: 3119


Деньги Пилле-Рийн положила в варежку, банка для сметаны была в сумке, а ручку сумки она два раза обмотала вокруг ладони. Так она шла и повторяла вполголоса:

– Один маленький батон

И триста грамм сметаны. Один маленький батон

И триста грамм сметаны, -

чтобы не забыть, потому что до магазина далеко.

Раньше Пилле-Рийн не пускали в магазин. А вот теперь она шла, и встречные улыбались ей, а она размахивала сумкой, чтобы все видели, куда она идёт.

Раньше Пилле-Рийн боялась ходить одна, а сегодня нет. Кроме того, мама сказала, что собаки, которые бегают по улицам, не кусаются.

– Один маленький батон И триста грамм сметаны.

И вот она на углу Скворечной улицы. Пилле-Рийн быстро оглянулась: её дом уже был за поворотом, а забор ещё виднелся. В воротах стоял Юри, и Пилле-Рийн было приятно, что он видит, как она одна идёт в магазин:

– Один маленький батон И триста грамм сметаны.

Сейчас начнётся тротуар из каменных плит и зелёный забор. За забором живёт эта страшная жёлтая собака, огромная, как телёнок. Она лает хриплым голосом: «Краух-краух», и зовут её «Инспектор». Пилле-Рийн свою собаку никогда бы так не назвала. А назвала бы лучше Пеку. И подзывать легче – Пеку, Пеку! А кошка могла бы быть Интс

– Один маленький батон

И триста грамм сметаны.

Вот уже первая плитка каменного тротуара. Пилле-Рийн пошла поближе к мостовой – ведь собака может неожиданно выскочить, и тогда сразу забудешь, что мама велела купить в магазине.

Пилле-Рийн уже почти прошла мимо зелёного забора, и казалось, что всё обойдётся, как вдруг скрипнула калитка. «Вот теперь она выскочит!» – подумала Пилле-Рийн и припустилась бежать. Но лая не было слышно, и она оглянулась: вдоль зелёного забора шёл высокий человек в синем шарфе. Он тоже свернул к магазину.

Пилле-Рийн шагала впереди него, размахивала сумкой и повторяла вполголоса:

– Один маленький батон И триста грамм сметаны. Один маленький батон И триста грамм сметаны.

Начался песчаный тротуар. Теперь только завернуть за угол улицы Лахе – и вот он, магазин, – три больших окна и над ними надпись: «Здоровье». Но за углом было препятствие, и Пилле-Рийн остановилась.

Незнакомый мальчик, чуть побольше Пилле-Рийн, копал лопатой канаву посреди тротуара. Когда подошла Пилле- Рийн, мальчик встал на её пути и сказал, что за канавой запретная зона. Пилле-Рийн объяснила, что ей надо в магазин, но мальчик сказал, что трёхлетних вообще в магазин не пускают. Тогда Пилле-Рийн сказала, что ей уже пять, но мальчик сказал «нет» и загородил ей дорогу лопатой.

Но тут из-за угла вышел человек в синем шарфе. Мальчик убежал в свой сад, а Пилле-Рийн пошла за синим шарфом:

– Один маленький батон И триста грамм сметаны, – и скоро пришла к магазину. Около магазина стояла хлебная машина, с неё сгружали хлеб и уносили в магазин.

В магазине Пилле-Рийн пошла сначала к тому прилавку, где продавали конфеты и разные фигурки из марципана. Но хлеба там не продавали.

Пилле-Рийн осмотрела все конфеты. Они были разные – с васильками и с медведями и некоторые в серебряной бумаге. Потом Пилле-Рийн пошла туда, где продавали хлеб, и масло, и сметану. Там стояло много народу, потому что хлеб ещё только вносили. Пилле-Рийн тоже стала ждать. И скоро очередь дошла до неё. Продавщица спросила, чего желает девочка, и Пилле-Рийн сказала:

– Один батон, пожалуйста, и сметану, -и поставила банку на край прилавка.

Продавщица спросила, сколько сметаны, но Пилле-Рийн никак не могла вспомнить и молчала. Тогда продавщица спросила, сколько у неё денег, и Пилле-Рийн достала из варежки деньги – там был рубль и копейки были тоже, но продавщица так и не поняла, сколько же надо сметаны.

И вдруг тётя, которая стояла в очереди дальше Пилле-Рийн, стала сердиться, – почему так долго, а другие тёти стали подбадривать Пилле-Рийн, чтобы она вспомнила. И Пилле-Рийн совсем собралась заплакать, как вдруг человек в синем шарфе громко сказал:

– Что вы там путаете? Дайте ребёнку

Один маленький батон И триста грамм сметаны.

Тогда все стали глядеть на человека в синем шарфе и говорить, что отцам нельзя доверять детей и пусть бы сам сказал, что нужно купить, а не отнимал время у других. Но некоторые тёти были за него, и Пилле-Рийн сметану отвесили.

Она взяла банку со сметаной и батон, и ещё ей вернули деньги обратно: все копейки, что были в варежке, и новые вдобавок. И Пилле-Рийн поскорее пошла к двери, потому что ей было стыдно, что она так плохо покупала. Но никто уже не сердился, а человек в синем шарфе, который знал, сколько ей надо сметаны, улыбнулся и крикнул:

– Осторожней переходи дорогу!







Эллен НИЙТ

Летний день

Пилле-Рийн открыла глаза и сначала совершенно не поняла, где она. Комната была другая, со светло-зелёными стенами. Под окном стоял большой берёзовый стул, который вполне мог быть из сказки. Только он был не такой крошечный, как у гномов.

Эллен НИЙТ

Светло-жёлтая лопатка

Мама давно ушла на работу. В комнате никого нет, и Пилле-Рийн скучно. Она успела уже два раза открыть мамин стол и поглядеть на мамину красную брошку, выпустить воздух из Понту и снова надуть, два раза вымыть Понту под краном в ванной и разок прополоскать.