Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай СЛАДКОВ

Николай СЛАДКОВ
Весенняя баня

Добавлено: 7 августа 2011  |  Просмотров: 9930


Ванятка считал себя знатоком птиц. Ему приходилось держать в клетках чижей, чечёток, снегирей, синиц, щеглов, клестов, зябликов. А сегодня вышел Ванятка из школы и видит: на краю снеговой лужи сидят три совершенно незнакомые птички ростом с воробья. Одна чёрная, другая коричневая, а третья вовсе рыжая.

Прыг-прыг-прыг − по гузку, по самый хвостик − в лужу, и ну купаться! То грудку окунут в воду, то на задок присядут и бьют, бьют тупыми крылышками по воде, трепыхаются в ней. Брызги над ними как фейерверк: в каждой капельке − искорка солнца.

Выскочили из лужи и, встряхнув мокрые крылышки, взъерошенные, перелетели на песчаную дорожку. И − вот глупыши! − давай барахтаться в грязном песке. Песок к перу липнет − измазались все! Не поймёшь, какого и цвета стали.

Скоро так песком облипли, что и летать не могут. По земле поскакали.

Прыг-дрыг-скок − и опять в лужу! Опять над ними солнечный фейерверк, да ещё радуга в брызгах. Моются, стараются.

Выкупались, вымылись − и выскочили на бережок.

Ванятка так и ахнул:

− Воробьи! Все трое − обыкновеннейшие воробьи!

Все трое серенькие, свеженькие такие, чистенькие. А вот вода в луже стала грязной...

Понял Ванятка: воробьи так за зиму измазались, что и на себя стали не похожи. Это они сейчас в бане мылись, зимнюю грязь с себя смывали. С песочком тёрли!

Чёрный сажу смывал: он всю зиму в дымовой трубе ночевал.

Коричневый − спал в сыром дупле, в гнилой трухе вымазался.

Рыжий − в кирпичной стене устроился, в дырке.

Вот и стала вода в луже чёрно-кирпично-коричневой.

− С лёгким паром! − крикнул Ванятка воробьям и побежал домой, разбрызгивая ногами весенние лужи.







Николай СЛАДКОВ

Оттаявшие происшествия

Всё, что случилось зимой в лесу, − всё скрыл снег. Злодейство ли, доброе ли дело − всё погребено в сугробах: снегом укрыто, метелью заглажено. Ни памяти, ни следа.

Николай СЛАДКОВ

Следы и солнце

Зимой, когда Солнце стояло низко над горизонтом, оно было равнодушно к Следам на снегу. Иногда даже ласкало их, оттеняя синью и посыпая блёстками.