Peskarlib.ru: Русские авторы: Евгений Пермяк

Евгений Пермяк
Штраф за штраф

Добавлено: 13 февраля 2011  |  Просмотров: 3634


С урядником тоже случай был. Чертознай Викторович на всех управу находил. Умел бедняка полиции в обиду не дать.

Слушайте...

Лиственницу по нашим местам можно считать царь-деревом. Такие вымахивают, что из одной половину избы срубишь. Топор только часто точить надо. Как камень она. Зато до полста лет ее прель не берет. И на нижние венцы лиственница куда как хороша. Можно их прямо на землю класть. Внуков переживут.

Вот и задумал один мужичонка под старую избу новые лиственничные венцы подвести. В тагильских лесах дело было. Срубил мужик-старатель лиственницу, раскряжевал ее и только было собрался вывезти, как бац ─ лесник.

Так и так ─ этот лес к казне отписан. Штраф. Да такой, что если мужику-старателю все обзаведение распродать, то и половины штрафа не набрать. Умели штрафовать в те годы лесные грабители. Заодно с полицией жили. Полтинник казне ─ сто рублей в свой карман. На этом и жирели.

Привел лесник бедного мужика к уряднику, чтобы тот из него штраф выбил.

Долго урядник мужика стращал. И так и этак старался, хоть один золотой, да выморщить. А мужик свое:

─ Нет у меня ни гроша. Нечем платить.

─ Если нечем платить, тогда отправляйся в острог.

Посадили мужика. Баба на весь прииск голосит. Шутка ли, семеро по лавкам, а восьмой ─ в люльке. Хлеба до первых заморозков еле-еле. Соседи, конечно, утешают. Помогают горемычной матери. Кто ─ пяток яиц, кто ─ глухариные потроха, а кто и с добрым советом идет. В губернию велят писать прошение. Другие к Симеону праведному советуют в Верхотурье сходить, свечку поставить. Кто что, и все ото всей души. А старушка одна, из побирушек, свое твердит:

─ Послушай ты меня, девка... Пожалуйся ты Чертознаюшке. Вызволит он из острога твоего мужика. Вызволит...

А та рада бы, да где Чертозная взять? Лес туда-сюда не одной сотней верст меряется.

Прошло сколько-то там дней, Чертознай сам к ней пожаловал. А она-то его сроду не видывала.

─ Откуль, ─ говорит, ─ ты, странный человек, будешь?

А тот ей:

─ Откуль ─ это не спрос. Скажи лучше, как дело было. За что мужа упекли? Да не бойся. Я Чертознай Викторович.

Сойкала бабонька, чуть с лавки не упала. «Не иначе, ─ думает, ─ не пропали мои хлеб-соль за старушечкой-побирушечкой». И повалилась она Чертознаю в ноги:

─ Батюшка Чертознаюшка, не оставь!..

Много она ему лишнего наплела, а суть дела простая оказалась.

Казенный лес видимо-невидимо воровали, а воров не оказывалось. Вот и задумал лесник с урядником хоть одного вора найти. И нашли.

А Чертознаю только этого и надо было. Распростился он с горемычной матерью и в казенные дачи подался. Недолго воровские узлы развязывать пришлось. Тут и там казенный лес лесные хитники валили. Обозами вывозили. Лесник спит, а урядник не видит. Чисто было дело поставлено. Лиственница ─ рубль с корня, сосна ─ по полтиннику. Ель и того дешевле.

Разузнал Чертознай Викторович все как есть и к уряднику в гости пожаловал.

─ Здравствуйте, ваше высоко... Мое вам почтение... Воров в лесу выслеживал. И следы к тебе привели... Как будем: по закону или по доброй воле?

Струсил урядник. И, как лиса, давай следы заметать. Да разве их заметешь от такого охотника!

─ Не погуби, Чертознай Викторович... Сам знаешь, велико ли урядничье жалованье... Пощади... Что хочешь возьми...

─ Мне твоего ничего не надо, ─ говорит ему Чертознай. ─Ты чужое отдай. А не отдашь ─ не жалуйся...

Дня не прошло. Приплелась лиса в приисковую избушечку и давай хвостом вилять, обездоленную горемыку умасливать:

─ Принес я тебе, моя горемычная бабонька, мешок муки да мясца ногу. Сердце изболелось по твоему мужику. Совесть замучила.

Старателева жена глазам не верит. Ангел, а не урядник перед нею. Что такое стало с ним? Может, в самом деле совесть заговорила... А потом поняла. Поняла, выпрямилась, ухват для порядка в руки взяла и говорит:

─ Нас с Чертознаем Викторовичем мукой не купишь. Мужа подавай! А не то...

А что «не то» ─ сама не знает. Зато урядник знал. Выложил чистоганом штраф-выкуп и ужом из избы выполз.

Выкупила жена из острога старателя. И тот первым делом в лес, чтобы Чертознаю Викторовичу спасибо сказать. Да вместо него лесника встретил. Лес он валил. Срубы рубил.

─ Кому это такую хоромину готовишь?

─ Будто не знаешь! ─ ответил лесник. ─ А коли в самом деле не знаешь, Чертозная спроси.

Не довелось старателю Чертозная об этом спросить. Сам узнал, кому эти срубы рубились, когда они его пятистенным домом стали.

На новоселье Чертознай Викторович пожаловал. Все осмотрел от порога до матицы и доволен домом остался. Попировал денек ─ и опять незнаемо куда.

И всегда так: ищешь ─ не найдешь, не ждешь ─ явится.







Евгений Пермяк

О начале всех начал

Жил-был богатый-пребогатый богач. На золоте сидел, золотом владел, золотом промышлял и золотом помышлял. Ничего, кроме золота, не видел и видеть не хотел. И прозвание богачу было тоже золотое ─ Золотов.

Евгений Пермяк

Негоримая скатерть

Крестьянин по фамилии Сорга шел в Тагил. Устав, он решил отдохнуть около говорливой уральской речонки Шелковой. Тут и заметил Сорга в срезе горы странный камень. С виду он походил на кусок разваренного мяса, которое отделяется ниточками. Только цвет был не обычным, а золотистым.