Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Яан РАННАП

Яан РАННАП
Следы валенок

Добавлено: 9 января 2011  |  Просмотров: 4207


Шестой класс Валгутской школы проводил в пионерской комнате так называемый рабочий сбор. Его всегда проводили, когда приближались праздничные дни. Считалось, что готовность отряда к встрече великого события лучше всего проверяется подарком, который отряд преподнесет своей школе.

Примерно так было сказано в учительской пионервожатой Валентине, и примерно так она сказала шестому отряду, добавив от себя, что прекрасным подарком может быть стенд, отображающий новую жизнь в родной деревне. Еще один стенд! Идея Валентины не вызвала у шестого отряда особого энтузиазма, но возражать было бесполезно.

Над стендом они как раз и корпели, когда дверь распахнулась и в комнату вошел худой, с птичьей шеей мальчишка в пальто и заячьей ушанке. На его зимних ботинках и даже на брюках был снег.

Пионервожатая, сортировавшая альбомы в дальнем конце комнаты, сделала вид, будто ничего не заметила. Пусть, мол, председатель совета отряда Сийм сам выясняет, почему Ало Алавеэ является на сбор с опозданием на целый час, да еще в таком виде. Валентина считала пионерскую самостоятельность очень важной. Она так и продолжала бы перелистывать альбомы, повернувшись к детям спиной, если бы изменения в пионерской комнате не вынудили ее напрячь внимание.

Тихое рабочее настроение, царившее до сих пор, сменилось каким-то тревожным. Председатель совета отряда Сийм перестал выискивать в старых журналах картинку уборки урожая, на которой было бы не меньше трех комбайнов. Лучшая рисовальщица школы Юта Лехенуу отодвинула цветные карандаши в сторону. Толстощекий Пауль Укке, которого ребята прозвали Кексом, лучший спортсмен Тыну Надари да и остальные — все до единого, оставив стенд, собрались пчелиным роем вокруг мальчишки в пальто. И этот рой оживленно шевелился, жужжал, словно пчелиная семья, выбравшаяся из улья и собирающаяся улететь.

Валентина быстро положила альбомы обратно на полку. В стеклянной дверке шкафа, как в зеркале, на миг отразилась симпатичная девушка с бдительно глядящими из-под сведенных бровей глазами. Но на сей раз пионервожатой некогда было проверять, на месте ли закрученные колечками над ушами прядки волос и пет ли складок на форменной блузе.

— Ало, что за мужчина, о котором ты говоришь? Откуда он взялся?

Рой распался, показались ботинки, на которых таял снег, синие тренировочные штаны с обвисшими коленями, серое расстегнутое пальто и узкое веснушчатое лицо над всем этим. Ушанку мальчишка успел сдернуть с головы и держал в руке.

— Да я не знаю. Из лесу.

— А почему ты следил за ним?

— Да я не следил. Я случайно оказался поблизости от того дерева.

И тут рой вновь сомкнулся, захватив теперь в круг и пионервожатую. Почему мужчина взобрался на дерево, знали уже все. И все они хотели первыми объявить об этом:

— Валентина! Это дерево с дуплом!

— Наверняка он туда что-то спрятал!

— Ало видел: когда тот лез на дерево, у него в руках был какой-то пакет.

Пионервожатая успокаивающе подняла руку:

— Тише-тише, ребята. Не все сразу. Так ничего не понять. Ало, что это за дерево?

Взгляд мальчика обежал углы комнаты.

— Обыкновенное. Кажется, сосна.

— И что же было в руках у того мужчины?

— Я хорошо не разглядел. Вроде бы маленький сверток.

— Значит, когда мужчина лез на дерево, у него был сверток?

— Да.

— А когда он слез, свертка уже не было?

— Я хорошо не разглядел. Мне показалось, что не было.

Пионервожатая нахмурилась. И впрямь странная история. Пожалуй, есть о чем задуматься. Какой-то мужчина, какое-то дерево да еще какой-то сверток в придачу. Ничего хорошего ждать от этого не приходится.

— А дальше? Что он потом сделал?

Мальчишка мял ушанку и глядел в пол.

— Потом ничего, — сказал он и бочком, медленно стал пробираться к двери.

Но теперь остальные решительно вмешались:

— Н ет, Ало! Потом он посмотрел но сторонам, не видел ли его кто-нибудь.

— И затем он пошел в сторону Курблы.

— И потом свернул на одну из дорог, но которой вывозят лес.

— А потом вдруг исчез.

И все хором:

— Ты ведь сам сказал!

Пионервожатая в задумчивости потерла подбородок. С таким случаем она столкнулась впервые в жизни. Хорошо было бы спросить у кого-нибудь совета, но уроки уже кончились, и учителя все разошлись.

Что за сверток? Что за неизвестный мужчина?

— А откуда ты так точно знаешь, куда неизвестный пошел от дерева?

— Я крался за ним, — пояснил Ало.

— Но почему ты крался? — потребовала ответа пионервожатая, охваченная азартом допроса. Однако она тут же догадалась, что делать этого не следовало. Отряд глядел на нее с изумлением и недоумением.

— Ну... — сказал Ало немного неохотно, — мне показалось, я подумал, что дело подозрительное...

И остальные подхватили хором:

— Валентина! Это же и впрямь подозрительно!

Дело действительно казалось подозрительным. Зачем нужно честному человеку прятать что-то в дупло? У честного человека нет для этого ни малейшей необходимости. От этой дуплистой сосны могли расходиться бог знает куда бог знает какие нити. И если пионер Валгутской школы Ало Алавеэ случайно наткнулся на них, то, конечно, пионервожатая этой школы не могла оставить произошедшее без внимания.

— Ало, — сказала пионервожатая. Щеки у нее почему-то порозовели. — Наш районный уполномоченный случайно прогуливается сейчас возле почты. Ты в пальто. Будь добр, сбегай позови его сюда.

Через несколько минут в пионерской комнате стало на одного человека больше. По-мальчишески долговязый и стройный молодой сержант милиции выслушал новость с вниманием, делавшим честь его профессионализму.

— Так, — сказал сержант, открывая висящую на руке кожаную командирскую сумку. — Постараемся прежде всего выяснить, где этот тайник находится.

Карта, на которой ребята вскоре отыскали свою школу, а кое-кто даже свой дом, была гладкой и блестящей, с резкими переломами на сгибах. Очевидно, районный уполномоченный лишь недавно получил ее. Впрочем, могло быть и так, что карта уже давно лежала у него в сумке, но пользовался он ею редко.

Как бы там ни было, состояние карты ничуть не помешало сориентироваться по ней. Главную роль в этом сыграли мальчишеские пальцы, которые указывали на кустарники, непрерывные полосы, обозначавшие гравийные дороги, на квадратики и другие топографические знаки.

— Пожалуй, где-то здесь, — сказал мальчик. Снег у него на ботинках теперь уже окончательно растаял. И его чуть испачканный палец неуверенно ткнул туда, где были нарисованы маленькая елка, маленькое лиственное дерево, несколько точек и еще буква «К».

— Если карта не врет, туда будет чуть больше километра, — сказал милиционер.

Не могло быть и речи, чтобы кто-то еще продолжал заниматься таким скучным делом, как раскрашивание кружков диаграмм или поиски в старых журналах картинки с комбайнами, столь необходимой для иллюстрации нового лица родной деревни.

Они все пустились в путь.

Карта не врала. Туда было действительно чуть больше километра. И примерно четверть часа спустя владелец карты держал в руках коричневую вещь, а все остальные закричали нестройным хором:

— Бумажник!

Действительно, это был коричневый кожаный бумажник. Сильно потертый, с обтрепанными углами, раскрывающийся, как обложка книги. Такие бумажники были в моде в те далекие времена, когда землю пахали на лошадях, засевали вручную, а на хуторах еще жили люди, которых называли батраками, но дети, конечно, этого не знали.

Районный уполномоченный снял перчатки. Десяток пар глаз следили за ним в тревожном ожидании.

В первом отделении ничего не оказалось. Из второго был извлечен старый билет в кино. Затем на ладонь выпала английская булавка и два маленьких гвоздика. И последним — лотерейный билет, обернутый обрывком газеты.

Больше ничего не было. Милиционер вертел находки так и этак. Его лицо с пробивающимися усиками выглядело довольно растерянным. По некоторым причинам, о которых не имеет смысла тут говорить, молодой работник милиции хотел бы сейчас выказать особенно мудрую прозорливость. К сожалению, старый бумажник не давал такой возможности.

— Хорошенькая история, — сказал районный уполномоченный растерянно. — Эти вещи ничего нам не проясняют. Или как вы считаете? Между прочим, лотерейный билет тоже старый.

— А обрывок газеты? Кекс вспомнил времена, когда жизнь ребят была полна таинственных приключений и вместо изготовления стенда читали зашифрованные письма. — Может, там какие-нибудь буквы подчеркнуты?

Подчеркнутых букв не обнаружилось.

— Может быть, там возле некоторых букв проткнуты булавкой дырочки? — Кекс продолжал копаться в своих старых воспоминаниях.

Не удалось обнаружить и дырочек. Бумажник ревниво хранил свою тайну. Он не желал говорить и не говорил.

Но молчание одного из свидетелей таинственной истории не может, не должно сбить с толку молодого следователя. Он не имеет права терять уверенность, ему следует удвоить внимание и, само собой разумеется, начать новые поиски.

К великому огорчению Кекса, одна из девчонок догадалась об этом раньше, чем он. Уже целую минуту Юта Лехепуу осматривала шершавый ствол сосны, и ее труды увенчались успехом, о котором она тут же сообщила:

— А я знаю, какого цвета штаны были у этого незнакомца, — сказала Юта. И она положила на ладонь районного уполномоченного несколько синих ниточек.

Находка Юты снова собрала ребят в рой. Только проводник Ало стоял немного в стороне, рассматривал вершину сосны, словно ему все равно, какие штаны у таинственного незнакомца.

Обрывки нитей были посредине немного темнее. Очевидно, таинственный незнакомец когда-то закапал штаны маслом или, может быть, уронил на колени бутерброд. Обе версии были вполне логичны и могли впоследствии пригодиться для далеко идущих выводов. И Юта сияла от радости.

Но сейчас далеко идущие выводы еще не из чего было делать. Сейчас можно было лишь поточнее установить, куда пошел мужчина, после того как слез с дерева. Потому что, хотя он сам исчез, но следы-то все же остались. В зимнем лесу всегда остаются следы, будь только повнимательнее и проследи, куда они ведут.

Ало Адавеэ пришлось еще раз рассказать всю историю.

— Стало быть, слез с дерева и направился в сторону Курблы?

Об этом не требовалось и спрашивать. Глубоко вдавленные в снег следы говорили яснее ясного.

— А вот здесь он свернул на лесную дорогу! — чуть не крикнул Кекс, стараясь, чтобы никто его не опередил.

— Но куда же он потом исчез?

На пригорке, где молодые елочки подступали совсем близко к проложенным санями колеям, следы оборвались. Их вдруг совсем не стало, словно таинственный незнакомец взмыл в воздух.

— Здесь я потерял его из виду, — заметил Ало.

Но конечно же, невозможно поверить, что мужчина, который, как обыкновенный человек, влез на дерево, обладал способностью летать и позже воспользовался ею. И Кекс, да и спортсмен Тыну тоже не верили. Они продолжали искать и вскоре обнаружили следы по другую сторону маленьких елочек. Незнакомец сделал обманный маневр — перепрыгнул через них. Как компетентно утверждал Тыну, прыжок можно было считать хорошим.

Сразу же стала ясна и идея маневра. Немного в стороне от дороги с одного пенька был счищен снег.

— Смотрите! Он сидел здесь! — крикнула Юта, чем снова вызвала зависть у бедного Кекса. — Он присел тут, чтобы, спрятавшись, покурить, можете меня убить, если это не так!

Милиционер, который за это время немного отстал с раскрасневшейся пионервожатой, заинтересованно подошел поближе. Рядом с пеньком на снегу видны были табачные крошки и даже пучок коричневых волоконец. Милиционер поднял их, поднес к носу и понюхал.

Лондонские великие сыщики, о мастерстве которых милиционер читал в детективных романах, делали из таких находок великие выводы.

«Мечта моряка! — определили бы они по одному только запаху. — Куплено на Лайк-стрит в магазине мистера Муллигана».

Наш милиционер не обладал, к сожалению, такими способностями. И он не постеснялся признаться в этом.

— Похоже, какой-то табак, — сказал он, поколебавшись. — Но трубочный он или высыпался из сигареты, не знаю.

— Уж в лаборатории установят, — заметил Кекс, который, основательно обследуя окрестности пенька, ползал вокруг него на коленях. Он не был знатоком детективных романов. Зато он всегда внимательно читал в газетах судебные очерки, если таковые попадались, и знал точно, что где бы человек ни находился, он не может не оставить после себя каких-нибудь следов.

Кстати, здесь уже нашлось этому подтверждение. В жестяную коробочку Кекса, где он хранил марки, скрепку и кусок бывшей в употреблении жевательной резинки, теперь были помещены еще две наполовину обгоревшие спички.

Обогащенные информацией следопыты двинулись дальше. Того, что они знали, было теперь не так уж мало. Будь у Кекса с собой записная книжка, он мог бы записать:

«Носит синие штаны.

На штанах пятна.

Курит.

У него нет зажигалки.

Старается скрыть от случайных взглядов свое курение.

Если Юта права, то незнакомец не слишком вынослив или даже чем-то болен, быстро устает и должен отдыхать».

Дотошная девчонка промерила расстояние между следами валенок и таким образом обнаружила, что после отдыха шаг был гораздо длиннее.

Там, где следы петляли сквозь кустарник, прибавилось еще одно наблюдение: с молодой осины срезана ветка. Видимо, незнакомцу потребовалась палка. Приличной толщины ветка была срезана одним ударом, и бдительный Кекс запомнил для своей записной книжки еще одну строчку:

«Носит холодное оружие».

Когда такие факты становятся известными, то, естественно, мысли улетают весьма далеко от того места, где находятся головы, в которых они появились.

— А если эти следы приведут к какому-нибудь хутору, что мы тогда сделаем? Окружим дом и потребуем, чтобы он сдался?

Районный уполномоченный отрицательно потряс головой. На его толстогубом лице появилось выражение, какое возникает у ребенка, который боится дотронуться до горячей кастрюли.

— Нет, не имеем права. Ведь у нас нет оснований кого-нибудь в чем-нибудь обвинять.

— Тогда пойдем попросим напиться. И будем смотреть во все глаза.

Предложение Кекса не вызвало у милиционера энтузиазма. Он прекрасно представлял себе, как такая орава будет смотреть в доме во все глаза. И вообще, ему все меньше и меньше нравилась история, которую с таким азартом хотели расследовать подопечные пионервожатой Валентины. Он все время думал о том, звеном какой цепи событий является обнаруженный ими бумажник. Ведь не станет же человек лезть на дерево и прятать бумажник в дупло только потому, что он ему надоел. И ясно, что с шумливой оравой детей такое дело не расследуешь.

Уполномоченный как раз ломал голову над тем, каким образом объяснить это своим спутникам, когда следы неожиданно опять прекратились.

Человек в синих штанах вышел на гладко накатанную дорогу, и уж коль скоро он однажды задал загадку, то и тут остался верен себе.

Под елью, растущей у обочины дороги, лежали большие растоптанные валенки. Те самые валенки, следы которых вели от дерева с дуплом, петляли сквозь молодой ельник и вывели наконец сюда, на обочину дороги. Конечно, валенки были припрятаны и присыпаны сверху снегом, но разве сможет это обмануть десяток пар внимательных глаз!

— Теперь я больше не знаю, что и подумать!

Выражение лица лучшей рисовальщицы школы Юты Лехепуу всячески подтверждало эти слова.

— Странно. Действительно странно, — сказала пионервожатая.

— А если он сделал это, чтобы сбить с толку? — Кекс припомнил какой-то рассказ про шпиона. — Я читал нечто подобное.

Только районный уполномоченный, державший планшетку с картой, и Ало Алавеэ ничего не говорили.

Сержант сунул одну руку в валенок, пошарил там рукой и, задумавшись, почему-то помахал молча валенком перед лицом помалкивающего Ало. Но тот уставился на шнурки своих ботинок, словно от его взгляда развязавшиеся шнурки сами завяжутся.

— Значит, это был ты... — сказал наконец милиционер. — Хорошенькая идея: гонять меня по лесу. Или это ты хотел Валентину наказать?

— Да я не вас... — пробормотал мальчик. — Это я придумал для нашего отряда, чтобы немножко поинтересней было. Что же я мог поделать, если так вышло...

— Но ведь бумажник?.. — Валентина все еще ничего не понимала.

— Я сам спрятал в дупло, — пробормотал Ало.

— Господи! А... табак и спички?

— Их я принес с собой в коробочке.

Теперь и для Валентины история перестала быть загадочной.

— Ало! Ало! — Валентина покачала головой. В присутствии молодого человека — милиционера она не хотела быть слишком строгой. — Такого я от тебя не ожидала! Мы столько времени зря потеряли! Ведь стенд мог бы уже быть готов! Об этом ты, конечно, и не подумал?!

Ало Алавеэ не подумал об этом. Ничего не поделаешь, он думал совсем о другом.

Ну да чего там! Пора было двигаться обратно в школу.

— Вот они у меня какие, — сказала Валентина молоденькому сержанту, к которому после столь успешного расследования происшествия вернулось хорошее настроение. — Никогда не знаешь, что они могут выдумать. Я-то его прощу, но простят ли товарищи по отряду? — Валентина выдержала паузу, что должно было лишний раз подтвердить ее точку зрения: пионерские дела следует выяснять между собой самим пионерам.

Ни ее слова, ни последовавшая за ними пауза не дошли до тех, о ком шел разговор. Похоже было, что действия Ало ничуть не испортили настроение шестого отряда. Лучшая рисовальщица школы Юта сунула ноги в один из огромных валенков и на манер бега в мешках запрыгала в сторону школы, громко вскрикивая при этом. Между спортсменом Тыну и председателем совета отряда Сиймом шел спор из-за второго семимильного сапога. А толстяк Кекс ободрительно похлопывал худого Ало Алавеэ по плечу. Валентина и милиционер, шедшие позади них, услыхали, как Кекс сказал:

— Знаешь, как он догадался? Ботинки-то у тебя с шипами на каблуках, они оставили след внутри валенка.

— Вот они у меня какие, — сказала Валентина снова, но уже совсем другим тоном. Таинственная усмешка возникла у нее в уголках губ и, расширившись, перешла в улыбку. Громко рассмеявшись, она вдруг сделала подножку милиционеру, и он упал.

Когда растерявшийся сержант приподнялся и сел, пионервожатая Валгутской школы была уже далеко. Восклицая не хуже Юты, Валентина метнулась к мальчишкам, все еще вырывавшим друг у друга валенок, с ходу опрокинула их в сугроб и сама свалилась туда же.

— Такие они... — пробормотал милиционер, краснея.

Мудрая проницательность бесследно исчезла с его лица.







Яан РАННАП

Семнадцать часов до взрыва

Калью Йыкс, а для своих мальчишек просто Кальтс, не стал терять время на то, чтобы застегнуть куртку. Раньше, чем все остальные двинутся из дальнего конца раздевалки, он, Калью, должен очутиться во дворе. Три длинных шага — и он уже на лестнице.

Яан РАННАП

Характеристика

На последнем уроке, за пять минут до конца, учительница эстонского языка и литературы Кадарик преподнесла седьмому классу очередной сюрприз...