Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Яан РАННАП

Яан РАННАП
Характеристика

Добавлено: 9 января 2011  |  Просмотров: 5638


На последнем уроке, за пять минут до конца, учительница эстонского языка и литературы Кадарик преподнесла седьмому классу очередной сюрприз:

— А теперь — домашнее задание. Сочинение. К завтрашнему дню каждый напишет характеристику своего соседа по парте.

Все выпучили глаза. Это было неслыханно. Так она в конце концов может придумать еще неизвестно что.

— Мы не умеем, — захныкали девчонки. — Мы не знаем, как это надо делать.

Учительница Кадарик постучала карандашом по столу:

— Ну, ну, ну! Седьмой класс — и такие разговоры! Да как же вам не стыдно! Семь лет просидели вместе в одном классе и не сможете охарактеризовать друг друга?!

Удрученный столь необычным заданием класс расходился по домам. По обычаю, Ээди и Тынис шли вместе с Лорейдой Лайус. За ними тащился, как на прицепе, брат Ээди — ученик четвертого класса Ханнес. Он знал свое место и не пытался встревать в разговор старших.

А разговор их вертелся вокруг только что полученного домашнего задания.

— Ребята, что вы вообще об этом думаете?

Ээди поморщился. Его широкое лицо как бы сжалось.

— Ничего не думаю. Придется как-то от этого отделаться!

Всем была известна антипатия Ээди к письменным работам. Тут не было причины сомневаться. Да никто и не сомневался. Только Тынис внес маленькое дополнение:

— Ты, стало быть, думаешь, что и впрямь не удастся списать?

— Ой, мальчики, а ведь и впрямь не удается!

У Лорейды была привычка иногда сообщать о совсем обычных вещах так, словно речь шла о каком-нибудь открытии. Вот и теперь она говорила, немного повышая голос:

— Не удастся, мальчики, не удастся! Тут выхода нет, придется самим поднапрячься. Просто нет другой возможности!

Тынис придерживался другого мнения.

— У Ээди все-таки есть одна маленькая возможность, — сказал Тынис— Я могу ему про себя сам написать. Ну, мол, хороший парень, и вежливый, и всегда готов помочь... Ему останется только переписать в свою тетрадку. Хочешь, Ээди?

— Нет.

— Наверняка хочешь, только не осмеливаешься признаться при Лорейде.

Какое-то время все трое шли молча. Вид у Ээди был хмурый. Да и Лорейда выглядела не очень довольной. Только Тынис чувствовал себя хозяином положения. На губах Тыниса блуждала улыбка. Домашнее задание, полученное от учительницы Кадарик, его не пугало.

— Мне не жалко написать о друге хорошее, — сказал Тынис— Напишу так: уже в раннем возрасте у него проявились наклонности человека труда.

При этих словах Ээди взглянул на соседа гораздо дружелюбнее. Он всегда удивлялся способности Тыниса говорить непривычно о самых обычных, будничных вещах. Наклонности человека труда — это было как в газете. Ясно, звучно, красиво. Но, может быть, это только так казалось Ээди. Во всяком случае, у Лорейды возник вопрос:

— Как эти наклонности у него проявились?

Тынис широко улыбнулся:

— Ты у них в большой комнате бывала?

— Бывала.

— В кресле-качалке сидела?

— Да.

— Ну тогда ты, конечно, заметила, что подлокотники вроде как обгрызены. Его работа! — И Тынис указал пальцем на Ээди.

— Мне тогда было всего четыре года! — возмутился Ээди. — А ножовку забыли убрать...

— Так я же и напишу, что в ранней молодости, — усмехнулся Тынис. — Или ты хочешь назвать такой возраст как-то иначе?

Ээди лишь неопределенно промычал. Он и сам не знал, чего хочет. Нет, все же неверно. Знал. Он хотел, чтобы Тынис не писал о том, как он испортил качалку, но гордость не позволяла просить.

— М-м-м-м-м-м... — произнес Ээди и, поддав ногой оледенелый комок земли, отшвырнул его с дороги.

— В характеристике надо все же писать больше о том, кто какой, — сказала Лорейда. Она увидела, каким хмурым стал Ээди, и охотно перевела бы разговор на приятные для Ээди вещи. — В характеристике следовало бы... больше писать о заметных чертах характера, — добавила Лорейда. Но этим своим замечанием она только оказала Ээди медвежью услугу. Потому что Тынис тут же любезно пообещал:

— Я и об этом напишу тоже. Я заметил, что у Ээди в характере много женских черт.

Заявление Тыниса было настолько неожиданным, что Ээди даже не успел рассердиться. Он остановился и уставился на Тыниса, словно хотел удостовериться, в полном ли уме его друг. Лорейда тоже остановилась. Ээди был самым сильным среди семиклассников. Когда доходило до выяснения отношений, ему не требовалось никого колотить, он просто хватал противника за руку и сжимал, словно клещами. И что же можно было считать в нем женственным?

Тынис сказал:

— Похоже, Ээди хочет стать дояркой.

Эти слова вызвали у Ээди смех.

— Ха-ха-ха! — засмеялся Ээди так, как иногда делают на сцене самодеятельные актеры. — Если ты напишешь ото в характеристике, тебе поставят двойку.

— За что?

— За вранье!

Но Тынис знал, что говорил.

— А кто у вас на прошлой неделе доил Смуглянку? — спросил Тынис — И кто у вас на прошлой неделе стирал белье? И кто это в хлеву племенного стада возился с коровами Лийзи Сармик, когда Лийзи поехала в Каркла на день рождения и не вернулась?

Ээди больше не высматривал места посуше, куда поставить ногу. Ссутулившись, он шагал прямо по лужам. Тынис вертелся перед ним, задавая каждый вопрос, тыкал пальцем в грудь Ээди, и тот чувствовал себя словно преступник, которому в суде или где-то еще предъявляют обвинения.

— Как было дело с хлевом, ты знаешь не хуже меня, — собравшись с духом, хмуро сказал Ээди. Говорил он Тынису, но почему-то повернулся к Лорейде. — Ну, случилась авария... Механика не нашли... Я не доить пошел. Меня женщины позвали трубу починить. И нам удалось наладить молокопровод, а Лийзи все не было, и дойка сильно запоздала... Ведь я там не доил, только надевал стаканы на вымя.

Ээди даже покраснел от напряжения, он не привык произносить столь долгие речи. Увы, Ээди напрасно пытался все объяснить. Губы Тыниса продолжали кривиться в усмешке.

— Хорошенькое дело, — сказал Тынис— Замечательно. Он, стало быть, не доил. Интересно, кто же доил?

— Электричество, — сказал Ээди.

Тынис разъярился, покраснел. И вряд ли виновата в этом была неловкая улыбка Ээди. Но и Лорейда легонько прыснула. Да и Ханнес подозрительно хмыкнул.

— Так-та-ак, — сказал Тынис ядовито. — Стало быть, электричество? И дома тоже? Какой фирмы доилка у вас там, в старом хлеву? Может быть, Мюллер-Беккер? И какой модели стиральная машина? Может быть, Фордзон-Лордзон?

Казалось, он говорит не со своим соседом но парте, а с исконным врагом.

Но Ээди, похоже, не обратил внимания на его тон.

— Смуглянку я доил вручную, — сказал Ээди с достоинством. — И белье стирал тоже руками. У матери нарывал палец.

— Я ни одной коровы в жизни не доил... — начал было Тынис, но продолжить не смог. Ээди перебил его:

— Подумаешь, чудо! У тебя дома три сестры!

Они немножко прошли молча. Вернее, это относилось только к мальчикам. Лорейда, опередив их на шаг-другой, шла, напевая себе под нос обрывок какой-то мелодии. По всему было видно, что ее настроение ничуть не испорчено.

Про Тыниса так сказать нельзя было бы. Тынис привык, что последнее слово всегда оставалось за ним. Но теперь он вовсе не был уверен, что на сей раз получилось тоже так.

Но Тынис был привычен и «менять лошадей», если ситуация требовала. Если нужно было, он мог оставить свои прежние намерения и направиться совсем в другую сторону.

— Не боись, — сказал он, — Я ведь о твоей дойке писать и не собираюсь. Пошутил только. Успокойся, братец-рак. Не напишу, что у тебя в характере женские черты. Умолчим — это святой долг соседа по парте. Напишу, что у тебя настоящий мужской характер. Утром из постели сразу под холодный душ. Слышишь, Лорейда! У него для этого бочка с дырками на дереве. Затем пробежка — два круга по пастбищу...

— Один круг, — скромно заметил Ээди.

— Двести приседаний...

— Сто, — поправил Ээди.

— Семьдесят пять сгибаний...

— Пятьдесят.

— И в завершение — штанга! — выкрикнул Тынис, все больше входя в азарт. — Рывок, жим, толчок! А откуда взялась эта штанга? Здрасте-здрасте!, Штангу спер Ээди, обладающий мужскими чертами характера, прямо из колхозной мастерской.

Тынис знал, когда говорить, а когда и помалкивать. Сейчас он замолчал, словно ему внезапно заткнули рот пробкой. Получилась особенно эффектная пауза. Тишина была такой огромной и плотной, что даже песня жаворонка не пробилась бы сквозь нее.

— М-м-м-м... — промычал наконец Ээди. — М-м-м... не из мастерской. А с задворок мастерской.

— Параграф тысяча девятьсот восемьдесят девять це... — ехидно произнес Тынис— Расхищение общественного добра.

— Ось от старой вагонетки. Она им там вовсе не была нужна.

— От трех до десяти лет, — заметил Тынис. Он верно рассчитал: Ээди нипочем не догадаться, что параграф и срок наказания Тынис сам придумал. Ох, Тынис еще пуще издевался бы над своим бедным соседом по парте, но теперь Лорейда вновь предприняла спасительный ход, и он удался на сей раз лучше.

— Такие вещи в характеристике не пишут, — сказала Лорейда. — В характеристике не пишут ничего, что могло бы бросить тень на человека. Я знаю, я видела. Когда Уно Сярга увольняли с лесопилки за последнюю драку, я видела его характеристику. Там инициатива была и награда за целину. А про то, что он еще раньше побил завмага и что из-за него чуть не сгорел сарай — ничего такого не было!

Это было толково сказано. Со знанием дела. Верные слова — со всех точек зрения. И что самое важное — они заставили всерьез задуматься над предстоящим заданием. Какова учительница Кадарик, было известно. Она небрежной работы не терпит. Все должно быть как полагается.

— Ну наград-то у нас нет, чтобы о них писать, — ответил Тынис. — Откуда у нас награды? А вот об инициативе говорить можно. У Ээди этой инициативы даже больше, чем нужно. Март Паю до сих пор не перестает удивляться, каким образом его «Беларусь», стоявший перед магазином, оказался в гараже.

Тут не о чем было расспрашивать. Вся деревня знала историю о том, как Март Паю отправился на тракторе в магазин за выпивкой. Все, что нужно, было закуплено, только поехать обратно на тракторе не удалось. За то время, пока совершались покупки, трактор исчез. Милиция нашла его только вечером. Ведь никому в голову и прийти не могло искать угнанный трактор там, где и полагается стоять всей технике, — на площадке возле ремонтных мастерских.

И хотя эта история была известна всей деревне до мельчайших подробностей и спрашивать вроде бы действительно было больше не о чем, Лорейда все-таки спросила:

— Послушай, Ээди! Почему ты так сделал?

— Ведь он же был пьяный!

— Боялся, что кого-нибудь задавит?

— Нет. Люди и сами держатся подальше. Боялся, что он разобьет новый трактор.

— Жаль, что меня там не было. — Лорейда засмеялась. — Хотела бы я видеть лицо Марта и услышать, что он сказал, когда трактора не ока... — Лорейда замолчала на полуслове, потому что не так уж трудно было представить себе, как мог выразиться Март. — Послушайте, ребята, но это же опасный поступок! Март Паю, когда выпьет, делается ужасно яростным. Если бы он случайно вышел из магазина раньше, он убил бы Ээди.

— Мы еще посмотрели бы, кто кого, — пробормотал Ээди себе под нос. — Трактор стоял не так уж близко к двери магазина, — сказал Ээди громко. — А ход у «Беларуси» быстрый. Март не догнал бы.

Тынис уже долго молчал. Он замолчал тогда, когда они, сворачивая на прямую тропу, должны были перейти мостки и Ээди взял у Лорейды ее портфель. Он и сейчас покачивался у него в руке. Разве трудно нести два школьных портфеля, если каждое утро поднимаешь штангу.

Портфели напомнили Тынису, что об одной вещи у них сегодня вообще разговору не было.

— Ну да, — сказал Тынис— Как бы там ни было со всем остальным... Семь лет за одной партой... вроде бы положено знать, что и как... Но ты, Ээди, мог бы и сам объяснить... что написать о твоем семейном положении?

Ээди уставился на Тыниса, раскрыв рот:

— Какое еще семейное положение?

— Ну... холостой ты или женатый?

Пальцами свободной руки Ээди потер переносицу. Такие действия означали, что он размышляет. Ээди действительно думал. Конечно, ему не требовалось думать о своем семейном положении. Он думал, что ответить Тынису.

— Не дури, — сказал он наконец.

Но не так-то просто было заставить Тыниса замолчать.

— Ничего я не дурю. Факты говорят сами за себя. Или ты хочешь сказать, что это вовсе не ты вечером в понедельник ворковал с Вийви Роопалу у мельничной плотины?

Ээди смотрел на Тыниса в большом изумлении.

«Что ты такое говоришь? Что ты выдумываешь?» — хотел он сказать, но не успел. Лорейда повернулась, сказала: «Дай сюда!» — и выхватила у Ээди свой портфель. И при этом в голосе ее вовсе не было той мелодичности, которая так нравилась Ээди, и, наверное, не только ему.

— Дай сюда! — сказала Лорейда, словно фыркнула.

Наконец Ээди собрался с мыслями.

— Когда это я ходил с Вийви к мельничной плотине? — Он схватил Тыниса за рукав. — Кто это видел? Нечего наводить тень на ясный день, если точно ничего не знаешь!

Но сосед по нарте и не подумал отступать.

— Где дела, там и свидетели, — сказал Тынис. — Если хочешь знать, я сам видел. Проезжал мимо на колхозном автобусе. Вы стояли на плотине у перил и смотрели в воду.

Ээди опять тер переносицу. Ханнес приблизился почти вплотную к старшеклассникам и с захватывающим интересом глядел на их лица. Лорейда стояла поодаль. Она делала вид, будто их разговор ее совсем не касается, однако же внимательно прислушивалась к каждому слову.

— Откуда ты... С чего ты взял, что тот парень на плотине был я? — спросил Ээди.

— Я же не слепой. Эта самая шапка с помпончиком была у тебя на голове, что и теперь.

— А почему ты решил, что та девочка была Вийви?

— Кто же еще это мог быть! Красное пальто было ясно видно. И она живет там поблизости.

Ханнесу давно не терпелось вмешаться в разговор. Теперь он наконец так и сделал:

— Красные пальто могут быть и у других. Красное пальто есть и у...

Сердитый взгляд Ээди вынудил его умолкнуть, не досказав. На всякий случай Ханнес отскочил назад шага на два.

Но Ээди на сей раз не собирался напоминать младшему брату, что малыши не должны совать свой нос в дела старших. Ээди снова обратился к Тынису:

— Выходит, что ты как раз слепой. Именно в понедельник я до позднего вечера был в мастерской. Старик Мятик может подтвердить, если иначе не веришь. Может, хочешь письменную справку?

Тынис думал. Письменной справки он не хотел.

— Значит, это было... Когда мы с физруком ездили в город? Да, точно, значит, это было во вторник. И отказаться ты не сможешь! — закончил он торжествующе. — У меня и свидетель есть!

Итак, правда была наконец установлена. Последнее слово, как обычно, сказал Тынис. Ээди больше не спорил. Тынис должен был бы торжествовать победу, но он неожиданно для себя обнаружил, что чувствует лишь досаду. Он и сам не понимал почему.

Зато Лорейду вдруг охватил приступ веселья. Размахивая портфелем, она кружилась, как фигуристка, и беспричинно смеялась. В голосе ее снова звучал колокольчик.

— Тоже мне, нашли о чем спорить! — почти крикнула она, смеясь. — Если хотите знать, в характеристике семейное положение и не указывается. Уно Сярга был дважды женат, а в характеристике ни об одной жене не написали.

До коровников было уже рукой подать. Сквозь голые, сбросившие листву деревья видно было скопление построек колхозного центра. Тынис сворачивал вниз, к реке, остальным нужно еще было идти дальше.

— Ну и ладно! — Тынис постарался улыбнуться. — Все бродяги по домам! — Он сумел сказать это довольно весело. Глупо уходить с таким видом, будто произошла ссора. — И ведь Кадарик не сказала, что нужно много расписывать. У нас характеры простые, длинно описывать и нечего. Как-нибудь справимся. Пока!

Но когда остальные пошли дальше, Тынис все же остановился и поглядел им вслед. Он смотрел, как Ээди все приближался к Лорейде, как Ханнес отстал от них, и тут его осенила догадка, неожиданная, как удар ножом в спину. У Лорейды ведь тоже есть красное пальто!

На следующее утро Тынис приехал в школу на машине. Прежде чем прозвенел звонок, он успел переписать свою работу.

«Знаю Эдуарда Таммевески с трех лет, — писал Тынис. — Эдуард Таммевески хороший товарищ, который относится к своим обязанностям добросовестно. В работе и делах проявляет инициативу. В третьем классе был принят в ряды Ленинской пионерской организации».

Чего-то вроде бы не хватало. Тынис повертел в зубах шариковую ручку и немного подумал.

И тут он понял, что еще нужно.

«Эдуард Таммевески хороший спортсмен, — дописал Тынис, — завоевал первое место по бегу в мешках, награжден дипломом».

Любопытствующие толпились вокруг парты. Кто-то спросил:

— А сам Ээди-то где?

— Хм. Разве он когда-нибудь появлялся, если надо было сдавать домашнее сочинение?







Яан РАННАП

Следы валенок

Шестой класс Валгутской школы проводил в пионерской комнате так называемый рабочий сбор. Его всегда проводили, когда приближались праздничные дни. Считалось, что готовность отряда к встрече великого события лучше всего проверяется подарком, который отряд преподнесет своей школе.

Яан РАННАП

Мечтатели

Тыну Сааре и Эрни Лудри приглядывали за колхозным стадом. Исполнять такие обязанности для них труда не составляло: пастбище обнесено проволочной оградой и нечего опасаться, что скотина разбежится.