Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Яан РАННАП

Яан РАННАП
Как я получил двойку по геометрии

Добавлено: 9 января 2011  |  Просмотров: 5268


(Объяснительная записка Агу Сихвки завучу)

Чтобы честно все рассказать, как было, я должен начать с того дня, когда у нас проходила радиолинейка и председатель совета дружины Кибуваск велел всем запомнить, что в жизни знания необходимы, как винтовка во время сражения.

Такая постановка вопроса меня сильно удивила. Я сказал:

— В современных условиях с винтовкой много не навоюешь. Надо иметь хотя бы автомат.

Топп сказал:

— Теперь винтовка годится только, чтобы медведей стрелять. В сражениях и боевых походах теперь главное оружие — танк.

А Кийлике:

— Очевидно, Кибуваск не читает газет. По-моему, вместо винтовки ему следовало бы упомянуть ракету. — После чего Кийлике принялся нам объяснять все, что можно сделать ракетой.

Поскольку в речи председателя совета дружины Кибуваска как раз наступила пауза, потому что один листок упал на пол, а без текста Кибуваск не мог ничего сказать, старший пионервожатый услыхал слова Кийлике, подошел к нам сзади и сделал замечание за нарушение дисциплины на торжественном сборе.

Здесь я пропускаю, как председатель совета отряда Сильви Куллеркупп зашипела на нас, что также нарушило ход торжественного сбора, но это оставили без внимания, и продолжу с того, когда мы вернулись в свой класс и стали принимать личные обязательства.

Я сказал:

— Не страшится трудностей пионер. Я обязуюсь учиться как только смогу, лишь на «удовлетворительно» и «хорошо».

Кийлике сказал:

— Я обязуюсь продвинуться в математике дальше, чем в прошлом году.

А Каур:

— Мы с Топпом повысим успеваемость на десять процентов.

Сильви Куллеркупп все записала. Но вместо похвал сморщила нос и напомнила о замечании во время радиолинейки и об очках, которые вычтут за это у всего отряда.

— Что значит, как только смогу? — сказала мне Сильви Куллеркупп. — Учиться хорошо можно всегда... Ты уже в прошлом году продвинулся довольно далеко — в отряде из-за тебя едва не появилась двойка, — сказала Сильви Куллеркупп Кийлике. И она закончила свое выступление, сказав, что нас, включая Топпа и Каура, следует обязать жить по расписанию.

Теперь я и подошел к тому, с чего, по правде, следовало бы начать. Как Сильви Куллеркупп повела, так другие ее и поддержали. Тут же на сборе нам составили расписание на сегодняшний день.

— Кто минуты ценить не научится, из того передовик не получится, — сказала Сильви Куллеркупп и написала это на доске.

Но когда мы выразили опасение, что дело непривычное и по силам ли нам жизнь, которая идет но строгому расписанию, она добавила:

— Если друг тебе опора, не страшны любые горы.

Под этим она, конечно, подразумевала, что я должен опираться на Кийлике, и наоборот.

Когда мы наконец разошлись со сбора, было уже половина третьего.

— Хорошенькое дело, — сказал Кийлике. — Через пятнадцать минут мне положено зубрить английский, а я еще возле школы. Мотоцикла у меня нет и такси мне не подали, так что придерживаться расписания будет до вольно трудно.

Я не пал духом. Я сказал:

— Эта Куллеркупп ошиблась насчет опоры. В теперешнем положении тебе больше нужны ноги друга. Если кто-то поведет или, как говорят спортсмены, задаст темп на дистанции, можно и без мотоцикла вовремя успеть в интернат.

И я пустился бежать, подавая пример Кийлике, ибо из-за большого собственного веса бегать самостоятельно ему трудно.

Как вообще известно и можно прочесть в журнале «Физкультурник», спортсмены, бегущие за лидером, всегда показывали лучшие результаты, и конечно, Кийлике с моей помощью успел бы вовремя к учебнику английского языка, если бы на мосту нам не встретился классный руководитель, товарищ Пюкк.

— Ага, Сихвка и Кийлике, — сказал учитель Пюкк. — Вот кстати. Идемте со мной, поможете принести из магазина учебные пособия.

Всякому без объяснений понятно, что учителя следует слушаться.

Потому что если не послушаешься, можно, конечно, вовремя успеть к учебнику английского языка, но что произойдет на следующем уроке зоологии, тоже известно. Вот мы и помогли учителю отнести в школу несколько чучел грызунов, два застекленных ящика с бабочками, барометр-анероид и еще желудок животного из искусственного материала, открывающийся, как шкаф на петлях, и состоящий из рубца, сетки и сычуга.

Когда мы пришли в интернат, было уже без десяти четыре.

— Поторапливайся! — сказал я Кийлике. — Принимайся за свой английский.

Но Кийлике покачал головой и мрачно спросил, разве я не помню, в чем мы поклялись на сборе отряда.

Теперь и я вспомнил, как мы в конце сбора стояли в строю и Куллеркупп спросила:

— Сихква и Кийлике, готовы ли вы точно выполнять свое дневное расписание?

И мы ответили:

— Всегда готовы!

И я понял, что, конечно, Кийлике уже не может возиться с английским языком, поскольку время, отведенное на приготовление английского, сейчас кончится. И я тоже не могу, потому что с четырех до пяти у меня, как и у Кийлике, по расписанию баскетбол и другие игры с мячом, которые предусмотрены для того, чтобы наше физическое развитие не захирело, как это теперь часто случается.

Лови быка за рога, человека — на слове, гласит старинная пословица, и на сей раз нам удалось сдержать свое обещание.

Но когда настало пять часов и мы хотели приступить к следующему пункту программы дня, нас постигла неудача, потому что на лестнице нам встретился заведующий интернатом товарищ Кадастик. И сказал точно те слова, которые я тут пишу:

— Сихвка и Кийлике, во дворе у бани завалилась поленница. Идите сложите ее заново.

Так нам не удалось с пяти до шести часов выполнить свое обещание. Потому что, хотя мы и пытались объяснить товарищу Кадастику, что общественная работа по плану у нас позже, он об этом и слышать не захотел. И о нашем обещании также. И мы складывали дрова все то время, что было предназначено по плану для геометрии.

Вот я и рассказал честно, как случилось, что Кийлике получил двойку по английскому, а я по геометрии. Пионер держит свое слово, и мы сдержали, как смогли. За правду не бьют, говорит старинная пословица, но учительница английского языка и учитель геометрии нас наказали, потому что они и слушать не захотели, как все было и что мы не виноваты.

Если бы председатель совета отряда Куллеркупп не взяла с нас клятвы строго придерживаться программы дня, мы бы могли выучить английский и геометрию перод сном. Но это время было предусмотрено для прогулки и личных дел.

Век живи, век учись, говорит старинная пословица, и верно. Теперь я знаю, что само по себе расписание или программа дня не обеспечивают высокой успеваемости.







Яан РАННАП

Как мы нарушили ночной покой в интернате

Объяснительная записка Агу Сихвки директору школы

Яан РАННАП

Как я испортил костюм почетному гостю

Объяснительная записка Агу Сихвки директору школы