Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Яан РАННАП

Яан РАННАП
Как я сломал школьный магнитофон

Добавлено: 9 января 2011  |  Просмотров: 5047


(Объяснительная записка Агу Сихвки директору школы)

Чтобы честно рассказать все, как было, я должен начать с того урока эстонского языка, на котором учительница говорила нам о Пушкине и о том, как Онегин застрелил на дуэли Ленского с расстояния в двадцать пять шагов.

Во время следующего урока, когда мы собирали на школьном участке овощи, Кийлике подошел ко мне и оскорбительно замекал:

— Неумека, неумека, неумека!

Тогда я, под впечатлением рассказа учительницы эстонского языка, взял у Каура перчатку — своей у меня не оказалось — и бросил ее Кийлике.

А Топп сказал, что он мой секундант, и отмерил шагами двадцать пять метров. Каур стал секундантом Кийлике и принес нам обоим помидоры.

Как известно, у дуэлянтов должно быть одинаковое оружие, но мне Каур дал зеленый помидор, а Кийлике — гнилой. Поэтому я не мог достоять до конца и в последний момент бросился на землю. А гнилой помидор Кийлике полетел прямо в живот учителю, товарищу Пюкку, который как раз подошел проверить, как движется работа.

Учитель страшно рассердился, потому что на пальто осталось пятно и вообще продуктами нельзя бросаться. И нас с Кийлике отвели в школьную канцелярию, где мы должны были в наказание стоять, хотя я и не был виноват, потому что нашел-то гнилой помидор Каур, а бросил его Кийлике.

Сначала мы стояли в канцелярии возле двери, но когда бухгалтера товарища Мятаса вызвали взвешивать мясо для интерната и в помещении никого не осталось, кроме нас, Кийлике передвинулся к той полке, где лежали иллюстрированные журналы, а я подвинулся вслед за ним.

Тут-то Кийлике и обнаружил статью, которая возбудила в нас большой интерес. Там сообщалось, что иностранный язык можно легко изучить во сне, если записать слова и падежи на магнитофонную ленту и несколько раз за ночь прокрутить ее спящим.

Мы прочли статью два раза. Потом Кийлике сказал:

— Вишь, какая история! Почему же нам об этом не говорили?

Я ответил:

— Может быть, еще не успели.

Но Кийлике не поверил:

— Об этом нам не хотели говорить. Если все так просто начнут во сне учить иностранные языки, учительница английского языка останется без работы. И учителя других языков тоже. И куда же их девать?

Поскольку пионер никому не желает зла, мы с Кийлике решили ни одному человеку не говорить об изучении языков во сне. Но Кийлике не сдержал слова, это видно из того, что, когда я вечером вернулся с тренировки в интернат, мальчишки нашей комнаты рассуждали, где бы достать магнитофон. А Каур предлагал всем за пятнадцать копеек учебник английского языка, но это была, конечно, шутка.

Я очень разозлился на Кийлике, что он все разболтал:

— Теперь я вижу, как держат слово. Честное слово врать готово. И что будет с учительницей английского языка?

Но Кийлике не смутился:

— Ничего с учительницей не случится. Нам вовсе не обязательно знать английский язык в совершенстве. Будем учить во сне только то, что задают на дом. Это просто повысит общую успеваемость.

На это мне нечего было возразить, и мы все вместе принялись обсуждать, где бы достать магнитофон. И конечно, все мы вспомнили, что в кабинете иностранных языков в шкафу имеется магнитофон, на котором в правильном произношении записаны отрывки из учебника в расчете на половину учебного года. И отдельно новые слова каждого отрывка, который дает нам прослушивать на уроке учительница.

После недолгого совещания мы отправились посмотреть, крепко ли заперта дверка шкафа в кабинете иностранных языков. Конечно, все это происходило под покровом глубокой тайны.

Дверка оказалась очень крепко запертой, но Кийлике заявил, что он сын слесаря и внук мастера по отмычкам и что, если немножко унять голос его совести, эта дверка не устоит.

И тогда мы начали унимать голос совести Кийлике.

Каур сказал:

— Мы же не воровать собираемся. Просто возьмем напрокат ненадолго.

Я сказал:

— Технику надо использовать на всю катушку.

Каур сказал:

— Брать учебные пособия для занятий никогда не запрещалось.

И так далее.

Когда же Топп, который смотрел в окно, сказал, что вообще-то можно было бы попросить магнитофон у дежурного преподавателя Рехеметса, но он — смотри, смотри — с авоськой в руке как раз идет в сторону магазина, голос совести Кийлике умолк окончательно, и он вынул из нагрудного кармана гвоздь с загнутым концом.

Бумагу надо экономить, потому я не стану здесь описывать, как мы доставили магнитофон в спальню, это происходило, разумеется, тайком, а продолжу с того места, когда уже наступило время ночного сна, который, как всем известно, начинается, согласно распорядку дня в интернате, в двадцать два часа тридцать минут.

После того как воспитатель Рехеметс заглянул в нашу комнату, нашел ее в состоянии покоя и удалился по своим делам, мы поднялись снова. А Кийлике взял пять спичек, отошел с ними в угол комнаты и сказал оттуда:

— Лотерея-аллегри. Кто вытащит спичку с головкой, может спокойно ложиться спать.

И велел нам тащить.

Поскольку мне сразу досталась спичка без головки, другим уже не требовалось ничего разыгрывать. Ведь тот, кто вытащит спичку без головки, должен остаться дежурным у магнитофона. И они все позалезали в постели со словами, что кому не везет в игре — повезет в любви. Эти слова, адресованные мне, были слабым утешением.

Затем Топп просунул ногу между прутьями спинки кровати, Каур закусил угол подушки, а Кийлике сказал, что ученье свет, а неученье тьма, и я включил магнитофон.

Но когда женский голос все читал себе и читал «lesson twenty three», а также новые слова одно за другим и Кийлике тоже уснул, я начал понимать, до чего же мне не повезло. И я задумался, что же произойдет, если завтра я не буду знать английского урока. А что я не буду его знать, это было ясно наперед, потому что вечером, когда готовили домашние задания, я, надеясь на новый метод, не выучил ни слова.

Как говорит преподаватель естествознания товарищ Пюкк, человеческий мозг в трудном положении начинает работать вдвое быстрее, так случилось и со мною. После некоторого напряжения я понял: нет другого пути, чтобы спасти свою и всего класса среднюю успеваемость, кроме как выучить урок и новые слова во сне, с помощью того же метода, что и мои соседи но комнате.

Тогда я взял из кармана пиджака Кийлике тот самый гвоздь с загнутым концом и пошел посмотреть, можно ли им открыть кабинет физики и не найдется ли там какого-нибудь приспособления, чтобы магнитофон включался и выключался без моего участия.

И гвоздь открыл дверь, и я принес в нашу спальню электромагнит, проволоку, мешочек с дробью и такую машину, которая, если ее крутить, дает ток. Но поскольку я еще не знал, как устроить автоматический включатель-выключатель магнитофона, а храпение Кийлике мешало мне думать, я решил проверить, нельзя ли унять этот храп с помощью электромашины. И просунул проволоку между пальцами ног Кийлике, а потом покрутил ручку. Этот поступок оказался необдуманным, ибо Кийлике так сильно хватил рукой по тумбочке, что мешочек с дробью полетел прямо на магнитофон.

Старая эстонская пословица говорит, что несчастье не предупреждает о своем приходе. Так оно и есть. Потому что еще раньше Каур снял с магнитофона крышку, чтобы посмотреть магнитофонное устройство, и поэтому дробинки попадали внутрь магнитофона. Но достать их оттуда рукой было трудно, и я попытался сделать это с помощью электромагнита.

Но после того, как я довольно долго держал электромагнит над магнитофоном, он, вместо того чтобы вытянуть изнутри дробинки, размагнитил большую часть ленты, где были записаны двадцать английских уроков, которые начитала на ленту доцент университета, жившая в Англии.

Теперь я и подошел к тому, о чем учительница английского языка сказала «преднамеренное преступление» и записала то же самое в моем дневнике. Потому что она и слушать не пожелала, как все случилось. И что не было преднамеренно.

Преднамеренно действовал только Кийлике, подло обломав, как выяснилось позже, головки у всех пяти спичек.

С моей стороны не было никаких злых намерений. Это могут подтвердить Каур и Топп. Если бы я знал, как действует электромагнит на магнитофонную ленту, я вытащил бы все дробинки пальцами.







Яан РАННАП

Почему я по утрам опаздываю в школу

Объяснительная записка Агу Сихвки классной руководительнице

Яан РАННАП

Как мы пытались завести школьный грузовик

Объяснительная записка ученика 6-го класса пионера Агу Сихвки заведующему учебной мастерской