Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Любомир ФЕЛЬДЕК

Любомир ФЕЛЬДЕК
Из жизни зеркал

Добавлено: 23 марта 2008  |  Просмотров: 5168


В то лето у меня не было срочной работы, и я решил посвятить свободное время наблюдениям. Кто наблюдает за жизнью бабочек, кто ещё за чем — а вот наблюдал ли кто-нибудь за жизнью зеркал? И я решил изучить жизнь зеркал.

Первое зеркало, за которым я стал наблюдать, было струящееся. Лежало оно на речной глади, и речка уносила его вниз по течению. В своих учёных записках я назвал его зеркалом водным.

Был вечер, и над водным зеркалом склонялись девушки и звёзды.

— Как мы прекрасны со звёздами в распущенных косах! — говорили девушки.

— Как мы прекрасны в распущенных косах девушек! — говорили звёзды.

Заслышал эти слова старый водяной, что жил в реке, и позеленел от зависти. Он-то не видел ни девушек, ни звёзд, себя самого и то не видел. Да и как ему было увидеть, когда был он за зеркалом!

Спустился завистник водяной в долину, приволок и сбросил в реку здоровенный камень. Повыше камня уровень реки поднялся, а пониже — опустился. И вода заструилась по камню тонкими змейками, словно украшенные звёздами косы девушек, на которые водяному так хотелось взглянуть. Вот посиживает он под этим водопадом и ждёт, когда водное зеркало доплывёт до его камня, перевернётся и он наконец увидит и звёзды, и девушек, и самого себя.

Ждал водяной, ждал, да не дождался. Зеркало и правда перевернулось, но разглядеть в нём старый хрыч ничего не успел — оно распалось на тысячу никому не нужных осколков. А водяной и поныне сидит под тем водопадом, думает-гадает, как бы ему тысячу осколков заново склеить.

По берегу ходят люди, которые никогда не интересовались жизнью зеркал, ничего не замечают и думают, будто под водопадом мерцает и дробится пена. Другое зеркало, за которым я наблюдал, было зеркало стоячее. Стояло оно в одной квартире, в спальне, как стоят тысячи зеркал в тысяче других квартир. В своих учёных записках я назвал его зеркалом обыкновенным.

Зеркало обыкновенное мало чем отличалось от зеркала водного. Едва я начал за ним наблюдать — дзинь! — зеркало задела девочка, которая жила в той квартире с мамой и папой, и оно рассыпалось на тысячу никому не нужных осколков. Осколки разлетелись по ковру, а от зеркала осталась одна пустая рама.

Тут в спальню вошла девочкина мама. Она собиралась примерить перед зеркалом шляпу. Услыхала девочка мамины шаги и поскорее залезла в пустую раму. Сколько раз девочка слыхала: «Ты как две капли воды похожа на маму!» Может, мама не заметит, что зеркало разбито? Мама встала перед зеркалом и надела шляпу. А девочка напялила на голову корзинку, которую держала в руке. Мама и правда ничего не заметила, смотрит на свою дочку с корзинкой на голове и говорит:

— Кажется, эта шляпа мне к лицу.

Вдруг из корзинки высыпались незабудки, которые девочка только что сорвала у реки, высыпались и упали прямо на ковёр.

— Ах! — воскликнула поражённая мама. — Что это сыплется из моей шляпы? И взглянула себе под ноги.

«Я пропала!» — подумала девочка в раме, она-то знала, что на ковре перед зеркалом лежат осколки!

А мама нагнулась, взяла в руки один осколок, посмотрела в него и воскликнула:

— Да тут незабудки! Наверное, их нарвала и приколола к моей шляпе доченька!

Девочка в раме глубоко-глубоко вздохнула и подумала:

«Какое счастье, что глаза у моей мамы голубые, как незабудки!»

Из наблюдений над жизнью двух зеркал я сделал вывод: живётся зеркалам невесело. Рано или поздно любое зеркало — и обыкновенное и водное разбивается на тысячу никому не нужных осколков. Сделал я этот вывод, и стало мне отчего-то грустно. За третьим зеркалом наблюдать уже не хотелось. Сидел я этак невесёлый, смотрел на чистый лист бумаги и размышлял о печальной жизни зеркал. И вдруг — что это? — на листе бумаги отразились мои мысли! Мысль за мыслью — и страничка набралась. Страничка за страничкой — и сказка готова! А в сказке ожили и первое разбитое зеркало, и второе, точно никто никогда их не разбивал.

Тут я снова развеселился. И, весёлый, говорю себе: «Отчего ты думаешь, будто зеркалам плохо живётся? Очень даже хорошо! И самая приятная жизнь у третьего зеркала, у того, что лежит перед тобой на столе. Это зеркало отражения мыслей. Зеркало, в котором отражаются даже разбитые зеркала». А так как это зеркало — простой чистый лист бумаги, на котором можно писать, я назвал его в своих учёных записках зеркалом писательским. Если бы оно ещё и в огне не горело!







Любомир ФЕЛЬДЕК

Гашпарко и слон

Ох, уж эта почта! Раз, к примеру, прислали по ошибке в Гашпарковцы слона. Пожалел Гашпарко беднягу слона и оставил у себя.

Любомир ФЕЛЬДЕК

Любкина сказка

Однажды вечером я подумал: пойду-ка расскажу своей дочери Любке какую-нибудь сказку. Сперва расскажу, потом запишу, и можно будет вставить её в книжку.