Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Любомир ФЕЛЬДЕК

Любомир ФЕЛЬДЕК
О медлительном продавце

Добавлено: 23 марта 2008  |  Просмотров: 4038


Это могли придумать в любом городе — сообразили и в Сказочном! Что же именно? А то, что без бакалейной лавки обойтись нельзя. Старую лавку, как мы знаем, превратили в магазин грампластинок и вот теперь открыли новую бакалею. Вернее, не открыли, а открыл. Открыл её продавец Матей Расторопный — взял длинный шест с крюком и поднял тяжёлую железную штору.

Только успел он открыть новую лавку — сразу же в ней выстроилась очередь. А как же иначе! Ведь у всех истощились продовольственные запасы. Очередь тянулась из лавки на улицу, вдоль улицы до самого последнего дома и там загибала за угол. За углом я её уже видеть не мог и потому точно не скажу, где она кончалась. Зато твердо знаю, что каждый, кто стоял в очереди, держал в руках сумку, а кто не держал сумку, тот держал две сумки. Кроме тётушки Анны Пустозвоновой — она стояла в очереди первой и держала в руках целых три сумки.

— Ох, и накуплю же я сегодня продуктов! — сказала тётушка Анна Пустозвонова. — Прежде всего попрошу вас, пан продавец, взвесить мне килограмм пилёного сахару.

— Килограмм сахару, — повторил Матей Расторопный и положил на весы бумажный пакет. Потом набрал из бумажного мешка полный совок сахару. Осторожно потряс его над раскрытым пакетом, и — прыг! — в пакет соскочил кусочек сахару. Матей Расторопный дождался, покуда весы, чуть покачнувшиеся при падении этого кусочка, остановятся, потом посмотрел, сколько кусочек сахару весит. Что же он увидел? Увидел, что весит кусочек сахару очень мало. Тогда продавец снова осторожно потряс совок над раскрытым пакетом — прыг! — в пакет соскочил второй кусочек сахару.

— Не собираетесь ли вы взвешивать весь килограмм сахару по кусочку? удивилась тётушка Анна Пустозвонова.

— Ничего не поделаешь, — пожав плечами, отвечает Матей Расторопный, обычно я взвешиваю сахар по полкусочка, но сегодня нужно торопиться, сами видите, какая очередь!

— Да он с ума сошёл! — хором воскликнули все покупатели.

А продавец Матей Расторопный дождался, пока весы, чуть покачнувшиеся при падении второго кусочка, остановятся, увидел, что и два кусочка сахару весят очень мало, ещё раз осторожно потряс совок, и — прыг! — в пакет соскочил третий кусочек. Тогда Матей Расторопный спросил:

— Желаете ещё чего-нибудь?

Этого уже ни тётушка Анна Пустозвонова, ни остальные покупатели стерпеть не могли.

— Я пожалуюсь в городской магистрат! — воскликнула тётушка Анна Пустозвонова, схватила пакет с тремя кусочками сахару, бросила на прилавок одну крону и выскочила из лавки.

— В городской магистрат! — вскричали остальные покупатели, схватить им было нечего, на прилавок они ничего не бросили, но тоже выскочили из лавки.

В городском магистрате депутацию покупателей приняли вежливо. Выслушали жалобу на медлительного продавца Матея Расторопного, а так как жаловалась тётушка Анна Пустозвонова, жалобу поспешили удовлетворить. Как же иначе! Кто в очереди всегда первый, с тем лучше не связываться. Долго ли, коротко ли получает Матей Расторопный извещение, что жители Сказочного города в его услугах не нуждаются.

Однако послушайте, что было дальше. На следующий день заварила тётушка Анна Пустозвонова чаю. Бросила в чашку один из трёх кусочков сахару, которые взвесил ей бестолковый продавец, и стал у неё чай сладкий-пресладкий. Никогда в жизни не пила тётушка Анна Пустозвонова такого чаю. Допила — смотрит: на дне чашки лежит кусочек сахару — целым-целёхонек! Убыло от него так немного, что тётушка и разглядеть не могла.

«Что за чудеса!» — думает тётушка Анна Пустозвонова. Два оставшихся кусочка она припрятала на чёрный день, а тот, что уже побывал в чашке с чаем, одолжила соседке. Та одолжила его другой соседке, другая — третьей, и пошёл этот кусочек сахару путешествовать из квартиры в квартиру, из дома в дом. Везде его клали в чай, и всякий раз чай бывал сладкий-пресладкий, а на дне чашки оставался кусочек сахару — целым-целёхонек! Убывало от него так немного, что никто и разглядеть не мог.

Вот когда поняли жители Сказочного города, в чём тут дело! Видать, оттого этот сахар так медленно убывает, что медлительный продавец Матей Расторопный так медленно его продавал! И они снова побежали в городской магистрат — чтобы им вернули медлительного продавца.

— Ха-ха, любезные! — ответили им. — Коли хотите, чтобы мы снова пригласили медлительного продавца, сперва узнайте, где этот продавец живёт. Ведь мы известили его, что город больше в его услугах не нуждается, а куда он после того пошёл, не поинтересовались.

Услыхали такой ответ жители Сказочного города и решили отправиться на поиски медлительного продавца. «Будем искать хоть по всему свету», — решили они. Вот прочтите для интереса, какое объявление поместили они во всех газетах:

Дорогой продавец Матей Расторопный!

Вернись в нашу лавку, из которой мы тебя прогнали! Медлительность мы тебе давно простили, теперь она нам даже нравится.

Жители Сказочного города.

Спросите-ка у портного Нитки, когда у него было больше всего работы? Он вам ответит: когда все жители Сказочного города превратились в сыщиков. Днём и ночью шил он для них сыщицкую одежду. Но всё равно не справлялся с работой, и пришлось ему нанять подмастерье, о котором вы прочтёте в следующей сказке.

Целый год рыскали жители Сказочного города по белу свету, искали продавца Матея Расторопного на земле, под водой и в воздухе — всё напрасно, точно он сквозь землю, воду и воздух провалился. Даже на объявление не откликнулся.

Миновал год, жители Сказочного города устали рыскать по белу свету и занялись своими делами. Но про Матея Расторопного не забыли. И продолжали одалживать друг у друга тот вечный кусочек сахару, что когда-то купила в лавке тётушка Анна Пустозвонова. Так и ходил этот кусочек из дома в дом, и всякий раз, когда жители Сказочного города клали его в чай, они представляли себе, как было бы хорошо иметь ещё и вечный кофе, вечную соль, вечный изюм... и сокрушались, что нет больше в Сказочном городе медлительного продавца.

Вы, верно, хотите знать, куда делся медлительный продавец? А куда ему деваться? Никуда он не делся. Узнав, что он не будет больше продавцом в Сказочном городе, Матей Расторопный пошёл в каморку, что была за лавкой, снял белый халат и решил повесить его на гвоздь. Но гвоздь чем-то ему не понравился.

«Удержит он халат или не удержит? — размышлял Матей Расторопный. Пожалуй, не удержит».

Но потом передумал: «С чего это вдруг не удержит? Пожалуй, удержит».

И повесил белый халат на гвоздь, а гвоздь и правда его удержал.

Вышел Матей Расторопный из каморки, вышел из дому, вышел из Сказочного города и побрёл куда глаза глядят. Да только случилось это, когда уже ни в Сказочном городе, ни на всём белом свете никто его не разыскивал. Потому как размышлял он насчёт гвоздя целый год да ещё один день в придачу.

Вот почему не стоит вам удивляться, что хотя почти все мои сказки про людей, как почти все сказки Андерсена, кончаются свадьбой, у этой сказки будет другой конец. Ведь Матей Расторопный настолько медлителен, что даже если он женится через тысячу сказок — и то это будет слишком быстро!

Ну, а коли вам так не терпится почитать о свадьбе — пожалуйста! Тётушка Анна Пустозвонова вышла замуж. Если желаете, хоть за самого бургомистра! И свадьба их продолжалась столько дней, и чаю на ней было выпито столько, что от всех трёх кусочков волшебного сахара ничего не осталось.







Любомир ФЕЛЬДЕК

О бродячей халупе

Яно и Дюро из деревни Терховой были потомки нашего славного богатыря разбойника Яношика и, само собой, тоже парни хоть куда, или, как нынче говорят, оторви да брось.

Любомир ФЕЛЬДЕК

О сказочной нити

Кто внимательно читает и не пропускает страниц, тот, наверно, помнит, что у нас в Сказочном городе жил портной Шимон Нитка и был у портного Нитки новый подмастерье.