Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Любомир ФЕЛЬДЕК

Любомир ФЕЛЬДЕК
Об уродливой принцессе

Добавлено: 23 марта 2008  |  Просмотров: 4344


У испанского короля Филиппа была дочь Клара. Когда пошёл Кларе девятнадцатый годок, разослал король Филипп по белу свету послов — искать для дочери путного жениха. Объехали послы белый свет и отыскали такого парня в Словакии, в нашем Сказочном городе. А звали его Яно Валашка. Вы уже вспомнили? Ну да, тот самый спасённый пациент из Сказки о волшебном слове.

Обрадовалась испанская принцесса, когда дошла до Испании добрая весть о женихе. Обрадовалась, что её мужем будет словак, потому как давно вычитала из книжек, что словаки не только доблестные молодцы, но и хорошие мужья: они часами простаивают в дверях кухни и судачат с жёнами, а когда надо позабавить детишек, умеют ходить на четвереньках и лаять по-собачьи.

И вот вступили послы с Яно Валашкой на испанскую землю, а там уж всё готово к свадьбе. Встречать Яно вышла процессия: впереди её король вёл под руку свою дочь, принцессу Клару. А за ними шёл священник, чтобы тут же обвенчать молодых.

Но всё получилось совсем не так, как было задумано. Едва будущие супруги встретились, глянул Яно на невесту и обмер... Ну и уродина эта принцесса Клара! Одноглазая, да и один-то глаз кривой! Волосы седые, ноги колесом и ни единого зуба!

Сразу Яно Валашке расхотелось жениться. Вырвался он из рук свиты, подпрыгнул, подскочил — да и был таков! Поражённые испанцы только и увидели, как вдалеке мелькают пятки Яно, как перескакивает он через испанские укрепления в три с половиной метра высотой — и вот уже след его простыл...

Зарыдала принцесса Клара. Да и как ей было не рыдать, коли жених удрал прямо из-под венца. И добро бы ещё обыкновенный жених! А то жених, который понравился ей с первого взгляда! Из очей испанской принцессы Клары потоком полились слёзы. Падали эти слезы на траву-мураву, оседали на цветочках. И всякая былинка — будь то хоть простая мята или лаванда — тотчас превращалась в цветок, который зовётся кукушкины слёзки. А во что превращались кукушкины слёзки? Ох, и не спрашивайте!

Плакала испанская принцесса, рыдала, а потому как испанские принцессы, когда плачут, всегда поют, пела и принцесса Клара. Плакала и пела:

Как у нашего села

вода камень точит.

А меня мой Яно

да — ox! — любить не хочет!

Фирма «Супрафон» записала песню испанской принцессы на долгоиграющую пластинку. Распродали таких пластинок несколько миллионов, разошлись они по белу свету, и стала песня испанской принцессы гвоздём сезона. Она получила первую премию и на фестивале в Сан-Реми, и на фестивале в Детве, в Словакии; пели её кинозвёзды с экрана и почтальоны, какой-то моряк обучил этой песенке попугая, а одна глухая девочка до того хотела её послушать, что к ней даже вернулся слух!

Жители нашего Сказочного города решили закрыть бакалейную лавку и открыть магазин грампластинок. Вернее, магазин, где продавалась одна грампластинка. Та, на которой пела принцесса... Рыдания принцессы ни на миг не прекращались, вся Испания была в трауре, а все испанские садовники выращивали одни лишь чёрные лилии.

Что же тем временем делал наш Яно Валашка?

А что ему было делать — он тонул.

Сразу же за испанскими укреплениями плескалось море. Перепрыгнул Яно Валашка стену в три с половиной метра высотой и — плюх! — прямо в воду. А ведь в Словакии нет моря, и потому Яно Валашка не мог знать, как в море плавают. Махал он, махал руками, махал-махал ногами и думал, что плывёт назад, к испанскому берегу. Ан не тут-то было, испанский берег всё удалялся и удалялся, пока совсем не скрылся из глаз, и Яно Валашка выплыл на самую середину моря. Он уж было перестал махать руками и ногами: мол, будь что будет, пускай море несёт его, куда вздумает, пусть хоть совсем поглотит... Но вдруг в самую последнюю минуту увидал на горизонте корабль.

Поднатужился Яно — снова из последних сил стал махать руками и ногами. К тому времени он уже смекнул, как в море плавают, а потому не старался приблизиться к кораблю, а наоборот, старался от него удалиться. Правильно смекнул Яно! Долго ли, коротко ли — подплывает он к кораблю. Обрадовался, вскинул разом обе руки, ухватился за борт и взобрался на палубу. И что же? От удивления Яно чуть не свалился назад в море!

Корабль, на который с таким трудом вскарабкался Яно Валашка, был совсем крошечный, чуть побольше дамской сумочки. Корабельный винт вращался где-то сбоку и гнал судёнышко вперёд — а был тот винт чуть побольше дверной ручки! Чудо ещё, что Яно Валашка уместился на таком корабле! А какое чудо, что корабль вместе с ним не пошёл ко дну! Наверное, этот кораблик не тонул потому, что кроме винта у него был ещё пропеллер, который крутился на палубе. Он крутился и крутился, и из него лилась музыка. Разглядел Яно Валашка пропеллер внимательней и расхохотался:

— Ха-ха-ха! Да ведь это же обыкновенная граммофонная пластинка! И сбоку вовсе не винт, а ручка старого граммофона! Выходит, еду я не на корабле, а на большом граммофоне!

И правда это был граммофон. Единственная вещь, уцелевшая после крушения океанского корабля. Корабль затонул во время бури и давным-давно спит на дне морском, а граммофон с этого корабля всё плывёт и плывёт и наигрывает свою песенку, а на граммофоне сидит Яно Валашка и слушает. И вот что он услышал:

Как у нашего села

вода камень точит.

А меня мой Яно

да — ox! — любить не хочет!

Конец этой сказки вы легко угадаете сами. Яно Валашка по голосу узнал испанскую принцессу Клару. И понял, что поёт она о нём. Растрогала Яно песня. «Пускай принцесса Клара будет какая угодно уродина, — подумал он, — пускай хоть уродливее всех на свете, зато она меня любит. И поёт обо мне песню. Где я ещё найду такую жену, кто станет так меня любить и запоёт обо мне песню?» Поворотил Яно Валашка свой граммофон и приплыл в Испанию.

И была в Испании славная свадьба.

Спрашивает священник жениха:

— Милый Яно, готов ли ты любить принцессу Клару, даже если у неё всего один глаз?

— Готов, — отвечает Яно Валашка.

— Даже если этот единственный глаз кривой?

— И тогда готов, — отвечает Яно Валашка.

— И если у неё седые волосы?

— Всё равно готов.

— И если у неё ноги колесом?

— Готов.

— И если во рту у неё ни единого зуба?

— Всё равно я готов её любить! — воскликнул Яно Валашка. — А если кто вздумает над ней посмеяться, он и сам останется без зубов!

— Что ж, тогда вы муж и жена, — сказал им священник.

Тут испанская принцесса Клара скинула маску, и Яно Валашка увидел, что принцесса прекрасна. Оказывается, в Испании такой обычай: невеста приходит на свадьбу в самой уродливой маске, а жених должен поклясться, что всё равно будет её любить. Жаль, не знал Яно этого обычая. Не пришлось бы ему скакать через укрепления высотой в три с половиной метра да сражаться за жизнь с морской стихией. Зато мир не услыхал бы чудесной песни. Теперь все её знают. Вот она:

Как у нашего села

вода камень не точит.

А на мне мой Яно

да — ox! — жениться хочет.

Только в одном словацком селе, о котором поётся в этой песне, не рады, потому как пересохла их речка и вода в ней не точит больше камень... Но что поделаешь, на всех не угодишь!







Любомир ФЕЛЬДЕК

О волшебном слове

В некотором царстве, в некотором государстве, но не иначе, как в нашем Сказочном городе, жил да был молодой волшебник доктор Фокус-покус.

Любомир ФЕЛЬДЕК

Потерянная принцесса

Действие детективной сказки (а к вашему сведению, сказки бывают и детективные) — действие сказки, которую я собираюсь рассказать, начинается в тот момент, когда на башне королевского замка в главном городе королевства (его названия мы упоминать не будем) колокол отбивал полночь.